Тимур Шерзад Тимур Шерзад Русская культура убьет украинский национализм

Плохое зрение носорога – это не его проблемы. Русская культура настолько огромна, глубока и способна к затягиванию, что все то, что предлагается украинскими националистами, она зашибет и не заметит. То есть для украинствующих она опасна просто тем, что она есть.

10 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Байдена «уходят», борьба за власть только начинается

Переформатирование США возможно лишь через очень большой кризис – и это, конечно, повлечет за собой изменение всей политической системы. Та Америка, которую мы знали до сих пор, вряд ли переживет свои судьбоносные выборы.

6 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Греция стала единственной православной страной с однополыми браками

В Греции нововведение проходит под тем же лозунгом, что и в англоязычном мире: «А вам-то какая беда, если двое гомосексуалистов получат возможность официально называть свои отношения браком?». Но опыт того же англоязычного мира показывает, что действительно беда.

19 комментариев
21 ноября 2022, 18:55 • Общество

Россия возвращается к истокам обороны южных рубежей

Россия возвращается к истокам обороны южных рубежей
@ Валерий Мельников/РИА Новости

Tекст: Дарья Волкова

В Белгородской области начали формировать засечную черту на границе с Украиной – по аналогии с грандиозной линией оборонительных сооружений прошлых веков, которая в дальнейшем позволила перейти к освоению Дикого Поля. В чем еще заключается историческая суть этого проекта и как новая засечная черта может функционировать в современных условиях?

В понедельник белгородский губернатор Вячеслав Гладков заявил о создании в регионе новой Белгородской засечной черты из-за напряженной обстановки на границе с Украиной. По его словам, власти готовятся к различным вариантам, поэтому начиная с апреля занимаются укреплением рубежей в рамках своих полномочий.

«Я бы говорил о формировании Белгородской засечной черты, потому что это привычное для нас понятие. Белгородская область всегда стояла на рубеже и защите интересов государства Российского, поэтому это продолжается и сейчас», – добавил он. Губернатор также уточнил, что он намеренно не сообщает подробностей, так как информация из открытых источников может отслеживаться противником.

Отметим, что Белгородская область регулярно подвергается обстрелам со стороны ВСУ. В регионе фиксировались неоднократные попытки проникновения диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) противника, а также злоумышленников, готовящих теракты. В качестве мер обороны в регионе создается центр подготовки ополченцев, новые оборонительные сооружения. Местный бизнес и лидеры общественных организаций также подключились к этому вопросу.  

Теперь же речь идет о создании засечной черты по аналогии с оборонительной линией, которая несколько столетий назад формировалась на южных рубежах Русского царства. Как напоминает историк, публицист, член Союза писателей России Егор Холмогоров, в борьбе за Дикое Поле и южнорусские степи России пришлось столкнуться с Крымским ханством, работорговые набеги которого шли весь XVI и большую часть XVII века.

За эти столетия десятки тысяч русских пленников были угнаны кочевниками в Крым и проданы через работорговые рынки, прежде всего в Кафе (Феодосии). Продажа шла в Османскую империю и в Западную Европу. По мере увеличения русского населения, роста потребности в пахотной земле и усиления Русского государства, в XV–XVI веках Россия начала продвигаться в Дикое Поле и южнее.

«Все глубже и глубже русские люди продвигались в степь, засевали поля, строили деревни. Российское государство прикрывало это продвижение выдвижением в степь сторожевых застав, выставлением заслонов по рекам и, наконец, фирменным русским приемом – строительством засечных черт», – рассказал Холмогоров газете ВЗГЛЯД.

«На пути набегов засекались до непроходимости леса, строились земляные валы с частоколами, перед ними выкапывались рвы с поставленными на дно острыми кольями, через известное расстояние ставились остроги, а опиралась черта на величественные каменные крепости-кремли, такие как Тула или Зарайск. По мере движения в степь основные татарские дороги – Муравская, Изюмская, Кальмиусская – перегораживались укрепленными городами с сильными гарнизонами», – добавил собеседник.

При этом черта работала не столько как барьер, сколько как ловушка. «Разумеется, крымцы нашли способы сделать в этой черте проломы, но все эти проломы тщательно учитывались русской разведкой, и когда начинался татарский набег, русские воеводы не гонялись за степняками по всей территории, а поджидали их около проломов, нападали и отнимали полон», – пояснил историк.

«Тем самым набеги экономически обессмысливались – пленников для продажи иноземным купцам через работорговые рынки в Кафе у татар не оставалось, а наши русские люди возвращались к себе домой», – подчеркнул Холмогоров.  

Засечные черты оказались для России крайне эффективным способом закрыть от вражеских нашествий центр государства и передвинуть границы освоенной земли все дальше. В 1521–1566 годах была построена Большая засечная черта, шедшая через Козельск, Одоев, Тулу и до Рязани. В 1592 году был отстроен и укреплен Елец, в 1597 году – Курск, в 1586 году основаны Ливны, в 1593 году основаны Валуйки и Оскол, в 1596-м – Белгород. Одной из передовых крепостей России стал старинный Путивль, где некогда на стене плакала по князю Игорю Ярославна. В 1600 году Россия осмелилась так далеко выдвинуться в степь, что основан был город Царев-Борисов недалеко от современного Изюма.

«А в 1632–1633 годах, в годы Смоленской войны, крымское ханство нанесло России удар в спину, помешав ей вернуть захваченный Польшей Смоленск. Это стало последней каплей, и русское правительство решилось на грандиозный национальный проект – строительство грандиозной Белгородской засечной черты, осуществленное в 1635–1646 годах», – напоминает Холмогоров.

Это было грандиозное сооружение длиной в 800 километров из земляных валов, рвов, надолбов, засек, острогов и крепостей, ощетинившихся многочисленными пушками, которое наглухо перекрывало дорогу крымским набегам. Черта тянулась с запада на восток от Ахтырки через Белгород, Новый Оскол, Острогожск, Воронеж до Козлова, где переходила в Тамбовскую засечную черту.

Таким образом огромная территория была заперта от татарских набегов. И превратилась из бывшего Дикого Поля в благодатный земледельческий край. «Однако это означало, что наши смельчаки могут продвинуться дальше. Опираясь на Белгородскую черту, русские поселения начали выдвигаться дальше в степь, в район запустевшего Царева-Борисова. В 1679–1680 годах была построена прикрывавшая Слобожанщину Изюмская засечная черта, основой которой стал новый город Изюм, построенный неподалеку от запустевшего Царева-Борисова», – уточнил историк. 

«Инициатором строительства Изюма был знаменитый русский полководец, один из первых русских генералов Григорий Иванович Косагов, ветеран войн с Польшей и Турцией за Украину. Он не только основал Изюм, но и на свои собственные средства построил участок оборонительной линии и одну из башен изюмской крепости. Другими крепостями на новой черте стали Змиев, Балаклея, Купянск», – продолжил Холмогоров.  

«Так что города востока Харьковской области – это продолжение военно-засечного продвижения России вглубь Дикого Поля. Затем, в XVIII веке, наступил новый этап – создавались оборонительные линии, опираясь на которые русская армия дошла до Крыма и взяла сам Крым. Так началась история Новороссии»,

– добавил историк. При этом в современных условиях, по его словам, необходимо создание сплошных завалов в лесополосах и труднопреодолимых рвов, валов и надолбов. Они должны сопровождаться установкой камер наблюдения и датчиков движения, которые позволят оперативно фиксировать передвижения ДРГ противника. Также должны быть созданы группы контроля обстановки с помощью беспилотников и мобильные группы военного реагирования, которые будут выезжать по первому же сигналу.

Схожей точки зрения придерживается и доктор военных наук Константин Сивков. «По сути, в прошлые века Белгородская засечная черта представляла собой большую систему локальных опорных пунктов, крепостей и острогов. В них находились те, кто перехватывал атакующего врага. Сейчас, вероятно, речь будет идти о схожем проекте», – сказал Сивков газете ВЗГЛЯД.

«Как я понимаю, формирование засечной черты в Белгородской области будет осуществляться гражданскими людьми в рамках уже имеющихся населенных пунктов. Скорее всего, участие в ее создании примут силы территориальной обороны и народные дружины, органы МВД, а также, возможно, и бойцы ОМОНа», – отметил собеседник.

«Вполне логичным было бы создание многоуровневой черты. Тогда первичный уровень должны составить формирования, которые уже находятся на этой местности. Они смогут самостоятельно решать задачи противодиверсионной и разведывательной деятельности», – полагает эксперт.

«Для противодействия же более крупным формированиям, которые могут прорываться за пределы линии, будет привлекаться второй уровень обороны – то есть вышестоящие инстанции, и Вооруженные силы России, и Росгвардия», – добавил он.

«Конечно, засечную черту нельзя сравнить с постами ВНОС (войска воздушного наблюдения, оповещения и связи – прим. газеты ВЗГЛЯД), которые во время Великой Отечественной войны входили в состав войск ПВО. В нынешних условиях ВНОС вообще малоэффективны, гораздо важнее разворачивать радиолокационные системы, но это уже не функции гражданских структур», – отметил Сивков.

«Безусловно, для создания черты нужно будет провести подготовительную работу, сформировать отряды, сделать территориальные нарезки и решить еще целый ряд таких организационных вопросов. Но сам факт того, что подобный проект планируется к реализации, существенно укрепит наши южные рубежи и упростит ход СВО», – заключил Сивков.

..............