Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

13 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

23 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
27 июля 2012, 18:51 • Общество

Требуется доктор

Эксперты знают, как решить проблему липовых научных степеней

Требуется доктор
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Константин Строкольский

Несмотря на то, что Минобрнауки пообещало заняться приведением системы присуждения научных степеней в порядок, никаких видимых подвижек в этом направлении нет. Качеством диссертаций недовольны не только ученые, но и власть. Эксперты предлагают несколько вариантов решения проблемы – в частности, оставить только степень доктора наук, а не кандидата.

Дмитрий Медведев недоволен состоянием дел в сфере науки – на недавней встрече с «Открытым правительством» премьер потребовал как-то разобраться с плагиатом в работах студентов и преподавателей. В качестве санкции Медведев предложил выгонять плагиаторов из вузов. Он предложил законодательно закрепить такую меру. «Она вызовет большое количество конфликтов. Но если мы все-таки хотим с этим бороться, на нее надо идти», – полагает глава правительства.

Защита должна превратиться в научный мини-форум, а не в абсолютно бюрократическое мероприятие

Всерьез взяться за механизм утверждения диссертаций в России планировали давно. Начать процесс по упразднению кандидатов и докторов наук в профильном министерстве обещали еще в ноябре прошлого года – с тех пор никаких видимых движений в эту сторону не случилось. Логика министерства проста: в вузах должны остаться бакалавры, магистры и доктора наук: первые две степени присуждает вуз, докторской заведует диссертационный совет.

В Минобрнауки объяснили, что соответствующий процесс должен занять как минимум два года. Это время отводится на то, чтобы диссертационные советы, которые регулируют рассмотрение и защиту докторских и кандидатских диссертаций, а также обязаны следить за тем, чтобы кандидатами наук не становились люди, которые не умеют читать и писать по-русски, привели себя в соответствие с новым законом о высшем послевузовском образовании.

«В новом проекте положения о диссертационных советах нет кандидатских советов. Они могут либо привести себя в соответствие с новыми требованиями, усилив качественный состав (то есть стать по сути докторскими советами – прим. ВЗГЛЯД), либо закрыться», – цитируют директора департамента научных и научно-педагогических кадров министерства Елену Нечаеву «Известия».

По данным министерства, в 2010 году в России из 1392 диссертационных советов треть вообще не провела ни одной защиты докторской диссертации.

По мнению работников многочисленных экспертов, многих ученых, да и самих сотрудников Минобрнауки, научная степень из знака качества превратилась в девальвированный и оторванный от профессиональной сферы сертификат.

Как бы вы отнеслись к тому, что ваш ребенок решит получать среднее специальное, а не высшее образование?




Результаты

С ними согласен и декан философско-социологического факультета РАНХ и ГС при президенте, кандидат философских наук Петр Сафронов. Он предлагает  начать  процесс модернизации послевузовского образования и приведения его в соответствие с общемировыми стандартами с перестройки первых ступеней высшего образования.

«Та маскировка, тот спектакль, который мы видим на защитах докторских и кандидатских диссертаций, имеет в своем источнике либеральное отношение к списыванию, господствующее в вузах, отсутствие системы контроля плагиата и так далее. Будущие ученые уже на студенческой скамье приучаются к коррумпированным схемам», – уверен Сафронов.

Он предлагает три шага в совершенствовании системы рассмотрения научных работ. Это усовершенствование методов образовательной оценки и аудита с привлечением независимых экспертов, в том числе и из-за рубежа, а также из СМИ и бизнес-сообщества. Акцент на открытость и дискуссионность в процедуре рассмотрения диссертаций, внедрение возможностей проведения защиты онлайн в виде Skype-конференций.

«Защита должна превратиться в научный мини-форум, а не быть, как сейчас, абсолютно бюрократическим, сухим  и малоинтересным мероприятием», – считает Сафронов.

Бюрократы от образования

Присуждением научных степеней в России занимается Высшая аттестационная комиссия (ВАК), под началом которой работают диссертационные советы, имеющиеся при каждом вузе, регулирующие рассмотрение и защиту докторских и кандидатских диссертаций.

При вступлении в силу новой нормы в ведении диссоветов останется функция присваивать звание доктора, а полномочия ВАК будут существенно сокращены.

Уже сейчас функции ВАК фактически сведены к проверке работы диссертационных советов и выявлению некачественной научной деятельности. Сокращение функций ВАК чиновники из министерства объяснили неэффективной работой ведомства.

Однако в том, что Аттестационная комиссия сможет в ходе реформы полностью исчезнуть, эксперты не уверены. По мнению преподавателя Высшей школы экономики, кандидата философских наук Кирилла Мартынова, ВАК нельзя отменить, потому что «важные люди сделали на нем свою карьеру».

«ВАК состоит из людей, которые занимают серьезные позиции в ректорском или административно-преподавательском сообществе. Эти люди учили президентов, депутатов, они имеют определенное влияние, которое им не хочется терять», – считает эксперт.

Петр Сафронов полагает, что само существование ВАК тормозит процесс интернационализации российской науки.

«Традиционный изоляционизм и оборончество, присущие российскому образованию и науке, дополнились тенденцией на формализацию и господство условных индикаторов в оценке научной продуктивности, например, количеством публикаций в ваковских журналах», – говорит эксперт.

Доктор политических наук, профессор РГГУ Сергей Черняховский не склонен столь радикально оценивать деятельность Аттестационной комиссии. Он полагает, что ВАК, как может, пытается справиться с нарушениями в сфере науки и ужесточить критерии оценки научных работ.

«Сейчас идет достаточно много низовой халтуры, но особенно много ее было в 90-е годы, когда прежние критерии были признаны устаревшими и создавать можно было что угодно – большей частью это была макулатура», – рассказывает профессор.

В чем разница

Высшая ученая степень доктора наук, звучащая как «доктор философии» или PhD, появилась в Великобритании, Италии и Франции в 12-13 веках наравне со степенями «доктора богословия», «доктора права» и «доктора медицины».

«Доктором философии» могут быть ученые-физики, лингвисты, литературоведы, одним словом, все, кто не относятся к богословам, медикам или юристам.

В России какой-то категории уже состоявшихся деятелей науки при переходе на новые стандарты придется пожертвовать своим статусом, а жертвовать им не хочет никто, полагает Кирилл Мартынов. «Большая проблема – свести две российские степени к одной. Если ее получат только доктора наук, то кандидаты окажутся сведенными к положению каких-нибудь магистров, а если докторов и кандидатов уравняют, то взбунтуются доктора – за что они отсиживали свою задницу все эти годы?» – рассказывает эксперт.

В России не нужны международные стандарты в науке, уверен Сергей Черняховский, поскольку разница между нашими кандидатам и докторами и западными PhD – формальная.

«Все эти степени во многом – игра в слова при сохранении одних и тех же сущностей. И PhD, и кандидат наук – это человек, который знает состояние дел в своей научной области и способен как апеллировать к имеющимся точкам зрения, так и использовать ту или иную теорию для достижения тех или иных исследовательских результатов. Наш доктор наук – это уже человек, который создал свою школу и методологическую концепцию, на основании которой могут вести исследование и другие люди, – рассказывает эксперт. – Но и в США есть доктора высшей категории, сравнимые с нашими».

..............