Взгляд
9 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 18:06  |  vz.ru
Разделы

Проблемы западной цивилизации ведут к большой крови

Дмитрий Грунюшкин, писатель
Вакханалия псевдолиберализма, которая разразилась на пышных полях Западной цивилизации, выливающаяся в самые ублюдочные и постыдные формы, заставляют меня думать, что мы на пороге серьезных перемен, грозящих отнюдь не одному Западу. Подробности...

Миграционная политика России становится осознанной

Глеб Простаков, журналист
Один из вопросов, которые ставит перед Россией обновленная «новая нормальность», звучит так: нужны ли падающей экономике мигранты? По разным оценкам, в России одновременно пребывают до 12 млн мигрантов – цифра, сравнимая с населением Москвы. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Традиция должна стать нашей реальной идеологией

Борис Межуев, политолог
Слава Богу, что антипрививочники не победили сторонников советского вакцинирования. Но это только в одной этой области, а в скольких других торжествуют инноваторы? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

    Лучшие образцы флешмоба «Изоизоляция»

    Более двухсот тысяч россиян приняли участие во флешмобе «Изоизоляция» в соцсетях. Участники акции, коротая время в самоизоляции, позируют как герои картин известных художников. К примеру, эта девушка изобразила Офелию с полотна Джона Эверетта Милле
    Подробности...

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Стало известно о договоренности России и Саудовской Аравии о сокращении добычи нефти

        Главная тема


        Работодателям понравилась «удаленка»

        речь президента


        Песков прокомментировал фразу Путина о печенегах и половцах

        Россия - НАТО


        США заявили о перехвате противолодочных российских самолетов у берегов Аляски

        изотонический раствор


        Минздрав включил соль в список средств для профилактики коронавируса

        Видео

        победа над коронавирусом


        Путин поделился с россиянами уверенностью

        крик в пустоту


        Идею отобрать Крым у России похоронит ее автор

        управление государством


        Коронавирус оставил Британию без лидера

        выход на улицу


        Москвичей предостерегли от главной ошибки самоизоляции

        Меры контроля


        Сергей Худиев: QR-код – это еще не печать Антихриста

        Авторитет подорван


        Сергей Мардан: Эффективный Китай выигрывает у бессильного Запада

        Мир сходит с ума?


        Анна Долгарева: Настало время вцепиться в социальные нормы

        викторина


        В чем российские женщины опередили весь мир?

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помогать другим странам в борьбе с коронавирусом?

        Почему конфликт в Большом Камне взволновал всю страну

        «Ребенок начал позволять себе нецензурные выражения и прочее. Муж не сдержался и макнул его головой в унитаз»   21 февраля 2019, 20:25
        Фото: Виктор Бартенев/Интерпресс/ТАСС
        Текст: Антон Крылов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Избиение ребенка в школе приморского города Большой Камень стало одной из наиболее читаемых и обсуждаемых новостей по той причине, что подобное могло случиться практически в любой российской школе. Что делать, чтобы пятиклассники не доводили одноклассниц до операционной, а родителям не приходилось макать школьных хулиганов головой в унитаз?

        Практически в каждом учебном заведении есть как минимум один, а в худшем случае целая группа хулиганов, справиться с которыми преподаватели не в состоянии. И многие родители могут представить себя на месте того отца, который макнул хулигана головой в унитаз.

        Впрочем, не меньшее количество взрослых будут требовать крови этого родителя, потому как трогать чужих детей нельзя ни в каком случае.

        Для целой страны не так уж принципиально, действительно ли пострадавший школьник ударил девочку так, что той удалили селезёнку, или мы имеем дело с наговорами. Это важно для Большого Камня, так что расследование должно быть тщательным и всеобъемлющим.

        Но, повторим это еще раз, подобные хулиганы есть в каждой школе. И очень важно, чтобы конфликтные ситуации пресекались задолго до перехода в стадию физического воздействия – и конфликты между детьми, и тем более конфликты с участием взрослых.

        Бывший детский омбудсмен Павел Астахов несмотря все скандалы, сопровождавшие его работу на этом посту, безусловно разбирается в теме. В интервью газете ВЗГЛЯД он отметил, что основная вина лежит не на хулигане, но и не на родителе, который не смог сдержаться. Потому что пресечением конфликтов должно заниматься школьное руководство.

        «Очевидно, что там назрел конфликт, и то, что про него либо не знали, либо старались не замечать и не предпринимали никаких действий, – это прямая вина руководства образовательного учреждения и системы образования. Задача руководителя образовательного учреждения – в соответствии с Законом об образовании – организовать условия, безопасные для жизни и здоровья всех участников образовательного процесса», – подчеркнул Астахов.

        «Если у мальчика опекун – бабушка, и она не справляется, то можно поставить вопрос о назначении дополнительной опеки, это может быть не только родственная опека. Если совсем не справляется, то у нас есть целая сеть специализированных учреждений открытого и закрытого типа, куда помещают по решению суда детей с девиантным поведением и где их перевоспитывают», – напомнил он.

        По мнению бывшего омбудсмена, в стране есть все необходимые законы, просто их надо внимательнее читать и использовать. «Ответственные люди есть на местах, у нас вся система укомплектована – начиная от губернатора, который лично отвечает за каждого ребенка, и кончая уполномоченными на местах, которые также за это отвечают. Нужно, чтобы нашелся человек грамотный, опытный, компетентный, умный, толковый. Это может быть и уполномоченный, и руководитель городского образования, и вице-губернатор, и прокурор, который соберет всех – и детей, и родителей, и опекунов, и представителей органов опеки и ПДН за один стол и скажет: вы не выйдете отсюда, пока не найдете решения. И этот вопрос решится», – уверен Астахов.

        Конечно, привлекать вице-губернаторов к решению каждого школьного конфликта – это, наверное, перебор. Но в случаях, когда дело доходит до реального насилия, лишним не будет.

        Скажем, в Москве подросток сломал челюсть ровеснице. К такому случаю не грех подключиться профильному вице-мэру.

        Вообще, подростковая жестокость в последние годы растет – это статистически зафиксированный факт.

        «По общероссийской статистике, более 10 лет количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снижается. При этом жестокость детей возрастает. Возрастает серьезно. Рост тяжких и особо тяжких преступлений за последний год составил 17%», – сообщил начальник управления организации охраны правопорядка в жилом секторе и деятельности по исполнению административного законодательства ГУОООП МВД полковник полиции Станислав Колесник.

        По данным Совбеза, ситуация еще хуже. Николай Патрушев назвал показатель в 25% – это рост особо тяжких преступлений, которые совершают несовершеннолетние.

        Конечно, можно во всем винить интернет и видеоигры, но всплески подростковой жестокости бывали и в советское время, когда интернет еще был локальным проектом министерства обороны США.

        Поэтому, как ни относись к Астахову лично, похоже, в данном конкретном случае он прав. Большую часть времени дети и подростки проводят в школе под постоянным присмотром – учителей на уроках и видеокамер на переменах. Родителям по сравнению даже с временами 10-летней давности гораздо проще обмениваться информацией и координировать свое взаимодействие с администрацией школы благодаря «родительским чатам».

        Впрочем, и с чатами бывают непростые случаи: в Петербурге переехавшая с Украины женщина чуть не зарезала удалившую ее из детсадовского чата местную жительницу.

        В любом случае у современных учителей и современных родителей больше технических возможностей для того, чтобы контролировать поведение детей и координировать свои действия, не доводя ситуацию до «разборок» с применением физической силы.

        Но подростковая жестокость все равно растет. Попыток устроить в школах массовые бойни на американский манер всё больше не только в России, но и в патриархальной Белоруссии.

        Возможно, это вызвано тем, что у учителей банально нет времени на корректировку поведения детей и подростков. По сравнению с советскими временами количество разнообразных отчетов, которые должны заполнять преподаватели, значительно увеличилось.

        Возможно, дело в смене поколений: уходит «советская школа» и приходят родившиеся в постсоветские времена учителя, которые не очень понимают, как справляться с неадекватно ведущими себя подростками.

        Правда, нервы не выдерживают в первую очередь у представителей «старой школы»: в Комсомольске-на-Амуре и в Тольятти детей избили учительницы с 24-летним и 41-летним стажем соответственно.

        Причем в Комсомольске поведение избитого учительницей ребенка очень похоже на то, что писали про пострадавшего мальчика из Большого Камня: кидался стульями, прокусил учительнице палец, тыкал одноклассникам в глаза ручкой.

        И опять непонятно, почему директор и завуч не обратились в органы опеки с просьбой или даже с требованием перевести мальчика в спецшколу.

        Конечно, спецшкола – отнюдь не панацея, и это должно оставаться крайней мерой. Так мы возвращаемся к описанному Астаховым рецепту: собрать всех – и детей, и родителей, и опекунов, и представителей органов опеки и ПДН за одним столом. Причем не после того, как проблемный ребенок искалечит одноклассника или доведет учителя до нервного срыва, а после первых же проявлений агрессии.

        Возможно, Министерству просвещения вместо того, чтобы бодаться с издательствами за формирование федерального перечня учебников, в котором Генпрокуратура нашла коррупциогенные факторы, следовало бы обратить внимание на волну насилия в школах. Организовать, например, службу психологической помощи, которая бы выезжала в проблемные регионы. Или прописать необходимость присутствия в штате каждой школы квалифицированного специалиста-конфликтолога, а не нынешних декоративных психологов, многие из которых не вполне понимают, чем занимаются.

        Но делить рынок учебников объемом в 30 миллиардов рублей куда интереснее и приятнее, чем заниматься неблагодарной работой по наведению элементарного порядка в школах.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............