Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

11 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

50 комментариев
28 апреля 2017, 14:25 • Авторские колонки

Лев Пирогов: Почему люди протестуют против реновации

Лев Пирогов: Почему люди протестуют против реновации
@ из личного архива

Списки домов под снос уже вовсю составляются, причем попадают в них отнюдь не только панельные пятиэтажки. Просто расскажу, почему людям не нравится реновация. Расскажу тем, кто этого не понимает.

Реновация – это программа переселения граждан из старого жилищного фонда в новый. Вроде бы все понятно, всегда так было – и всегда люди этому только радовались. А если кто и оплакивал родные стены, то украдкой.

Сносить собираются и добротные «сталинки», и даже некоторые многоэтажные дома 80-90-х годов постройки

Почему же сегодня программа реновации встречает в обществе такой отпор? Многие из тех, кого эта программа не коснулась, искренне недоумевают.

Можно недоумевать и вот еще по какому поводу: почему одного из администраторов интернет-группы «Против сноса» избили на улице неизвестные ему люди? Почему у депутата Госдумы Сергея Шаргунова, проголосовавшего против законопроекта о реновации в первом чтении, сгорела квартира?

Ну, может быть, совпадения. Все может быть. Не буду гадать, чем недовольны недовольные теми, кто недоволен. Просто расскажу, почему людям не нравится реновация. Расскажу тем, кто этого не понимает.

Важно: речь идет о законопроекте, окончательный закон пока не принят. Но списки домов под снос уже вовсю составляются, причем попадают в них отнюдь не только панельные пятиэтажки. Сносить собираются и добротные «сталинки», и даже некоторые многоэтажные дома 80-90-х годов постройки.

Программа реновации в случае ее «успеха» в столице будет распространена и на остальные города (фото:Антон Денисов/РИА Новости)

Программа реновации в случае ее «успеха» в столице будет распространена и на остальные города (фото:Антон Денисов/РИА Новости)

Складывается впечатление, что основным критерием выбора домов под снос является не их изношенность, а... их месторасположение. Чем ближе к центру, тем выше вероятность, что дом снесут, жители отправятся в «Новую Москву» (считай – прочь из города), а на освободившихся землях построят что-то другое. Может быть, «элитное жилье» для богатых. А может, детские сады, школы и библиотеки. Не знаю.

Итак, вот семь причин, по которым люди приходят в ужас от законопроекта о реновации. Разумеется, те, кто его читал.

1. Лишение права собственности. Когда принимается решение о сносе дома, право собственности на квартиры в нем аннулируется. Собственность «исчезает». Вас лишают квартиры взамен на обещание предоставить другую. А получше или похуже – это уж как срастется. (Читаем дальше.)

2. Безальтернативность. Раньше, еще по «лужковской» программе переселения, люди получали три варианта нового жилья на выбор. Сегодня – только один. И оспорить его нельзя.

3. Сроки. Раньше «переселенцев» предупреждали о грядущем переезде за год. Теперь они должны освободить жилье в течение 60 дней.

4. Отсутствие судебной защиты. «Переселенец» имеет право обжаловать решение комиссии в суде только в одном случае: если ему предоставят новое жилье меньшей площади. Ни качество нового жилья, ни кадастровая (и тем более рыночная) стоимость, ни какие-либо прочие аспекты во внимание приниматься не будут.

5. «Равнозначность» вместо равноценности. Если квартира ближе к центру города имеет рыночную стоимость, допустим, 15 миллионов рублей, то квартира такой же площади на окраине или в «Новой Москве» (за городом) – всего три. Собственность «переселенца» подешевеет в пять раз. Кому такое понравится?

6. Качество нового жилья. О нем ходят очень нехорошие слухи. Интернет полон фотографиями, сделанными «счастливцами», уже переселившимися в окраинные «социальные» многоэтажки, и рассказами о рухнувших перегородках, лопнувших трубах и затопленных канализационными стоками подвалах.

7. Отсутствие социальной инфраструктуры в новых районах – «зонах переселения». То есть – нехватка школ, детских садов, поликлиник, магазинов. Добраться до ближайшей станции метро – проблема. В общем-то, ерунда, если вы богаты, здоровы, у вас нет детей и вы работаете «на удаленке».

Сильно ли изменится этот законопроект – зависит только от усилий тех, кто ему противится. Пока не прозвучало внятных обещаний законопроект переработать. Да и если бы прозвучали...

Было время – московское начальство обещало положить конец «точечной застройке», и что же? Она расцвела пышным цветом. Обещало не расширять зону платной парковки за пределы Садового кольца – расширило.

Да вы вспомните, что обещали вам власти в вашем городе и как выполнили обещания. А программа реновации в случае ее «успеха» в столице будет распространена и на остальные города.

Это не улучшение жилищных условий. Это что-то вроде коллективизации или (если кто помнит учебник истории) английского «огораживания».

Кто за этим стоит – непонятно. То ли застройщики, у которых люди не могут и не хотят покупать квартиры. То ли банки, перекредитовавшие этих застройщиков на триллионы рублей. В любом случае, для спасения богатства богатых удар будет нанесен по бедным.

И шутить про «дурачков», которые «счастья своего не понимают», я бы в этих обстоятельствах не торопился.

..............