Взгляд
17 октября, воскресенье  |  Последнее обновление — 22:43  |  vz.ru
Разделы

Старообрядчество оказалось не тем, к чему все привыкли

Леонид Севастьянов
Леонид Севастьянов, председатель Всемирного союза староверов
Свобода и ответственность неразделимы и идут рука об руку в жизни старовера. Поддержка общины человеком и человека общиной – и есть диалектика старообрядчества, которой так не хватает нашей социальной жизни. Подробности...
Обсуждение: 45 комментариев

Экологический фундаментализм похож на «хождение в народ»

Евгений Фатеев
Евгений Фатеев, Руководитель Екатеринбургского отделения Русского художественного Союза
Все эти оранжевоволосые и жутко продвинутые горожане и горожанки дойдут до жутко благородного и осознанного поедания тараканов, какой-нибудь дурацкой напечатанной и ненастоящей еды – вплоть до экологически ответственных и спасающих дикую природу самоубийств. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Что мешает России и Ирану стать полноценными союзниками

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Иранские партнеры просят у Москвы помощи в решении их региональных проблем. Готова ли Россия помочь своему номинальному союзнику? Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

Определена самая красивая мигрантка России

На церемонии в «Президент-Отеле» объявлена победительница конкурса красоты, который провела Федерация мигрантов России. Корону получила 25-летняя Рушана Каримова из Узбекистана. В финал также вышли девушки из Киргизии и Таджикистана
Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Портреты победителей конкурса «Учитель года России» разных лет

4 октября в ГУМе открылась выставка портретов учителей года разных лет – все они олицетворяют собой образ современного российского педагога. Выставка будет экспонироваться до 9 октября, после этого она украсит собой праздничный концерт ко Дню Учителя в Государственном Кремлевском дворце. На фото: Екатерина Алексеевна Филиппова «Учитель года России – 1996»
Подробности...

Россия отправила в космос первый в истории киноэкипаж

Пилотируемый космический корабль «Союз МС-19», на борту которого находятся космонавт Антон Шкаплеров, актриса Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко, во вторник отправился к МКС для съемок фильма «Вызов»
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Зеленский подтвердил наличие офшоров

    Главная тема


    США и Кабо-Верде перед приездом Поклонской учинили правовой беспредел

    урегулирование в Донбассе


    Песков: Путину очень сложно говорить с Зеленским

    надежный поставщик


    Россия предложила Британии помощь в преодолении газового кризиса

    носитель ядерного оружия


    Гиперзвуковая ракета Китая «застала врасплох» разведку США

    Видео

    золотовалютные резервы


    Россия поразила Запад рекордными накоплениями

    кризис и выводы


    Брюссель отказался признать энергетические ошибки

    урегулирование в Донбассе


    Виктория Нуланд вернула Украину «на крючок»

    массовая амнистия


    Зачем МВД России простило тысячи депортированных мигрантов

    «установления справедливости»


    Как талибы истребляют западные порядки в Афганистане

    холодная война


    Тимур Шерзад: Карибский кризис до сих пор удерживает Землю от большой войны

    поддержка экспорта


    Аркадий Комаров: На зарубежных рынках россиян никто не ждет

    номинальный партнер


    Геворг Мирзаян: Что мешает России и Ирану стать полноценными союзниками

    на ваш взгляд


    На каком основании надо выдавать российское гражданство иностранцам?

    «Дэн Браун у меня списывал»

    Любимые эпохи Филиппа Ванденберга как писателя – Древний Египет и Древний Рим
       11 сентября 2009, 17:10
    Фото: focus.de
    Текст: Кирилл Решетников

    Филипп Ванденберг − один из самых успешных авторов современной Германии, что доказывает тираж в 21 млн экземпляров и переводы на 33 мировых языках. В своих книгах, изобилующих историческими и археологическими сюжетами, немец умело препарирует плоды просвещения, не чураясь и эзотерики. О единственной в истории женщине-фараоне, о «слабом» творчестве «американского Ванденберга» Дэна Брауна и об изучении русского языка гостивший на ММКВЯ писатель рассказал корреспонденту газеты ВЗГЛЯД.

    − Ваше настоящее имя – Ханс Дитрих Хартель…
    − Нет! Это информация из интернета, но она неверна. Забудьте об этом, это полная чушь. Кто ее распространил – загадка, «автора» не знаю ни я, ни мое издательство. Кто-то, видимо, был вынужден про меня написать…

    Успех в вашей стране дает мне повод для гордости. Вообще я несколько избалован судьбой. Начальный период моей жизни был довольно убогим

    Моя фамилия – это отдельная история. В свое время я носил фамилию моей приемной матери, а позже выяснилось, что у моей биологической матери фамилия точно такая же – немыслимое совпадение. По рождению я был Вальтер. Моя мать отдала меня другой женщине, как бы подарила, когда мне была всего неделя от роду. Так у меня появилась приемная мать, и я оставался у нее до десятилетнего возраста. Она была тоже Вальтер, так что потом, когда через «Красный Крест» отыскали мою настоящую мать, мне даже не пришлось менять фамилию. Я всегда был уверен, что ношу фамилию мачехи, которую я и считал настоящей матерью. Совершенно безумная история. Позже моя мать вышла замуж за врача, чья фамилия действительно была Хартель, но я не был им усыновлен и не мог унаследовать его фамилии. Да я бы в любом случае не стал ничего от него наследовать, потому что терпеть его не мог. Когда у меня появились первые большие деньги – это было после выхода моей первой книги, опубликованной под псевдонимом и ставшей мировым бестселлером, − в финансовом управлении поинтересовались, на какое имя я бы хотел оформить налоговые документы. Я ответил, что зарабатываю под тем именем, которое выбрал себе сам, и тогда они предложили придать псевдониму Ванденберг юридический статус. С тех пор это моя официальная фамилия. Смена имени зафиксирована в специальной бумаге.

    − А откуда взялся псевдоним Ванденберг?
    − Из телефонной книги Мюнхена. Когда я написал мою первую книгу, мой издатель сказал, что из этого может выйти мировой бестселлер. «Но вам еще нужно подобрать себе хороший псевдоним, − добавил он. – Найдите до завтра какой-нибудь подходящий вариант». Я взял мюнхенскую телефонную книгу и, ткнув в нее наугад ручкой, попал на фамилию Мюллер. Это не годилось – Мюллеров в Германии пруд пруди. Сделал вторую попытку – выпал Ванденберг. Я позвонил издателю, и он сказал – да, это то, что нужно!

    − Насколько я понимаю, речь шла о книге «Тайна проклятия фараонов».
    − Да. Ее совокупный тираж во всем мире составил четыре с половиной миллиона экземпляров. В ней расследовались обстоятельства загадочной смерти археологов. Собственно, это была научно-популярная книга, но в ней было кое-что абсолютно новое по тем временам (дело было в 1970-х). Новизна заключалась в том, чтобы писать солидные научные книги в романном ключе, вводя в текст собственную персону. В «Тайне» я пишу о том, как проводил исследования, как ездил в Египет, рассказываю, с кем там встречался. Описываю, как принес результаты своих исследований директору каирского национального музея. Я ведь пришел к выводу, что погибших археологов было более тридцати. Директор отметил, что собранные мной факты весьма интересны. А я, тогда еще журналист, сказал себе: «Ну, об этом последнем интервью, разговоре с директором, ты можешь забыть – оно к делу не относится». Возвращаюсь домой, а через неделю открываю газету и читаю: вчера умер директор каирского национального музея. Причем умер он в тот момент, когда из музея выносили золотую маску Тутанхамона – ее собирались везти на выставку в Лондон. О том, что я вам сейчас рассказал, я написал в предисловии к книге, и это, конечно, выглядело захватывающе. История, которая всегда состояла из одних дат, ожила, и чтение стало увлекательным. В этом и заключался в те времена весь секрет.

    − Интерес к истории и археологии у вас, насколько я понимаю, с детства – вы ведь учились в классической гимназии.
    − Ну да, это создало некие предпосылки. Хотя бы постольку, поскольку я учил древние языки. Что было для меня важно, так это возможность пользоваться первичными, а не вторичными источниками. Это было большим преимуществом.

    Я не придаю Дэну Брауну никакого значения. Я знаю, где его корни, знаю его слабые стороны. Сильных не знаю

    − У вас было давнее намерение написать необычную научно-популярную книгу или вы нашли новый подход неожиданно?
    − Это действительно было неожиданностью. Когда садишься и пишешь что-то запланированное, ты уже проиграл. Писатель должен ощущать потребность в том, чтобы донести до людей свою тему – ту, которая постоянно с ним, которая не дает ему покоя. Именно это я вновь и вновь чувствую при работе над каждой моей книгой. Я подхожу к моим темам очень осторожно. Обычно я собираю материал к трем книгам одновременно. Нельзя ставить себе задачу писать по книге в год. В какой-то момент из трех тем выкристаллизовывается одна, и мне становится ясно: вот об этом я должен рассказать! И читатель видит, что автор пишет не потому, что он просто хочет что-то написать и заработать денег, а по вдохновению. И в этом тоже заключается маленький секрет успеха.

    − Вам всегда легко проводить разыскания на месте или бывают трудности?
    − Ну конечно бывают, вы и сами знаете, как это происходит в журналистике. Темы ведь и умирают тоже. Вы приступаете к какой-то истории, но вскоре понимаете – нет, истории не получится. Это нормально. Должен сказать, что мой журналистский опыт мне очень помогает. Но не следует уравнивать журналиста с писателем – между ними огромная разница. В свое время мне повезло, причем повезло в силу моей наивности. Свою первую книгу я задумал как иллюстрированную серию – сейчас это замечают, если я об этом говорю. Каждая глава должна была быть отдельным томом иллюстрированного издания. Впоследствии это воплотилось в яркую книжную форму. Такой удачей я обязан именно тому, что был тогда еще довольно наивным автором. Позже я стал заботиться о том, чтобы каждая глава либо содержала законченную историю, либо резко обрывалась, завершалась кульминационным моментом, заставляя читателя тут же переходить к следующей главе и ни в коем случае не откладывать продолжение на завтра.

    #{interview}− Как вы относитесь к тому, что вас иногда сравнивают с Дэном Брауном? Вас не раздражает этот медийный стереотип?
    − В моей карьере есть один изъян. Он состоит в том, что я пишу по-немецки. Пишу на языке, на котором в Европе говорит более ста миллионов человек, но который все же остается немецким языком. Дэн Браун – американец, у него американские агенты. А у меня немецкие. Для меня это оказывается неким препятствием. Я не придаю Дэну Брауну никакого значения. Я знаю, где его корни, знаю его слабые стороны. Сильных не знаю. Книги Дэна Брауна и мои в Германии выпускает одно и то же издательство. Дэн Браун кое-что у меня списал. Свою книгу примерно на ту же тему, что использована в «Коде да Винчи», я написал за десять лет до появления Дэна Брауна. В этой книге присутствовало то, что есть во всех моих книгах – ловушка. Речь идет о романе «Сикстинский заговор». Там выстраивается некая ошибочная конструкция. Она не столь уж важна, но это нечто такое, что не соответствует фактам и идет вразрез с результатами моих исследований. То же самое можно найти в «Коде да Винчи». Поэтому мне забавно видеть слоган «Ванденберг – немецкий Дэн Браун». На самом деле все наоборот: Дэн Браун – американский Ванденберг.

    − Вас интересует продвижение ваших книг в России?
    − Да. Успех в вашей стране дает мне повод для гордости. Вообще я несколько избалован судьбой. Начальный период моей жизни был довольно убогим, а затем я вдруг как будто бы оказался на солнечной стороне, тогда как раньше стоял на теневой. Мои книги продаются во всех европейских странах, а своим первым визитом в Россию я горжусь в особенности. Точно так же как и тем, что семь моих книг издано в Китае. Есть ли у меня неосуществленные мечты? Да. Я хочу издаваться в Индии.

    Мне неважно, получу ли я Нобелевскую премию, я не так беден, как Гюнтер Грасс

    − Что скажете о Москве?
    − С точки зрения немца, который здесь еще не бывал и только смотрел на карту, Москва, несомненно, относится к Европе, но она все-таки ужасно далеко. Одна разница во времени чего стоит. Так что от Москвы ждут чего-то экзотического. Но на самом деле Москва почти такая же, как Берлин, здесь жизнерадостные люди, приветливые читатели. И прекрасные рестораны. Я всего этого не ожидал.

    − Ваш приезд приурочили к презентации вашей новой книги «Наместница Ра». О чем она?
    − О первой женщине, которая взошла на трон фараонов. История эта привлекла меня прежде всего своей таинственностью. Это действительно была женщина, как свидетельствуют изображения. Сохранились рельефы и даже картины, на которых она запечатлена. Она фигурировала в качестве мужчины – очевидно, в целях защиты. Ни до, ни после этого женщин-фараонов не бывало. Она носила искусственную бороду, при этом была очень умна и красива. Историки знают о ней немного, но основные события ее жизни известны. Так что было несложно написать роман, заполняющий лакуны в ее биографии.

    − Как вы думаете, какая из двух основных разновидностей чтива будет в ближайшее время популярнее – художественная литература или нон-фикшн?
    − Есть одна отчетливая тенденция, которая сейчас очень активно проявляется в Германии и, полагаю, в России тоже, хотя я не знаю российского рынка. Явление, о котором я говорю, называется термином infotainment, возникшим в результате совмещения слов information и entertainment. Например, у нас в Германии популярны телепередачи, посвященные тем или иным историческим событиям. Основательности им придают фрагменты хроники и прочий старый визуальный материал, а некоторые сцены разыгрываются актерами. Такие передачи пользуются огромным успехом, поскольку людей одновременно информируют и развлекают. Кстати, «Тайна проклятия фараонов» тоже экранизируется немецким телевидением. Хорошие шансы на будущее появляются у того, чем я занимаюсь уже более тридцати лет. Мне неважно, получу ли я Нобелевскую премию, я не так беден, как Гюнтер Грасс. Infotainment – это действительно мое. Всем тем, что мне довелось изучать (включая русский язык, который я учил в течение одного года), я занимался в игровом, шутливом ключе. Так, чтобы это развлекало, доставляло удовольствие и радость. И книги я пишу точно так же.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •