Александр Тимохин Александр Тимохин Возможна ли морская блокада России

Для многих датчан противодействие России – продолжение борьбы со славянами за жизненное пространство в Средние века. Сегодня Дания – государство, активно помогающее режиму Зеленского. Поэтому нельзя исключать, что датчане вновь перейдут очередные красные линии.

17 комментариев
Татьяна Бондарчук Татьяна Бондарчук Как помочь бегущим с Запада на родину соотечественникам

Чтобы вернуться в Россию по программе переселения соотечественников, документы надо подать в российском дипломатическом учреждении в стране пребывания. Но если разрешить это делать в России, это поможет вернуть на родину еще десятки тысяч людей.

3 комментария
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Северяне всегда побеждают южан

23 июня 1865 года капитулировал Стэнд Уэйти – последний генерал южан в Гражданской войне в США. Продлившись более четырех лет, она навсегда изменила Америку. Спецоперация на Украине длится меньше, но уже сейчас у этих конфликтов можно найти много общего.

7 комментариев
1 марта 2023, 11:00 • В мире

Венгрия ждет появления на Украине еще одной армии

Венгрия ждет появления на Украине еще одной армии
@ Mateusz Wlodarczyk/ZUMA/Global Look Press

Tекст: Дмитрий Бавырин

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан считает, что военный конфликт может охватить весь Европейский континент. Сценарий эскалации он видит в том, что одна из стран НАТО решит послать свои войска на Украину. И надо понимать, что свидетельство Орбана – особенное. К нему стоит прислушаться.

«Вся Европа шаг за шагом скатывается к войне», – рокотал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на первой весенней сессии парламента, где у его партии абсолютное большинство. Пробрюссельская либеральная оппозиция (само собой, антироссийски настроенная) на последних выборах была буквально разгромлена.

Паникерство такого рода венгерский премьер демонстрировал и ранее (и это только одна из причин, почему западные элиты считают его «паршивой овцой» в стадах ЕС и НАТО). Он из тех немногих натовцев, кому весь наш многоступенчатый конфликт с Западом и Украиной категорически не нравился с самого начала, поскольку ничего хорошего ни для себя, ни для Венгрии Орбан от него не ждал.

Он был и остается противником антироссийских санкций и сторонником мирных переговоров. Он единственный в ЕС поддержал китайский план урегулирования на Украине, который в Брюсселе вообще отказались считать планом урегулирования. Он повторял и повторяет: дело идет к разорению Евросоюза и самоубийственной для всего континента войне, ответственность за которую ляжет в том числе на Запад.

Но было в его речи и кое-что новое, из серии особо любопытных страхов. Орбан опасается, что у какой-нибудь из стран ЕС «сдадут нервы» – и она направит свои войска против российских на Украину. 

Как говорится, стыдно подозревать, когда вполне уверен: «какая-нибудь» страна называется Польшей. Известна она и под другим именем – «гиена Европы».

Во-первых, больше так поступать и некому, если брать соседей Украины (если не только соседей, это уже операция нескольких стран, а не просто «сдали нервы»). Для прибалтов это будет полетом мухи на костер (местные элиты проводят самоубийственную политику, но все же не настолько самоубийственную). Словаки в принципе не заинтересованы. Считается, что заинтересованы как раз венгры – в рамках ирреденты с Закарпатьем, но Орбан вроде как не про себя говорит. 

Как ни смешно это звучит, лет десять назад на что-то такое могла отважиться Румыния, возглавляемая тогда достаточно агрессивным (чтоб не сказать – отбитым) империалистом Траяном Бэсеску. Но с тех пор страна была во многом переподчинена Брюсселю и перестала считаться «больным ребенком ЕС», от которого черт-те что можно ждать (этот статус перешел к Болгарии, Польше и Венгрии).

Во-вторых, о том, что поляки готовятся «рискнуть» и оккупировать Запад Украины («вернуть исконно польские земли» в трактовке польских национал-консерваторов), открытым текстом заявлял глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин.

Были и другие свидетельства в пользу подобного шага как с российской, так и с польской стороны. И всё же свидетельство Орбана особого рода.  

Среди польской элиты есть сторонники аннексии Галичины и Волыни. Их просто не может не быть, учитывая, что когда-то эти земли действительно были польскими, а реваншизм в некоторой степени характерен для всех крупных народов. А российская сторона, положа руку на сердце, пристрастна к полякам. Мы знаем, что они нас ненавидят, мы ждем от них подлянки, мы наделяем их имперскими намерениями, с которыми сами сталкивались прежде.

Другое дело – Виктор Орбан. Он для польской элиты большой друг и важный союзник. С учетом контраста между клинической русофобией поляков и рационализмом Орбана, это может показаться из России странным, но Варшаву и Будапешт объединил общий враг – еврочиновники, требующие подчинения по слишком болезненным для местных консерваторов вопросам, например, вопросам миграции из исламских стран, гендерного равенства, гей-прав и т. д. Поэтому оба еврогосударства сейчас находятся под санкциями Брюсселя – им урезали так называемые выравнивающие дотации, приняв в штыки ряд национальных реформ.

Для польский власти, стремящейся стать ведущей силой в ЕС и перепрошить Евросоюз под себя и американцев, ситуативный альянс с Орбаном представляется настолько значимым, что там стараются не замечать его «русофилии» и «капитулянтства», перенаправляя весь негатив на этот счет на Германию (как на конкурента за влияние в ЕС).

В какой-то момент казалось, что чаша весов все-таки склонилась в сторону русофобов: гневную отповедь Орбану озвучил сам Ярослав Качиньский – лидер правящей партии и серый кардинал польской политики. Но это ничего не изменило, а вскоре Качиньский вовсе покинул исполнительную власть (но не руководство правящей партии), хотя занимал специально под него созданный пост вице-премьера, курирующего всех силовиков. Выглядело это так, что деда убрали подальше, чтоб не крошил батон на полезных людей.

В общем, Орбан не от врагов ждет коварства, а что-то такое подозревает (или даже знает) про своих закадычников и крепость их нервов. И это дает ему повод опасаться третьей мировой войны.

Другое дело, что это вопрос фокуса. Если бы всё происходящее происходило на век-другой раньше, раздел Украины между Россией и Польшей казался бы самоочевидным решением, которое принесло бы выгоду обеим сторонам (точно так же в свое время и Польшу делили, причем неоднократно). Но теперь страна с суверенной внешней политикой в Европе – это скорее исключение, чем правило: та же Варшава может перечить Брюсселю, но почти никогда – Вашингтону. Как он решит, так и будет.

Действительно, ввод польских войск на Украину чреват столкновением с войсками России. В случае перетекания конфликта на территорию самой Польши, это может означать начало войны между Россией и НАТО, очевидно – третьей мировой, не исключено, что ядерной.

Но именно – может означать. Орбан наверняка знает, что знаменитый пункт Устава НАТО о коллективной обороне не задействуется автоматически. В случае военного вторжения на территорию альянса его члены соберутся на совещание о том, какими будут ответные меры и будут ли они вообще.

То есть западные (американские прежде всего) элиты должны принять принципиальное решение о большой войне, сама по себе или из-за польской дури она не начнется, как не началась, например, из-за военных конфликтов турок (тоже члены НАТО) с греками, курдами и много кем еще. Ни у поляков, ни у турок не та роль в мире, чтоб устраивать из-за их амбиций армагеддон.

Актуальная позиция США – до военного противостояния РФ с НАТО ситуацию не доводить, даже если этого хочется президенту Украины. И всё же у Орбана есть повод нервничать. Приоритеты и логика политического действия у многих западных лидеров подчас настолько абсурдны, что репутация НАТО как «неприкосновенного блока» или иллюзорное «единство Запада» могут показаться им важнее, чем спасение Европейского континента от катастрофы.

Премьер Венгрии знает этих людей – и польских, и американских, и общеевропейских – давно, хорошо и лично. Он считает, что Польша может послать войска на Украину, а НАТО вступить в войну с РФ. Он говорит это, как один из лидеров Североатлантического альянса и старый союзник Польши.

Кажется, к его свидетельству действительно стоит прислушаться.

..............