Сергей Миркин Сергей Миркин Как происходящее в США отразится на майданной Украине

А если президентом станет Трамп? Для ЗЕ-команды это очень плохая новость. Из-за Зеленского против Трампа в 2019 году начали процедуру импичмента. А серый кардинал Андрей Ермак отказался помочь команде Трампа «утопить» семейство Байденов по делу компании Burisma.

0 комментариев
Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зеленая энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

26 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

9 комментариев
1 июня 2023, 13:32 • В мире

Запад хочет включить Армению в «дугу сдерживания» России

Британия и США мешают России установить мир на Южном Кавказе

Запад хочет включить Армению в «дугу сдерживания» России
@ Петр Ковалев/ТАСС

Tекст: Дмитрий Скворцов

Уже сегодня, 1 июня ожидалось подписание исторического документа – мирного соглашения между Арменией и Азербайджаном. И хотя это намерение в итоге было дезавуировано, нет сомнений, что обе страны близки к урегулированию отношений как никогда ранее. Почему более всего к установлению мира в регионе стремятся Россия и Азербайджан – и кто и зачем в итоге мешает им в этом?

Надежды на скорое замирение двух кавказских государств выражают и в Москве, и в Вашингтоне, и в Париже. Причем везде видят его через обязательное признание этими странами территориальной целостности друг друга и делимитацию границы между ними.

Оставшиеся разногласия

Для Армении это означает революционное изменение позиции и признание Нагорного Карабаха частью Азербайджана. Премьер-министр Пашинян фактически такое признание уже сделал. Для Азербайджана такое признание знаменует решение основной геополитической проблемы и ликвидацию последствий проигранной войны 1991–1994 годов.

Почему же непосредственные участники конфликта не торопятся заключить соглашение, к которому их подталкивают и США, и Франция, и Россия? В чем существо разногласий между ними?

Армения указывает на блокирование Азербайджаном прямого автомобильного сообщения с Карабахом. А Баку в свою очередь считает, что раз территориальная целостность Азербайджана признается, то и ввоз грузов на территорию Азербайджана (частью которой и является Нагорный Карабах) должен осуществляться с соблюдением таможенного досмотра и соответствующего оформления. В Баку готовы отойти от этого требования, обменяв свободный пропуск в Карабах армянских грузов на свободное же перемещение грузов в Нахичеванскую область, отделенную от основного Азербайджана землями Армении.

Но такой подход вызывает опасения в Ереване: если Зангезурский коридор связывает между собой территорию Азербайджана в его признанных границах, то Лачинский коридор, который должен соединять Армению и Карабах, является коридором между Арменией и областью на территории Азербайджана, статус которой еще предстоит определить…

Баку: как пожать плоды победы?

Одержав победу во Второй карабахской войне (27 сентября – 10 ноября 2020 года), Азербайджан вынужден был остановиться в шаге от полного достижения своих целей (полного освобождения своих территорий, занятых Арменией в ходе Первой карабахской войны). Теперь в Баку стремятся пожать результаты этой победы. Это означает восстановление международно признанных границ Азербайджана и возвращение азербайджанских беженцев в места своего прежнего проживания на территории Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов.

Баку важно сделать победу окончательной. Алиеву нужен мир, а не перемирие перед новой попыткой армянского реванша. Но для этого необходимо интегрировать Карабах в азербайджанскую политическую систему. А это значит не просто дать какие-то гарантии проживающим там армянам, но и добиться определенного уровня лояльности с их стороны.

Сделать это, особенно в условиях репатриации азербайджанских беженцев из Карабаха – задача если не вообще неразрешимая, то, по крайней мере, требующая немало времени. И Баку хочет получить гарантию невмешательства Армении на весь период окончательного урегулирования этой проблемы (то есть на неопределенно долгий срок). И лучше всего это обеспечит заключение мира, в котором Карабах окончательно будет признан азербайджанской территорией.

Цели Пашиняна, декларируемые и подразумеваемые

Для премьер-министра Армении Никола Пашиняна все обстоит еще сложнее. Оппозиция винит его в проигрыше последней войны и сдаче всех завоеваний войны предыдущей. Это положение было бы для него очень уязвимым.

Но Пашинян нашел из него парадоксальный выход. Своей главной целью он, похоже, видит избавление от связей с Россией и включение Армении в орбиту Запада.

Настроения армянского общества не очень благоприятствуют этому. Поэтому во внешней политике для него в некоторых аспектах чем хуже, тем лучше. Чем сложнее положение Армении, тем больше у него появляется желания и возможностей переложить ответственность за это на партнера по ОДКБ – Россию. Постепенно и последовательно он готовит армянскую общественность к смене политического вектора. Мол, раз Россия не помогла (не смогла, не захотела) помочь Армении в борьбе против Азербайджана, значит, стоит обратиться за помощью к Западу.

Но для этого нужно не быстрое подписание мира, а долгий путь. Когда неопределенное положение будет длиться и длиться, для его прекращения общество будет готово принять и смену внешнеполитических ориентиров.

При этом признание Нагорного Карабаха частью Азербайджана выключает из внутриполитической борьбы в Армении самых непримиримых противников Пашиняна. Что, впрочем, ненамного облегчает его положение: армян, испытывающих чувство национального унижения от поражения, хватает и в Ереване. Но если перенаправить эмоции хотя бы части из них против России, Пашинян оказывается на шаг ближе к своей цели.

Больше всего Пашиняну помог беспрецедентный рост экономики Армении. Став местом переезда значительной части выехавших после начала СВО обеспеченных россиян, Армения ощутила эффект от увеличившегося платежеспособного спроса. Еще больший результат экономике принесла посредническая деятельность в организации серого импорта в Россию, а также переезд в Армению (и перевод части своего бизнеса) некоторых российских бизнесменов армянского происхождения.

Все это в совокупности обеспечило Армении рост ВВП в 2022 году на 12,6% и сохранение таких же темпов в первом квартале 2023 года. Рост благосостояния повлиял на настроения избирателей, которые стали склонны доверять Пашиняну и во внешнеполитических вопросах.

Армянская мелодия французской политики

Франция, имеющая многочисленную и богатую армянскую диаспору, хотела бы усилить свое влияние на Армению. При этом основой идентичности для французских армян является память о геноциде армян в Турецкой империи в 1915 году. Лоббистские возможности армянской диаспоры привели к официальному признанию во Франции факта геноцида армян.

Антитурецкая направленность усилий армянской диаспоры во Франции совпала с обострением франко-турецких противоречий в Африке и Средиземноморье. Но в Азербайджане к теме геноцида армян относятся так же болезненно, как и в Турции.

Поэтому если усилия Пашиняна по переориентации Армении с России на Францию увенчаются успехом, надежды Армении на прочный мир с Азербайджаном только уменьшатся. В обстановке враждебности невозможно искать пути установления действительно прочного мира в Карабахе.

Немецкий прагматизм

Германия, исходя из своих экономических интересов, теоретически могла бы сыграть роль «честного маклера». И хотя в Германии не любят только что избравшегося на очередной срок Эрдогана, экономическая взаимозависимость Германии и Турции очень велика. В Германии трудятся миллионы турок, компенсируя нехватку рабочих рук для немецкой промышленности. Турция является хорошим рынком для немецких товаров и технологий.

Кроме того, после подрыва «Северных потоков» и разрыва отношений с Россией немецкая экономика страдает из-за отсутствия дешевого трубопроводного газа. И Турция могла бы стать транзитером такого газа из Азербайджана и Туркмении. Проекты строительства таких газопроводов в обход России обсуждаются уже не первое десятилетие, а газопровод TANAP позволяет Турции получать газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз.

Эрдоган после своей победы подтвердил намерение реализовать планы по созданию в Турции газового хаба. При этом турецкий лидер рассчитывает на увеличение поставок газа из России. Для превращения Турции в газовый хаб пригодятся и дополнительные поставки газа из Азербайджана (и, возможно, Туркмении). Газ с Востока должен будет удовлетворить потребности Турции, а российский газ можно будет перенаправить в Европу (естественно, утверждая, что все обстоит ровным счетом наоборот, и немецкая промышленность получает именно азербайджанский и среднеазиатский газ).


Для реализации всего этого Германии тоже необходимо замирение Армении и Азербайджана. Проблема в том, что Анналена Бербок (вице-канцлер и глава германского МИД) больше привержена идее наказать Россию, чем помочь германской экономике. А главное, такого развития событий совсем не жаждут видеть ни в Вашингтоне, ни в Лондоне.

Англо-американские цели в Закавказье

Для главных геополитических оппонентов России – США и Великобритании – первоочередной целью в Закавказье является достраивание дуги сдерживания России. Эта дуга начинается со вступившей в НАТО Финляндии и через страны Прибалтики, Польшу, Словакию и Украину доходит до Черного моря.

Программа максимум включала в себя победу на выборах в Турции Кемаля Кылычдароглу, присоединение Турции к антироссийским санкциям и включение в пояс сдерживания России всех трех стран Закавказья (Грузии, Армении и Азербайджана). Такой барьер препятствовал бы попыткам России облегчить транспортное сообщение с Ираном и увеличить пропускную способность транспортного коридора «Север – Юг». И заодно возникала возможность создать другой коридор от Турции к странам Средней Азии (в некоторых из которых у английской агентуры влияния серьезные позиции).

В рамках этой логики прилагаются усилия для побуждения Грузии к полному экономическому разрыву с Россией. Большие планы возлагаются и на Армению. Как-никак в США находится вторая по численности после российской зарубежная армянская диаспора.

Влияние Вашингтона на элиту собственно Армении в последнее время возрастает. Обсуждение возможного отказа Армении от российской АЭС в пользу строительства атомной электростанции по американскому (а не по французскому!) проекту – одно из свидетельств такого положения вещей. Азербайджан в рамках этой концепции должен присоединиться к общему фронту просто в силу своих тесных связей с Турцией (и большому влиянию английской агентуры в азербайджанских элитах).

Поражение турецкой оппозиции выбило почву из-под ключевого элемента этих планов. Но барьер между Россией и Ираном можно создать и путем разжигания конфликта между Ираном и Азербайджаном.

Иран на протяжении большей части армяно-азербайджанского конфликта поддерживал Армению и выстраивал с ней тесные экономические взаимоотношения. Речь шла о проектах в сфере добычи полезных ископаемых и развитии энергетики. Причем некоторые из них реализовывались на территории Азербайджана, попавшей под контроль Армении в ходе Первой карабахской войны.

Азербайджан в свою очередь активизировал военно-техническое сотрудничество с Израилем. Запуск с азербайджанской территории израильских беспилотников для ударов по Ирану резко обострил и без того непростые отношения между Баку и Тегераном.

При этом Иран неоднократно заявлял о том, что негативно воспримет любые попытки изменения границ Армении. Речь шла об экстерриториальности создаваемого Зангезурского коридора, призванного соединить Азербайджан с его эксклавом – Нахичеванской Автономной Республикой. В случае передачи контроля над коридором турецким или азербайджанским вооруженным силам этот коридор отрежет Армению от Ирана, что считают неприемлемым и в Тегеране, и (пока) в Ереване.

Поэтому сохраняется опасность, что в Лондоне и Вашингтоне могут попытаться организовать серию провокаций, чтобы разжечь азербайджано-иранский конфликт. В этом случае линия фронта прочно отделит Россию от Ирана, по крайней мере, на западном берегу Каспийского моря.

Сотрудничество vs Игра на противоречиях

России не нужны ни санитарный кордон на ее южных границах, ни конфликт между республиками Закавказья или между Азербайджаном и Ираном. России нужен коридор «Север – Юг» и газовый хаб в Турции. Все это достигается только при условии мира на Южном Кавказе.

Задача России в ее усилиях по содействию армяно-азербайджанскому урегулированию – не столько в ускорении процесса заключения окончательного мирного соглашения. Не менее важно и «разминировать» договоренности от подводных камней, которые могут стать причиной будущего возобновления конфликта (особенно при усилиях внешних игроков сыграть на противоречиях между расположенными в этом регионе странами).

Стремление Москвы выстроить со странами Закавказья такие отношения, чтобы выгода от мирного экономического сотрудничества оказывалась сильнее логики конфронтации, уже показывает свою действенность на примере Грузии.

При сохраняющемся в целом антироссийском настрое грузинских элит в Тбилиси отчаянно сопротивляются американскому давлению и попыткам заставить Грузию свернуть экономические отношения с Россией и подключиться к антироссийским санкциям. Что касается Азербайджана, то Ильхам Алиев недавно заявил, что у Баку нет табу на сближение с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

Но ситуация пока еще далека от окончательного разрешения. Руководство Нагорного Карабаха (да и значительная часть армянского населения анклава) не готово полностью отказаться от всех символов своей тридцатилетней независимости. А Баку требует «подчиниться законам Азербайджана, стать лояльными, нормальными гражданами Азербайджана… выбросить в мусорное ведро фальшивые «государственные атрибуты» и распустить парламент». В противном случае, заявляет Ильхам Алиев, «у нас есть возможность провести любую операцию в том регионе». Но для продвижения к миру важно, чтобы угрозы звучали как можно реже, а конкретные (пусть и частные) вопросы урегулирования продолжали обсуждаться на разных площадках, но с обязательным участием и Армении, и Азербайджана.

..............