Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

20 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

20 комментариев
Андрей Полонский Андрей Полонский Россия верит в Большой смысл

Идеология противников России строится на одном-единственном базовом принципе – тотальном отрицании Большого смысла для человека. И особое неприятие, вплоть до скрежета зубовного, вызывает Большой смысл России.

20 комментариев
8 июня 2022, 11:54 • В мире

Британия доказала лживость призывов к миру на Украине

Британия доказала лживость призывов к миру на Украине
@ Mihkel Maripuu/Global Look Press

Tекст: Николай Стороженко

С самого начала спецоперации Запад громогласно призывал Россию ее прекратить – и установить мир. Призывы к миру стали одной из главных идей антироссийской пропаганды. И вдруг выяснилось, что на самом деле мир не нужен ни Западу, ни даже самой Украине. А признались в этом сами лидеры западных стран. Как такое произошло и чего они хотят на самом деле?

Представитель российского МИДа Мария Захарова обратила внимание на слова премьер-министра Эстонии Каи Каллас о ситуации на Украине. «Плохо достигнутый мир для Украины будет означать плохой мир для всех нас», – считает Каллас. А также отмечает, что сегодня Украина нуждается в оружии, а не в мире. А призывы к миру – преждевременны и нежелательны.

6 июня Кая была в Лондоне, получала от британского премьера Бориса Джонсона награду за «вклад в поддержку основанного на верховенстве права миропорядка и противостоянии российской агрессии». Или за то, что четко следует в кильватере внешней политики Великобритании. Поскольку оценка самого Джонсона совпадает со словами Каллас почти дословно: «Он назвал крайне важным, чтобы на президента Зеленского не давили, требуя принять невыгодные условия мира», – так описал позицию Джонсона один из сотрудников его канцелярии. 

Преждевременный мир

Но стоп, как же так? С самого начала военной операции мы слышим со всех сторон, что все прогрессивное человечество – за мир. В том числе от российской оппозиции и иноагентов (как правило, это одно и то же) слышим, что они – за мир. За скорейший мир, за прекращение военной операции. Их постоянно задерживают с антивоенными плакатами, выписывают им штрафы – вспомнить ту же Овсянникову-Ткачук. Невзоров за мир, Галкин за мир, Макаревич за мир, в общем, все прогрессивные люди. 

Оказывается, нет. Вот вам, пожалуйста: и Каллас, и Джонсон считают, что мир может быть неправильным. Плохим и невыгодным, и такой вообще-то не нужен.

Ни Западу, ни тем более Зеленскому. «Всем хочется нас немножечко толкать к какому-то результату, точно невыгодному для нас, а выгодному для тех или иных сторон, у которых есть свои интересы». Это из последнего выступления президента Украины, хотя можно брать любую цитату на выбор: Зеленский постоянно ходит вокруг той же мысли, что и у Джонсона и Каллас. 

На этом месте полезно вспомнить, что, по словам самого же Зеленского, каждые сутки боевых действий для Украины – это от 60 до 100 погибших. Только в ВСУ, без гражданских, потому что точной статистики по ним нет даже в ООН. Есть очень приблизительная: 4113 человек за 100 дней военной операции, по 40 в день минимум.  

И даже несмотря на это – не нужен преждевременный мир. Слово-то какое паскудное подыскали.

Англичанка гадит

Этому можно удивляться, если не знать историю российско-британских отношений. Но если мы вернемся примерно на 170 лет назад, во времена Крымской войны, то увидим примерно ту же картину. Даже театры военных действий во многом совпадают.

В кресле Бориса Джонсона мы увидим лорда Генри Пальмерстона с его вошедшей в историю фразой «Нам грозит мир». «Нам» – то есть тогдашней антироссийской коалиции, самым прочным звеном которой была, конечно же, Великобритания. А грозил он потому, что к тому времени (1855 год) Крымская война уже затянулась, коалиция потихоньку разваливалась и даже Наполеон III решил из нее выйти. Дав понять Александру II, что не прочь начать переговоры.

Тогда в роли слабого союзника коалиции была Турция («больной человек Европы»). Сегодня в роли такого больного человека – Украина. Вот в общем-то и вся разница, особенно если вспомнить тогдашнюю позицию Великобритании. В «Истории дипломатии» она изложена так:

«Английская дипломатия не прочь была, во-первых, отхватить весь Крым до Перекопа и «возвратить» его Турции, затем высадиться на Кавказе, отнять Грузию, отобрать весь юго-восточный Кавказ, создать для Шамиля «Черкесию», а самого Шамиля обратить в покровительствуемого Турцией и Англией вассала, призванного преграждать дорогу русскому продвижению в Персию».

Вот это – сценарий «хорошего» мира, непреждевременного. Вот таких условий для мира они ждут. А до того готовы продолжать гнать украинцев на убой, подбрасывая им то гаубицы, то беспилотники. 

Партия войны против партии соглашения

Думается, и Каллас, и Джонсон сегодня подписались бы под словами Пальмерстона о грозящем мире. Согласно недавнему заявлению Сергея Лаврова, переговоры с Украиной фактически остановились 29 марта, то есть незадолго до того, как «случилась» Буча – после чего говорить о каких-то мирных соглашениях стало немыслимо. Остановились по прямому приказу Запада.

Остановились они на том, что Украина получила российские предложения и должна была дать на них ответ. Буча дала возможность не давать такого ответа, замаскировав тем самым желание партии войны в западной коалиции эту войну продолжать.

Но шло время, информационный эффект Бучи затухал. А затем в Давосе выступил Генри Киссинджер, известный любитель заключать соглашения между непримиримыми противниками. Он сказал, что мир должен быть заключен как можно скорее. В том числе, возможно, ценой территориальных потерь для Украины. Киссинджера, разумеется, тут же раскритиковал Зеленский, а «Миротворец» завел для экс-госсекретаря персональную страничку. Но ведь дело в том, что Киссинджер был одним из тех, кого можно назвать «коллективным Наполеоном III».

О необходимости перемирия и некоего соглашения, которое зафиксирует территориальные потери Украины, на Западе говорят всё увереннее. Кто-то называет это корейским сценарием. Кто-то просто говорит о том, что Украина, полностью зависящая от финансовой и военной помощи Запада, не в той ситуации, чтобы самостоятельно решать вопрос войны и мира. Обзор мнений представителей Запада мы давали в нашем недавнем материале, но там нет главного: даже Джо Байден на днях не исключил потерю Украиной территорий в рамках мирного соглашения с РФ. 

Кто-то на этом месте скажет: а комплексы HIMARS? Но даже на Украине жалуются, что их нужно до сотни, чтобы такая отправка имела реальный эффект на поле боя.

В общем, мир Украине действительно грозит ого-го как. И если уж Запад шлет мало оружия, то самое время для очередной информационной пакости. Иначе ничем хорошим это для компании Джонсона, Каллас и Зеленского не кончится. Даже эти переговоры о зерновом коридоре через Черное море – явный пролог к более серьезным соглашениям. Не зря же Украина против, такой коридор ей не нужен. 

***

Но если даже Байден допускает такое соглашение, то получается, что люди на Украине продолжают гибнуть в основном за интересы и амбиции пана Джонсона – явного предводителя партии войны в западном лагере. Даже удивительно, что при этом он умудряется считаться едва ли не самым большим другом Украины: в честь него тут называют улицы и пирожные

Хотя правильнее было назвать кладбище. Кладбище имени Бориса Джонсона. С крематорием имени Каи Каллас.

..............