Владимир Можегов Владимир Можегов Еврейский вопрос раскалывает Америку

Масштабы антиизраильских протестов в США потрясают. 65% американских студентов поддерживают пропалестинские выступления. В Колумбийском университете профессорам-евреям закрывают доступ в кампусы, опасаясь, что их появление «приведет к погромам», а студентам-евреям советуют воздержаться от посещения лекций.

4 комментария
Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

Те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
6 апреля 2023, 13:30 • В мире

Конфедерация Польши и Украины станет серьезным вызовом для России

Конфедерация Польши и Украины станет серьезным вызовом для России
@ imago images/Global Look Press

Tекст: Евгений Поздняков

Украина и Польша могут объединиться после окончания спецоперации. На это намекнул президент Владимир Зеленский, указав, что в будущем между двумя странами не будет никаких границ. В XVI веке аналогичное «партнерство» существовало в рамках Речи Посполитой. Каковы шансы создания «Речи Посполитой 2.0» и какие риски в таком случае могут возникнуть перед Россией?

Президент Украины Владимир Зеленский во время визита в Варшаву заявил, что между двумя государствами вскоре не будет никаких границ – ни экономических, ни политических, ни исторических. Издание «Страна» со ссылкой на собственные источники отмечает, что в офисе Зеленского обсуждают возможность создания конфедерации Украины и Польши, эдакой «новой Речи Посполитой».

«Эта идея пока смотрится как некая экзотика. Но тем не менее она появилась как один из вариантов ответа на важный, можно сказать, стратегический вопрос – как гарантировать безопасность Украины, если нашу страну после войны откажутся брать в НАТО», – цитирует издание слова источника.

Любопытно, что в Польше уже неоднократно заявляли о своих амбициях в отношении Украины. В январе бывший глава МИД Польши Радослав Сикорский сообщил, что Варшава рассматривала вариант аннексии западной части Украины в самом начале проведения Россией СВО. Официальная Варшава назвала эти слова «российской пропагандой», но эксперты считают, что Сикорский просто сказал то, что у польских властей давно было в планах.

При этом в середине марта польская дипломатия угодила в очередной скандал. Посол Варшавы в Париже допустил, что польской армии придется столкнуться с ВС России в случае, если ВС Украины будут разгромлены. Позже заявление дипломата дезавуировали, однако сделали это неуклюже. По мнению экспертов, в реальности Варшава вновь обозначила свои планы на украинский кризис – и в этом вопросе она расходится с другими партнерами по НАТО, которые не хотели бы расширения Польши.

Если Украина и Польша все же объединятся, в чем опрошенные газетой ВЗГЛЯД эксперты практически не сомневаются, это может стать мини-версией Речи Посполитой, которая существовала в период 1569–1795 годов. Объединение Королевства Польского и Великого княжества Литовского располагалось на территории современных Польши, Украины, Белоруссии и Литвы.

Ранее, когда президент Польши Анджей Дуда предложил Зеленскому «подписать капитуляцию России» в Переяславе, газета ВЗГЛЯД подробно разбирала ретроспективу отношений Варшавы и Киева. События 1569 года и 1654 года (Переяславская рада) до сих пор оставляют четкий отпечаток в памяти поляков. При этом в экспертном сообществе отмечают: де-факто Польша и так уже поглощает доступную ей часть Украины. Случится ли это де-юре, зависит от планов США.

«Сейчас Варшава оказывает военную помощь ВСУ не просто так. В ответ поляки начинают вовсю хозяйничать на Украине, планируя поставки энергии с украинских АЭС, прорабатывают другие энергетические и транспортные проекты, получают гигантскую рабочую силу в виде миллионов беженцев. Варшава извлекает все выгоды из конфликта на Украине», – сказал член комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Цеков.

«Поражение ВСУ на поле боя тоже выгодно Варшаве, пусть и в меньшей степени. В таком случае Западная Украина сама захочет войти в состав Польши в ожидании якобы европейского уровня жизни. Правда, в течение первых пары лет местные жители быстро разочаруются в отношении поляков к ним. Но это уже другой вопрос», – добавил собеседник. «Поэтому как бы ни развивалась ситуация на Украине, Польша получает и получит свои выгоды в любом случае. Вопрос лишь в их размере и масштабах», – отметил Цеков.

Эксперт-полонист Станислав Стремидловский напомнил, что Дуда уже высказывался в духе Зеленского и говорил год назад об отсутствии границ между двумя странами. «Идея создания единого польско-украинского государства не пользуется популярностью в польском обществе. Оно боится унаследовать проблемы, которые проявились во времена создания Речи Посполитой. В случае создания конфедерации с Украиной Польша получит дополнительные тяжелые вызовы», – уверен Стремидловский.

По его словам, поляки и без объединения с Украиной «высасывают из нее необходимые ресурсы», в том числе рабочую силу, но сейчас Варшава прежде всего хочет заработать на восстановлении страны и претендовать на получение от Запада финансового пакета в размере 10% от общих затрат, которые оцениваются в несколько сотен миллиардов долларов.

«Польша хотела бы большего контроля над местным самоуправлением в расчете на то, что официальный Киев продолжит контролировать часть территорий Украины. Если Запад действительно заинтересован в ее восстановлении, то деньги пойдут на строительство дорог, жилья, восстановление промышленности и энергетики. Если у Польши будет возможность контролировать правительство не только на национальном уровне, но и через местное самоуправление, большая часть контрактов достанется Варшаве», – пояснил собеседник.

Однако эксперт сомневается в том, что Польша сможет воспользоваться «ничейной землей» в случае поражения ВСУ. Стремидловский напомнил, что польская армия находится в самом начале своей перестройки, у нее практически нет флота, а ВВС «в плачевном состоянии». Поэтому только в случае инициативы со стороны западных областей Украины «Польша возьмет на себя ответственность за эти территории».

«У меня невольно возникает ассоциация с Варшавским договором 1920 года между Юзефом Пилсудским и Симоном Петлюрой. Поляки обещали Петлюре помощь против Советской России. Все это обернулось началом польско-советской войны, наступлением польских войск вплоть до Киева и закончилось подписанием в 1921 году Рижского договора и разделом земель. Я не исключаю повторения этой ситуации», – отметил эксперт.

По его словам, то, что делает Зеленский, «ближе к событиям вековой давности, когда Петлюра пожертвовал Западной Украиной в попытках сохранить за собой Киев, но в итоге он не преуспел в этом». С военной точки зрения любое сближение Украины с Польшей грозит еще большим приближением НАТО к границам России, добавляет политолог.

«Кроме того, если Польша станет федерацией, то она перестанет быть моноэтнической, украинскому языку должен быть присвоен статус второго государственного. Вот тогда мы получим ситуацию, когда опять появится польско-украинский проект, на который нам придется отвечать своим российско-украинским проектом. Такого рода конкуренция будет нести за собой вызовы», – предупреждает Стремидловский.

В то же время главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов отмечает, что в настоящий момент конфигурация международных отношений меняется настолько, что трансформация альянсов и границ становится возможной. Подчеркивается, что действующие процессы будут набирать обороты, что делает размышления об исторических параллелях с Речью Посполитой и Люблинской унией достаточно серьезными.

«Ну а если добавить сильное ощущение цикличности истории и повторяемости ее сюжетов, которое производит украинский конфликт и обстоятельства, с ним связанные, то так уж смеяться над «униями» и «Речью» не стоит. Вопрос о слиянии того, что сейчас Молдавия и Румыния, вообще витает в воздухе уже не как дымок от кальяна, а как один из практических сценариев», – добавил политолог.

«И в целом понятно, что европейская интеграция, какой она была во второй половине ХХ – начале XXI века, теперешних потрясений не переживет. После войны все будет выстраиваться как-то по-другому», – добавил Лукьянов.

«Если Украина сохранится в границах западных территорий, она вполне может быть включена в Польское государство. Однако важно сделать ремарку: это произойдет лишь в том случае, если США сочтут подобный исход наиболее выгодным. В принципе, Вашингтон устроит любая интеграция бесхозной земли в западный блок», – сказал главный редактор портала RuBaltic.Ru Александр Носович.

«Варшава сама по себе не потянет восстановление Украины и ее вхождение в состав Польши. Придется прибегать к западным капиталам, которые непременно будут согласовывать со Штатами, – отмечает эксперт. –

Разумеется, возникновение новой конфедерации вблизи российских границ станет определенным вызовом для Москвы».

«Во-первых, в этом случае под прямой защитой НАТО окажутся территории, которые мы привыкли называть «анти-Россией». Это позволит относительно безнаказанно сохранить на бывшей Украине весь тот идеологический накал, который привел к трагическим событиям и последующей СВО. Таким образом, Варшава получит хороший инструмент давления на Россию», – подчеркивает собеседник.

«Во-вторых, мы получим новое государство, с которым будет «зудеть» тема территориальных споров. Польша обязательно обратится к риторике, согласно которой большинство новых регионов России должны будут отойти именно ей. Думаю, особое внимание будет уделяться Херсонщине, потому что никто не против увеличить морские границы», – акцентирует эксперт.

«Однако данная ситуация подарит России и некоторое тактическое преимущество в сфере дипломатии. Каждый раз, когда нас будут обвинять в незаконности присоединения Мариуполя или Мелитополя, мы сможем резонно указать на новые границы Польши, добавив, что у Варшавы нет никакого морального права делать подобные замечания», – резюмирует Носович.

..............