Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

11 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

50 комментариев
23 октября 2015, 16:43 • Клуб читателей

Такова была сила и безумная слабость советской пропаганды

Александр Аловров: Такова была сила и безумная слабость советской пропаганды

Такова была сила и безумная слабость советской пропаганды
@ из личного архива

В 80-е годы мне, правоверному пионеру, случайно попалась книга Льва Константинова «Схватка с ненавистью» о борьбе НКВД с националистическим подпольем Украины в послевоенный период. И только я понимал содержание тогда.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Александра Аловрова о том, советская власть боролась с национализмом на Украине в послевоенный период.

Только сейчас понимаешь масштабы той борьбы и безумную глупость советского руководства

В начале 80-х годов мне, правоверному пионеру, случайно попалась книга Льва Константинова «Схватка с ненавистью». Книга была в ужасном состоянии, автора я не знал, хотя читал тогда очень много, но все же я попробовал начать читать – и не смог оторваться.

В первую очередь потому, что события в книге происходили совсем недавно и кардинально расходились с господствовавшей тогда позднесоветсткой версией тотальной дружбы народов. Книга рассказывала, в художественной форме, о борьбе НКВД с националистическим подпольем Украины в послевоенный период.

Я был единственным человеком в школе, который знал, что такое ОУН*, УПА*, бандеровцы, мельниковцы, дивизия СС «Галичина», центральный провод ОУН, служба безпеки, курень, «Слава Украине! Слава Героям!», схрон, грепсы, аттентат и еще много всего неприятного.

Когда я пытался рассказывать об этой книге на уроках литературы – никто не понимал даже темы, а в то, что 30 лет назад на территории УССР фактически шли боевые действия, никто не верил.

Такова была сила и безумная слабость советской пропаганды. Понимал содержание книги только мой дед, служивший после войны в ракетной части на территории Хмельницкой области, но он мало рассказывал об этой странице своей долгой службы.

В ленинградском военном учебном заведении, где я учился, об этой теме знали крайне мало, хотя курсантов из УССР было много. Хорошо знали только несколько человек из Ивано-Франковской и Хмельницкой области, которые любили рассказывать анекдоты на ридной мове про москалей. Все смеялись над этими анекдотами. Вот и досмеялись.

В начале 80-х дико было читать такие строки Константинова про послевоенную Украину:

Посмеиваясь, хитрый атаман без единого выстрела взял всю большевистскую семейку – хлопцы вытолкали из хаты детей и женщину…

Сперва убили девочку – штыком, чтобы не тратить патроны. Потом мальчонку. Исполосовали ножами жену активиста. Председатель не мог даже кричать – ему заткнули рот шматком разорванной сорочки, спутали руки и ноги.

Злата впервые увидела, как седеют моментально, сразу. Наверное, это был очень сильный человек, потому что не потерял сознание, видел все до самого последнего мгновения, когда вошла ему в лоб пуля из маузера Рена.

Только сейчас понимаешь масштабы той борьбы и безумную глупость советского руководства, сначала не довершившего разгром националистического подполья УССР, а потом сделавшего ставку на забвение и страшных злодеяний националистов и самого факта существования ОУН/УПА. Нынешние поколения расплачиваются за глупость и политическую близорукость тогдашних партийных функционеров.

Для меня, получившего хорошую прививку от безразличного восприятия украинского национализма еще в детские годы, нынешние события на территории бывшей УССР не стали, как для большинства жителей России, неожиданностью.

То, что центральный провод ОУН снова в действии, боевики переместились из схронов в Раду, аттентаты практикуют в отношении неугодных новой власти людей, а курени переименовали в нацбаты  меня вовсе не удивляет.

Также меня не удивляет изумленная русская публика, считающая, что братский украинский народ испортили за прошедшие 25 лет независимости. Я же с этой публикой в одной школе и вузе учился, только читал немного больше и, как выяснилось, иногда весьма нужные и актуальные книги.

Лев Константинов в конце книги, когда наша чекистка возвращается с задания домой, написал фразу, относящуюся к середине прошлого века: «…Была поздняя осень. На Европейском континенте вовсю бушевали ветры «холодной войны».

Поскольку сегодня ситуация точно такая же, то и читать надо те же книги, а еще лучше, чтобы кто-то написал продолжение, но уже про наши дни.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............