Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/opinions/2018/11/1/948820.html

Революционный террор возможен и в эпоху айфона

   1 ноября 2018, 17::45
Фото: общественное достояние

Человека избивают в милиции, и он думает, что видел ад. Другой человек не может купить дорогие лекарства больному ребенку и тоже думает, что видел ад. Нет. Не видел. Но настоящий ад всегда где-то рядом.

Иногда мне кажется, что мир устроен разумно. Сколько шуму было в социальных сетях вокруг нападения на колледж в Керчи! По стоп-кадру с камеры наблюдения расшифровывали надпись на майке (как будто бы это важно). Захлебываясь от энтузиазма, строили версии. Искали «украинский», «американский» и невесть какой еще «след»...

И еще без конца повторяли: «Нужно говорить и писать об этом поменьше, чтоб не превращать несчастного убийцу в героя, не подавать другим малолетним придуркам пример»... Но остановиться не могли.

Пока не грянул день комсомола. И день памяти жертв репрессий. Очередное «вкусное».

На чрезвычайное происшествие в Архангельске (17-летний юноша, по нынешним меркам еще подросток, привел в действие взрывное устройство в здании ФСБ, убил себя и ранил еще троих) реакция совсем другая. Тишина. Почти молчание.

Может быть, «мало жертв» – людское любопытство питается кровью.

А может – каким-то шестым, двенадцатым, двадцать четвертым чувством мы поняли: вот теперь по-настоящему страшно. Вот этот «пример» может запустить такую цепную реакцию, что «мало» не покажется никому.

Немного истории.

1877 год. Петербургский градоначальник Трепов, нарушая закон о запрете телесных наказаний, приказал высечь арестованного за участие в демонстрации студента. Просто за то, что тот не снял перед ним шапку.

Спустя полгода, в январе 1878 года, член организации «Земля и воля» Вера Засулич стреляет в градоначальника из пистолета. Не убивает, а только ранит, хотя пыталась убить. Суд присяжных оправдывает ее. Общество встречает оправдательный приговор с восторгом.

Роман «Бесы» Ф. М. Достоевского издан за шесть лет до этого события. Но – где Достоевский с его многословными «прозрениями» и скучными «предостережениями» и где сегодняшние газетные заголовки! Конечно, заголовки важнее.

Общество ликует: держиморда наказан. Теперь каждый чиновный негодяй и подлец будет, как выражаемся мы теперь, спустя полтора века, «ходить опасно». Слава героине Вере Засулич!

Согласитесь, это заманчиво: сегодня ты узнаешь о том, что какой-нибудь чиновник «злоупотребил» (а значит, увеличилось количество свечных заводиков у его бабушки и заграничных квартир у племянницы), а завтра этого чиновника застрелили или пырнули ножом.

Заманчиво?

Вот и тогда казалось – заманчиво. В течение года вслед за выстрелом Засулич совершено еще около десятка покушений. Через два года – произведен взрыв в Зимнем дворце (убито и ранено несколько десятков человек). Еще через год – убит Александр II.

С тех пор масштабы террора только нарастали. Джинн вылетел из бутылки, и его стало невозможно запихнуть обратно. В течение 1905 года, например, в Российской империи было убито и ранено уже 3611 (три тысячи шестьсот одиннадцать!) государственных чиновников.

Кто-то сейчас напишет комментарий: «Вот и хорошо, нам бы так». Оно понятно: свечные заводики, «макарошки» – все это раздражает. Только знаете, что остановило в конце концов революционный террор?

Гражданская война. Террор захлебнулся самим собой, достигнув пика. Вспоротые животы. Размозженные булыжниками головы. Четвертованные, с выколотыми глазами и содранной кожей трупы «буржуев» и трупы «красной сволочи».

Если кто-то думает, что это было давно, и теперь, в эпоху айфона, такое невозможно, он ошибается.

Такое возможно всегда. Те несчастные, рукоплескавшие народовольцам, тоже думали, что повторение Смутного времени, когда вешали пятилетних детей, а женщин начиняли порохом «там» и взрывали – просто так, ради потехи, невозможно. Но все повторилось.

Человека избивают в милиции, и он думает, что видел ад. Другой человек не может купить противоестественно дорогие лекарства больному ребенку, которых у страховой медицины нет и не будет, и тоже думает, что видел ад.

Нет. Не видел. Но настоящий ад всегда где-то рядом.

Увлечь подростка протестным пафосом – проще простого. Заставить пойти на смерть того, кто еще толком не жил и не понимает ни ценности жизни, ни настоящей разницы между «прозябанием» и «геройской смертью», – тоже решаемая задача.

Устроить ад на земле проще, чем кажется. А вот остановить – сложнее. Он, как пожар, горит, пока не заканчивается топливо. Пока не заканчиваются те, кто еще недавно приветствовал смерть как «решение проблемы» и «социальную справедливость».

Что делать?

«Мне отмщение – Аз воздам», эпиграф к роману Льва Толстого, строчка из Послания к римлянам апостола Павла. Смысл: не думай о мести, оставь это Богу – Он воздаст твоим обидчикам и врагам. Фраза должна быть девизом нашей государственной машины. «На Бога надейся, а сам не плошай».

Проще говоря – государство не может предотвратить политический террор, если условия для него созреют: не смогло тогда – не сможет и сейчас. Но... оно сможет его возглавить. Оно может сделать «свечные заводики» смертельно опасными (а не милыми шалостями, как сейчас).

И второе направление. Про которое, наверное, никому даже не интересно слушать, но я скажу.

Детям, подросткам должно быть интересно жить. Что это значит? Ну вот поиграл он в одну компьютерную игрушку, поиграл в другую... Что дальше-то? Игрушки заканчиваются, начинается бессмысленная взрослая жизнь: поработали, поели, легли спать – завтра на работу...

Пустота!

Вот затеяли мы «десятилетие детства». Я от него жду многого – и вместе с тем ничего не жду. Не верю. Все закончится косноязычной чиновной болтовней, составлением «программ» и «отчетностью». А вот дело – будет ли?

Нужны долгосрочные многоступенчатые проекты, в которые ребенок может «играть» долгие годы. Всю жизнь.

Скажем, начинаешь с одной игры, переходишь на другую, сложнее, потом еще сложнее, выстраиваешь связи с другими игроками, совершенствуешься и соревнуешься, потом твой проект (продукт игры) участвует в системе конкурсов, ты получаешь возможность обучаться и совершенствоваться – и по итогам «игровой деятельности» (на самом деле трудоемкой и вполне серьезной), а не по обезьяньим «результатам ЕГЭ», поступаешь в институт, где твой дипломный проект оказывается продолжением все той же «игры»...

Да, я брежу. Но бредить могу не только я, есть люди и поумнее, надо только их собрать, организовать и выделить им зарплату. Это решаемо. Главное в другом.

Каковы будут цели всей этой деятельности?

Если, скажем, строительство горнодобывающего поселка на Марсе (и пусть в результате получится не поселок на Марсе, что-то другое, но получится), или достижение бессмертия (пусть в результате мы научимся «хотя бы» бороться с ретро-вирусами), или путешествия во времени, или нанороботы – это одно.

#{author}А если, как бывало до сих пор, целью молодежной и детской политики остается «свечной заводик» (стремление к личному «успеху», власти и славе), то ничего не получится.

Мне кажется, сейчас всякими политиками заправляют люди, у которых просто не хватает воображения ни на что, кроме свечного заводика. Ну а какие еще могут быть интересы в жизни? Кроме как «одет-обут, сыт до икоты, студенты перед тобой шапки ломают, жена рожает в Америке»? Полет к альфе Центавра, что ли, хи-хи-хи-хи?

Вот именно. «Хи-хи-хи».

Революция должна произойти там, в мозгах взрослых, «очень взрослых», «совсем взрослых» – «старшаков», чтобы ее не произошло здесь, в мозгах детей.

И тогда многие, я надеюсь, выживут.