Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

0 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

3 комментария
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Центр «Россия» как точка сборки нации

Людям захотелось понять – а что такое Россия сегодня? Как живут люди в Сибири, как на Дальнем Востоке. А как – в Марий Эл. И показывать ему «Свинарку и пастуха» совершенно ни к чему. А вот панораму жизни в стране и ее перспективы – очень даже нужно.

4 комментария
7 сентября 2018, 22:01 • Политика

Эрдоган сказал решающее слово по поводу наступления на Идлиб

Эрдоган сказал решающее слово по поводу наступления на Идлиб
@ Михаил Метцель/ТАСС

Tекст: Петр Акопов

Тегеранская встреча в верхах стала уже третьим совещанием «большой ближневосточной тройки» в составе России, Турции и Ирана. Обсуждали сирийское урегулирование и в первую очередь провинцию Идлиб, которую уже бомбит Россия и которую готовится взять под контроль Асад. Судя по всему, Путин, Роухани и Эрдоган смогли найти компромисс. В чем именно он заключается?

С тех пор как менее 10 месяцев назад, в ноябре прошлого года, в Сочи впервые встретились руководители России, Турции и Ирана, проходит уже третий подобный саммит. Тегеран-18, конечно, нельзя сравнивать с Тегераном-43 по степени важности принимаемых там решений, но и сводить все его значение к одной лишь сирийской теме было бы категорически неправильно. В ходе тегеранских встреч в двухстороннем формате обсуждались самые разные вопросы. От турецко-американских противоречий до давления США на Иран и способов противодействия этому.

Хотя понятно, что сама тройка возникла для урегулирования сирийского конфликта и именно сирийскому вопросу были посвящены трехсторонние тегеранские переговоры.

За время существования «тройственного альянса» ситуация в Сирии существенно изменилась. Асад вернул себе контроль над большей частью территории страны, и теперь все антиасадовские вооруженные формирования собраны в одной провинции, в Идлибе. Несколько десятков тысяч – немалая сила, но все понимают, что они обречены. Или на гибель в боях с сирийской армией, или на разоружение, или на отъезд – в этот раз уже за пределы Сирии (естественно, без оружия).

Учитывая, что Идлиб относится к сфере жизненных интересов Турции, Россия и Иран будут учитывать ее озабоченность и согласятся с тем, что какая-то часть вооруженной оппозиции (наименее радикальная) на какое-то время сохранит свои позиции – под присмотром и зонтиком Анкары. Но другим предстоит определиться, что они выбирают – мир или войну, в которой они обречены на поражение. При этом именно «тройка» будет определять скорость движения Идлиба (а значит, и всей Сирии) к миру – так, чтобы это не ущемляло интересы ни одного из ее участников.

А остальные державы уже утратили возможность влиять на ситуацию в Сирии

– включая даже США, которые еще делают вид, что от них что-то зависит. Накануне тегеранского саммита в Вашингтоне заявили, что будут очень рассержены в случае начала кровопролития в Идлибе, а также отказываются от планов вывода до конца года своих 2200 солдат с востока Сирии. Собранный в Средиземном море американский флот, конечно, может в случае начала операции в Идлибе ударить по сирийской армии под предлогом применения в Сирии химического оружия.

Но этот удар ничего не изменит – и даже не замедлит сам процесс решения идлибской проблемы. Которое сейчас полностью зависит от позиции «тройки» – и, судя по итогам встречи в Тегеране, три президента решили попросить Дамаск повременить с началом наступления. Решено предоставить дополнительное время на размежевание между теми в Идлибе, кто готов принять неизбежное, и теми, кто еще хочет повоевать.

Три страны призвали идлибских сидельцев к разоружению. Как сказал Хасан Роухани, Турция, Россия и Иран требуют от боевиков в Идлибе, чтобы они сложили оружие и мирным путем добивались своих политических целей, если таковые у них имеются. Владимир Путин назвал главной задачей на данном этапе изгнание боевиков из Идлиба, «где их присутствие несет прямую угрозу безопасности сирийских граждан и жителей всего региона». При этом российский президент уточнил, что попытки вывести из-под удара террористов под предлогом защиты гражданского населения являются недопустимыми и Идлиб в конце концов должен перейти под контроль Дамаска:

«Законное сирийское правительство имеет право поставить под свой контроль всю территорию страны».

Турция не против разоружения части боевиков. Но она не хочет масштабных боев в Идлибе, понимая, что это приведет к новому потоку беженцев на ее территорию. Не хочет Анкара и терять контроль над частью провинции, которая примыкает к ее территории и к землям сирийских курдов (их она рассматривает как угрозу своей безопасности). Поэтому Эрдоган и говорит:

«Население Идлиба серьезно страдает, бомбежка представляет угрозу для них. Я имею в виду гражданское население. Потому что начинается здесь волна миграции. В конце концов, население устремило взгляды на нашу границу, они могут вновь подойти к ней. С одной стороны, перемирие, а с другой – меры, которые должны применить в отношении террористов».

Эрдоган предлагал внести в текст совместного итогового заявления формулировку о перемирии в Идлибе – и эта позиция была принята двумя его собеседниками.

«Я считаю, что президент Турции в целом прав, это было бы хорошо. Но мы же за них не можем сказать, тем более не можем сказать за террористов «Джебхат ан-Нусры*» и ИГИЛ*, что они прекратят стрелять или прекратят использовать беспилотные летательные аппараты с бомбами», – заявил Путин. Президент явно намекает на регулярные атаки на российскую авиабазу Хмеймим.

После чего Эрдоган уточнил, что призыв разоружиться касается не только «Джебхат ан-Нусры», но и всех группировок.

«Я тоже поддерживаю, да, я согласен с президентом Эрдоганом», – отреагировал на это Путин.

Иначе говоря, отдельным идлибским группировкам предоставлена некоторая отсрочка

– за время которой турки «повлияют» на близкие или прислушивающиеся к ним отряды. Параллельно через какое-то время можно ожидать операций сирийской армии против той же «Джебхат ан-Нусры» (в тех районах, которые не представляются туркам принципиально важными).

Таким образом, уже к следующей встрече трех лидеров – а она пройдет в Москве где-то в начале следующего года – ситуация с разграничением непримиримых и готовых к разоружению в Идлибе должна определиться. Часть провинции к этому времени уже будет возвращена под контроль сирийских властей. Параллельно будет усиливаться процесс возвращения беженцев в разные уже мирные регионы Сирии – и к концу зимы на встрече в Москве можно ожидать окончательные решения по разграничению и умиротворению Идлиба.

И тогда следующий год станет годом реального внутрисирийского урегулирования и перехода к восстановлению разрушенной войной Сирии.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............