Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверено, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

29 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

26 комментариев
4 марта 2022, 08:14 • В мире

США потеряли владычество над Америкой

США потеряли владычество над Америкой
@ REUTERS/Henry Romero

Tекст: Станислав Борзяков

Военная операция России на Украине неожиданно выявила в Америке исторических масштабов раскол. Страны латиноамериканского региона уходят из-под влияния Белого дома и обретают политическую самостоятельность. Как так получилось, что Вашингтон потерял собственный «задний двор», который беспрекословно подчинялся ему еще совсем недавно?

На первый взгляд из России, расклад сил в Генассамблее ООН кажется удручающим: за резолюцию, осуждающую действия ВС РФ на Украине, проголосовало 141 государство, 35 воздержались и всего пять, включая саму Россию, выступили против. Но это только на первый взгляд.

Дело в том, что конфликт вокруг российской операции вышел далеко за рамки декларативных оценок. В 2008 году в случае с Грузией и – уже в значительной меньшей степени – в 2014 году в случае с Крымом действительно казалось важным, как к действиям России отнесется та или иная страна, существовал некий запрос на международное понимание. Сейчас речь уже не о мнениях, а об участии в санкционном давлении на Москву и о нанесении нашему государству максимального вреда. Союзником теперь можно считать уже того, кто в этом просто не участвует – не соглашается вступать в экономическую войну, чего требует Вашингтон буквально от всей планеты.

Западный мир подчиняется – как прямо, голосуя за санкции, так и на уровне частной инициативы, вызванной моральным шантажом в информпространстве. В эпоху, когда IKEA закрывает свои магазины в РФ, сборную России по футболу убирают из компьютерных игр, а русских кошек не допускают до международных выставок, речь идет о попытке «закенселить» целую страну. 

Даже «тургеневский дуб» исключили из конкурса «Европейское дерево года» из-за ситуации на Украине.

Неучастие в «кенселинге» со стороны многих правительств – настоящий бунт, поскольку Вашингтон несколько месяцев потратил на «сплочение союзников» и «вырабатывание единого ответа на российскую агрессию» – тех самых «санкций из ада», обещанных нам Джо Байденом. А таких правительств много, очень много.

В то же время никаких правовых последствий резолюция Генассамблеи не несет и никак Россию не обязывает – это жест сугубо формальный. Есть страны, чью политику большинство в ООН регулярно осуждает, что никак на их политику не влияет. Например, Израиль.

Посмотрим на список голосовавших внимательно. Те, кто проголосовал против резолюции, это страны, так или иначе задавленные санкциями: Белоруссия, Сирия, КНДР, Эритрея. Причем против Северной Кореи введены в том числе и российские санкции, а Эритрея находилась под ними вплоть до недавнего времени – до 2019 года.

И вроде бы предельно узок круг наших «друзей по несчастью» на фоне 141 «прокурора». Но среди тех, кто проголосовал за, есть государства, у которых прекрасные отношения с Россией, в том числе и в контексте текущего кризиса. Самый яркий пример – Сербия. Руководство этой балканской республики с твердостью и креативом отбивается от западных кураторов, отказывается как угодно вредить России делом и раз за разом ссылается на народ: мол, любит сербский народ Россию, хоть ты тресни. 

Кстати, это еще вопрос, какая линия поведения Сербии для самой России полезнее: проголосовать «против» или, раз уж это ничего практического не значит, проголосовать «за», но дать при этом понять всему миру, что тебе грубо выкрутили руки, а в душе ты за русских.

Бразилия тоже «за», но ее президент Жаир Болсонару уверенно заявляет, что никаких претензий к Москве не имеет, а сотрудничество с ней для него очень дорого. И это при том, что в своей внешней политике он еще вчера предпочитал идти в фарватере США – просто теперь не в силах найти общий язык с Джо Байденом

Что же касается «воздержавшихся», в их списке есть крупнейшие государства мира (Китай, Индия), военные союзники России (Казахстан, Армения), страны, которые ранее признали независимость ДНР и ЛНР (Куба, Никарагуа). Признала ее и Венесуэла, но на голосовании в Генассамблее не присутствовала – эта страна сейчас разорена настолько, что даже не может платить ежегодные взносы в ООН.

Короче говоря, раскол в мире по российско-украинскому вопросу гораздо более заковыристый, чем могут показать формальные результаты формального голосования. И наиболее примечательная, почти неожиданная линия разлома проходит по родному континенту Байдена. Вопрос противостояния с Россией из-за Украины – главный и абсолютно принципиальный для Вашингтона – вдруг выявил то, что Латинская Америка вышла из геополитической опеки США и живет теперь самостоятельной жизнью: той, где в центре находятся национальные интересы.

Склонив к противостоянию с Москвой почти всю Европу, американцы потеряли соседний континент. Даже президент граничащей с США Мексики Лопес Обрадор, в отличие от Болсонару идеологически близкий к байденовским демократам, выразился предельно четко, без всяких двусмысленностей:

«Мы не будем объявлять санкции против России и принимать карательные меры экономического типа, потому что хотим сохранить хорошие отношения».

Аналогичное решение приняли все государства Латинской Америки. Тональность их заявлений после начала операции на Украине могла различаться – от восторженной поддержки венесуэльского президента Мадуро через нейтральную реакцию Боливии и Парагвая до осуждения в Колумбии, Аргентине и Чили. Но – никаких практических решений, направленных на нанесение России ущерба. Ни символичных, ни символических.

Единственное исключение – Гватемала, где решили отозвать посла из Москвы для консультаций. А также Уругвай, но пример Уругвая весьма противоречив, благо и страна выдающаяся: родина Натальи Орейро не только живет относительно сыто, но и успешно практикует европейскую модель демократии, в результате чего это единственное место на континенте, где, например, легальны аборты.

С одной стороны, в Уругвае повернули хотя бы один реальный рубильник, а именно – отключили от вещания испаноязычную «дочку» RT вроде как по решению правительства. Но вскоре выяснилось, что президент Уругвая Поу этот акт цензуры не поддерживает – да и вообще сам подписан на RT. Так гонимому из ЕС «рупору российской пропаганды» сделали дополнительную рекламу.

 И ведь нельзя сказать, что Вашингтон не пытался призвать своих преимущественно испаноязычных соседей к геополитической сознательности - еще как пытался и до сих пор пытается. Сразу после признания независимости ДНР и ЛНР со стороны Москвы из Организации американских государств (ОАГ) буквально выцарапали декларацию с осуждением России. Но слова – это максимум, на который может рассчитывать сейчас Белый дом. И то резолюцию отказались подписывать Аргентина, Бразилия, Боливия, Уругвай и Сальвадор. Президента последнего – Найиба Букеле – страны коллективного Запада сейчас активно «троллят», поскольку прежде он обвинил коллективный Запад в создании теории заговора вокруг украинского кризиса:

«Настоящая война ведется не между Украиной и Россией, а в Канаде, Австралии, Франции, Брюсселе, Великобритании, Германии, Италии и так далее», – заявил в частности он.

Есть мнение, что причины этого праздника непослушания нужно искать в толщах американского прошлого, начиная с «доктрины Монро», названной по имени пятого президента США. Ее суть проста: «Америка для американцев». Европейские державы не лезут в дела двойного континента и не пытаются вернуть себе утраченные колонии, а США, в свою очередь, не лезут в дела Европы.

Эта доктрина отвадила от Америки европейских хищников, но превратила латиноамериканский мир в задний двор Соединенных Штатов. Ближайшего соседа – Мексику – они порезали на куски, значительно увеличив свою территорию, а остальные государства региона приучали к послушанию огнем и мечом по необходимости. 

В 1912-м американцы оккупировали Никарагуа на 21 год, в 1915-м – Гаити на 19 лет, в 1916-м – Доминикану на восемь, а в 1965-м ее же повторно еще на год. Куба тоже была оккупирована дважды, не считая попытки военной интервенции уже при Кастро. В 1983-м было вторжение в Гренаду, в 1989-м – в Панаму, в 1994-м опять в Гаити. И только в последнем случае военная операция была согласована Совбезом ООН.

Операции ЦРУ против суверенных правительств Латинской Америки счету вообще не поддаются – о работе против Сальвадора Альенде в Чили знают все, а о многих других не знает никто. В годы холодной войны Штаты почти не ссылались на «доктрину Монро» как на работающий документ, но по сути свято хранили его принципы: у двух Америк должен быть только один хозяин, он же жандарм.

Добавим к этому эксплуатацию населения отдельных стран со стороны американских промышленников, преступников и промышленников-преступников, достигаемую через коррумпирование элит (хрестоматийный пример – режим Батисты на Кубе). Так получим законченную картину, в которой колониальное прошлое Латинской Америки завязано не только на Европу как «старого» колонизатора, но и непосредственно на США как колонизатора нового типа.

Для латиноамериканского патриота an masse ненавидеть Вашингтон так же естественно, как для галицийского националиста – Москву.

Теперь Вашингтон требует ненавидеть Москву и действовать против нее себе в ущерб, а южные американцы видят это так, что их втягивают в конфликт России с какой-то ее старой колонией, причем втягивают именно США. Те самые США, для которых «вторжение в колонии» – традиционный способ ведения внешней политики. И отвечают они им: desaparecer, а если в Бразилии: ir embora.

Однополярного мира больше нет, нет даже однополярной Америки. Ни денег, ни армии, ни политического влияния США более недостаточно, чтобы держать в узде собственный задний двор и встроить его в систему экономического давления на Россию. Окончательная деколонизация и победа над расизмом именно так и выглядят – как обретение свободы ранее угнетенными и по-прежнему отстающими в экономическом отношении странами, которых набралось на полтора континента. 

..............