Взгляд
25 сентября, воскресенье  |  Последнее обновление — 11:36  |  vz.ru
Разделы

Суверенитет и непрерывность истории – две главные ценности президента Путина

Ирина Алкснис
Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Даже частичная утрата суверенитета всегда в нашей истории заканчивалась падением страны в пропасть и страшными жертвами, которые приходилось приносить, чтобы выкарабкаться из кризиса. Подробности...
Обсуждение: 24 комментария

Запад лишается иллюзий относительно СВО

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Выступление Владимира Путина поставило Америку и Европу перед новой реальностью в украинском вопросе. Пока что Запад эту реальность принимать не хочет – но придется. Подробности...
Обсуждение: 35 комментариев

Москва показала Киеву краешек своей колоды козырей

Владислав Исаев
Владислав Исаев, политолог
Причиной смены стратегии спецоперации стало то ли стремление сделать цену этого конфликта для Запада максимальной, то ли понимание того, что сохранять Украину даже в качестве обезоруженного и нейтрализованного «буфера» недопустимо. Подробности...
Обсуждение: 41 комментарий

На бывшей Украине проходят референдумы о вступлении в состав России

В пятницу в Донецкой и Луганской народных республиках, а также на освобожденных территориях Херсонской и Запорожской областей начались референдумы о вступлении в состав России. Участники голосования уверены, что мир может принести только Россия. Голосование продлится по 27 сентября
Подробности...

В Австралии прошли акции протеста против британской монархии

По всей Австралии, которая входит в состав Британского Содружества и где формально главой государства является король Великобритании, прошли акции протеста против монархии и, как говорят организаторы, расистского колониального империализма. В Мельбурне состоялась самая массовая акция – на улицы вышли тысячи людей
Подробности...

В Лондоне прошли похороны Елизаветы II

В Лондоне прошли похороны королевы Соединенного Королевства Елизаветы II, умершей 8 сентября в возрасте 96 лет. После государственной панихиды в Вестминстерском аббатстве катафалк направился через центр британской столицы в Виндзорский замок.
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...
19:30
собственная новость

Названы сроки создания модельных библиотек в Ставрополье

Модельные библиотеки откроют в Благодарненском, Георгиевском и Левокумском округах Ставрополья в 2022 году по нацпроекту «Культура», сообщила министр культуры края Татьяна Лихачева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Ракетный удар по гостинице в центре Херсона признали терактом

    Главная тема


    Церковь имеет шанс вернуть украденное большевиками

    Генассамблея ООН


    Лавров напомнил Западу, как Зеленский прогонял русских с Украины

    «Золотая неделя»


    В Пекине оценили ситуацию после слухов о госперевороте

    «захватнические войны»


    Российские блогеры отреагировали на интервью Алена Делона с Владимиром Зеленским

    Видео

    депутат-доброволец


    Милонов: «Под Попасной я воевал досыльником на гаубице»

    Бомба замедленного действия


    Как Сталин спасал от распада Советский Союз

    советский потенциал


    Наследие СССР поможет Грузии наладить выпуск беспилотников

    протесты оппозиции


    Ослабевший Иран проходит испытание на прочность

    настоящая история


    Как Россия сберегла свой ядерный щит

    выкарабкаться из кризиса


    Ирина Алкснис: Суверенитет и непрерывность истории – две главные ценности президента Путина

    новая реальность


    Геворг Мирзаян: Запад лишается иллюзий относительно СВО

    смена стратегии


    Владислав Исаев: Москва показала Киеву краешек своей колоды козырей

    на ваш взгляд


    Среди ваших знакомых есть люди, получившие повестки в рамках объявленной частичной мобилизации?

    Павел Руднев: Смещение «Сатирикона»

    9 ноября 2005, 00:23

    Свежая премьера «Сатирикона» - спектакль Константина Райкина «Смешные деньги» выпадает из репертуарной политики театра. Ругать спектакль не за что, но разговор о «Сатириконе» как феномене российского театра давно назрел.

    В последнее десятилетие «Сатирикон» вошел широким шагом. Прошедшая, но не проходящая эпоха была триумфальной – «Сатирикон» действительно стал лучшим театром Москвы. Ровно дышащим, идущим к публике без провалов и неудач, внедряющим новый стиль менеджмента. Это сегодня редкий театр, который не вызывает сомнений в ценности своей репертуарной модели.

    В 2000 году Владимир Путин, еще не ставший президентом, посетил «Сатирикон» в день 50-летия Константина Райкина, в день премьеры «Контрабаса». И тогда зал как-то очень рефлекторно встал на ноги, завидев фигуру нового монарха. Стало абсолютно очевидно, что культурная политика государства меняется.

    Борис Ельцин любил и привечал диссидентскую интеллигенцию, гонимых в прошлом художников, опирался на «старых работников культуры». Его главным театром был политизированный «Ленком», который он щедро одаривал, театр эзопова языка, якобы предвосхитивший перестройку. Путин выбрал другой образ культуры – Константина Райкина с его бешеным темпераментом, чисто менеджерским подходом к сцене, с его злой волей к победе, его способностью меняться. Именно в путинскую эпоху Райкин сыграл три свои великие роли – Контрабасиста, синьора Тодеро и Ричарда III.

    Стало абсолютно очевидно, что культурная политика государства меняется

    О многом говорит известный райкинский принцип – в репертуаре его театра на основной сцене должны всегда идти семь спектаклей, ни больше ни меньше. Своеобразная формула устойчивости. Это вопрос выживания репертуарного театра: спектакль идет 2-3 раза в месяц, и только так, по мнению Райкина, можно крепить мускулы спектакля, тренировать актерский организм и его не заморозить.

    Достаточно взглянуть на вялые репертуары других московских театров, чтобы оценить принципиальную позицию «Сатирикона», нашедшего самый верный ход к энергии выживания театрального организма – к проблеме, о которой другие просто перестали дискутировать, предоставив право времени и случаю руководить процессом.

    У Райкина обостренное чувство самолюбия, порой он выстраивает довольно агрессивные взаимоотношения с обществом, требуя, буквально требуя признания персональных заслуг. Эта актерская гордость, ничего не имеющая общего с бахвальством и тем более чувством «белой кости», пока еще ни разу его не подводила, сообщая Райкину и его театру бешеный ритм постоянно рабочего состояния, как бы…постоянной «эрекции», бодрости тела и духа.

    Райкин – «рабочий» театра. Семейные связи сыграли с ним и добрую, и недобрую шутку. «Сатирикон» имени Аркадия Райкина сегодня – театр принципиально не-райкинский, а такой, каким его совершенно не предполагал видеть Аркадий Исаакович. В этом измененном, переломанном стиле театра – глубокая воля Райкина-сына, нашедшего лично свою формулу успеха.

    В определенном смысле Райкин-сын все время борется с Райкиным-отцом за право быть самостоятельным и... побеждает. В трехсотлетнем синьоре Тодеро – тиране-Мафусаиле – в спектакле Роберта Стуруа Райкин сыграл собственного отца. Иронично и любовно.

    Его правление «Сатириконом» началось с виктюковских «Служанок», спектакля, отразившего эпоху и меняющийся эстетический и нравственный кодекс человека, освободившегося от идеологии. По собственному же признанию, испугавшись Виктюка – его «демонической» природы, «грандиозных имитаций» и «всепроникающего яда» – и в то же время признавая его цивилизационный вклад, Константин Райкин уводит «Сатирикон» в начале 90-х в другую, противоположную сторону.

    Тогда он пошел на сознательное снижение планки театра и делал то, что теперь называют «антрепризный театр внутри репертуарного», – легковесные постановки, танцевальные, простодушные. Тогда они резко отличались от всего московского репертуара, который еще не успел стать коммерческим.

    Константина Райкин (фото satirikon.ru)
    Константина Райкин (фото satirikon.ru)
    Первая половина 90-х вся ушла на нужды маркетинга – публику нужно было приучить к убогому кинотеатру на ветреном просторе Марьиной Рощи, до сих пор не благоустроенному. Из массы недостатков Райкин сумел извлечь массу выгоды – отдаленный театр он превратил в о с о б ы й, «особняковый», да попросту модный – такой, куда люди готовы приехать и с приключениями.

    Этот период был периодом накопления публики, накоплением авторитета. С этого периода «Сатирикон» уже не знал проблем с наполнением зала – по крайней мере, они всегда как-то решались. В театре появился очень мощный директор Анатолий Полянкин – сегодня одно из первых имен в идеологии и практике театрального топ-менеджмента, и возглавляемый двумя сепаратно мыслящими лидерами театр ринулся вперед.

    В «Сатириконе» начали ставить первачи: Фоменко, Фокин, Машков, Бутусов, Невежина, Стуруа. Театр, стабильно выпуская один-два хита в сезон, постепенно достиг первых вершин театрального истеблишмента, неизменно входя в рейтинги и лауреатские списки. Сам Константин Райкин сумел с помощью первого эшелона российской режиссуры достичь статуса «первого актера России». Но сумел сделать и большее: доказать, что «Сатирикон» – не театр одного актера. Суханов и Аверин, Стеклова и Иванова, Сиятвинда и Добронравов, Трибунцев и Вдовина составили костяк труппы. Выпустив актерский курс в Школе-студии МХТ и показав новых актеров «Сатирикона» в спектакле «Страна любви», Райкин еще и оказался первоклассным педагогом.

    «Сатирикон» – самый стабильный театр Москвы. С таким мощным багажом и отложенной премьерой «Собачьего сердца» в режиссуре Владимира Машкова «Сатирикон» подошел к «Смешным деньгам», о которых до первого показа было уже заранее известно, что Райкин делает абсолютно коммерческий проект «на потребу публики».

    Смотришь на его декорацию перед началом спектакля при отсутствующем занавесе – на веселенький павильон со скошенной мебелью и лестницей, дверьми и буржуазной обстановкой гостиной (типичный антураж антрепризных комедий) – и понимаешь, что «Сатирикон» отъехал по меньшей мере на 15 лет назад, в эпоху своих «Мнимых больных», «Багдадских воров» и «Этих свободных бабочек». В эпоху пестрых одежд, «танцевального театра», громкой музыки и беспредельного радушия, когда, как становится ясно с высоты сегодняшнего опыта, Константин Райкин наступал на горло собственной песне.

    Сцена из спектакля
    Сцена из спектакля "Смешные деньги" (фото Владимир Мышкин)
    Если искать профессиональные недостатки «Смешных денег», они лежат в области восприятия и недочетов драматургической техники. Пять лет назад комедия Рэя Куни «№ 13» еще могла прослыть откровением в комедийном жанре. Постановка Владимира Машкова во МХАТе была идеальным современным продуктом, шедевром стиля и сценического дизайна, кристально точно выстроенной смеховой параболы. Дальше российский театр узнал «Слишком женатого таксиста» и «Смешные деньги» и... обман рассеялся.

    Рэй Куни владеет одним единственным драматургическим методом, он «методоцентричен», он моностилист. В каждой пьесе изображается весьма нервная атмосфера, большой переполох в большом доме – постороннее событие взрывает традиционный ход вещей в заведенном как часы и всем наскучившем механизме. Чтобы спасти репутацию или выиграть, люди начинают безбожно и бесконечно врать, наслаивая ложь пластами, вовлекают и вербуют в свой лживый батальон все новых и новых соратников. Жертвы лжи начинают играть несвойственные им роли и выкручиваются из самых запредельных ситуаций. Главные темы для обыгрывания – гомосексуализм, насилие, туповатость, провинциальность, жажда наживы. Лживая «легенда» раздувается до масштабов снежного кома и рассыпается в один момент, когда главный лгунишка наконец хочет рассказать правду.

    Эта событийная модель используется Куни с конвейерной точностью. Представьте себе, если бы Гоголь модель «Ревизора» развил бы еще в дюжине комедий: ревизор в армии, ревизор на торговом корабле, ревизор в Священном синоде, ревизор в Польше, ревизор в дирекции Императорских театров. И в каждом из сюжетов использовал бы ту же немую сцену, тот же приход настоящего ревизора, а сцены вранья, любовных домогательств, падения Бобчинского повторялись бы в четко выверенном по часам моменте шоу.

    «Смешные деньги» написаны хуже двух первых комедий Куни. Беда этой пьесы, которую не удалось победить спектаклю, – зашкаливающее число сценических событий. Здесь ситуация меняется не каждые десять минут, как принято в идеальной пьесе положений, а каждую минуту или полминуты. Количество новой информации, которую нужно узнавать зрителю и переваривать, противоречит всем законам восприятия. На сцене наблюдается каша из событий. Идея овощного салата моментально исчезает, если ингредиенты порезать чуть мельче, чем обычно, если измельчить их до размеров гречки. В какой-то момент мозг просто отключается.

    В «Смешных деньгах» актерам чертовски не хватает текста, они устают от моторности и пустоты фраз – порой их бывает просто жалко. И Суханов, и Нифонтова, и Аверин, и уж тем более Марина Иванова – куда более сложные актерские организмы, даже в жанре плоской комедии достигали куда больших актерских вершин.

    Удивляешься умению скрывать свои интеллектуальные запросы. Каким сложным и бесконечно изобретательным может быть Константин Райкин и в режиссуре, и в актерской технике. Здесь же, в «Смешных деньгах», мы свидетельствуем тотальное насилие над самим собой, постоянное желание ущемить свои художественные потребности.

    Есть ли смысл в такой зажатости? Если зажимать себя, то ведь когда-то случится опасная сублимация. Есть ли вообще смысл в «коммерческом проекте», когда именно «Сатирикон» всегда обладал секретом успеха, а именно – умением интеллектуально насыщенное искусство сделать продаваемым? Ионеско и Кундера, Нотомб и Мердок, Зюскинд и Шекспир – сатириконовский репертуар не повторяется ни в одном театре Москвы.

    Театр Константина Райкина сегодня очень хочется призвать ставить перед собой более сложные задачи. Вопросы театральной экономики никогда не складываются из принципа «как продать простое», главный вопрос маркетинга – это всегда «как суметь правильно продать сложное». Дальше в сторону «Смешных денег» идти «Сатирикону» нет никакого смысла, иначе путь, некогда начатый постановками Фоменко и Фокина, окажется всего лишь случаем, а Москва потеряет театр, где обычно бывает не так, как всегда и у всех.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •