Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверено, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

29 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

26 комментариев
5 ноября 2022, 09:19 • В мире

Грета Тунберг превращается в нового Ленина

Грета Тунберг превращается в нового Ленина
@ REUTERS/Dylan Martinez

Tекст: Дмитрий Бавырин

Шведская экоактивистка Грета Тунберг призвала армию своих сторонников к свержению мировой капиталистической системы и действующих элит, ею порожденных. Это может выглядеть привлекательной трансформацией, если смотреть на Тунберг из тех стран, которые противостоят политическому Западу. Но Запад натравит «Ленина в юбке» прежде всего на Восток.

«Нет никакого «возврата к нормальной жизни». Разве нормальной была система, которая дала нам климатический кризис, система колониализма, империализма, угнетения, геноцида, расистского, репрессивного экстракционизма?» – вопрошала шведская активистка Грета Тунберг у участников «детского крестового похода» в Лондоне. Контекст не подразумевает ответа «да», только ответ «нет» в исполнении тысяч глоток.

«Детским крестовым походом» издание The Telegraph называет презентацию манифеста Тунберг, так называемой Климатической книги. Некоторые параллели с историей христианства тут действительно напрашиваются, но скорее в области реформации Лютера или баптистских миссионеров Америки, поскольку присутствует харизматический лидер.

Однако сейчас шведка дальше от вопросов веры, чем была тогда, когда прославилась на весь мир. Речь не о какой-то конкретной Церкви, а о борьбе Тунберг с климатическими изменениями, бывшей по сути карго-культом. «Зеленые» дети не ходят в школу, их несовершеннолетний лидер грозит кулаком взрослым, а взрослые должны перепугаться и ускорить борьбу с углеродными выбросами мировой экономики.

Теперь девочка повзрослела и постепенно стала превращаться из экологического проповедника в политического лидера. Манифест и речь, сопутствовавшая его презентации, ставит целью ни больше ни меньше свержение капиталистической системы и мировую революцию.

«Свержение капиталистической системы» – это прямая цитата, а мировая революция – очевидный вывод из сказанного.

«Мы не можем доверять элитам, которых породила капиталистическая система, противостоять ее недостаткам», – так Тунберг отозвалась о тех людях, которые превратили школьную активистку в мировую знаменитость.

Поклонники Тунберг, как и она сама, наверняка считают, что земная слава пришла к «зеленым» детям вопреки патриархальным капиталистам. В реальности выступление Тунберг на платформе ООН организовали совсем не «низовые активисты» из Twitter (соцсеть заблокирована в РФ), а яхту, чтобы добраться до Нью-Йорка (самолетами Тунберг не летает, не экологично) ей предоставила не Наоми Кляйн, а князь Монако.

Социолог Наоми Кляйн в числе международных левых авторитетов – критиков капитализма, на которых шведка ссылается в своем манифесте, отдавая предпочтение женщинам и чернокожим. Тунберг – посредник между академической заумью и толпой, которой обещает справедливость.

Несмотря на признаки всё того же религиозного экстаза, это уже даже не Мартин Лютер. Это Владимир Ильич Ленин. Мировая (именно мировая) революция, демонтаж капиталистической системы, повсеместная борьба с империализмом – это его идеи и его замах, пускай и с примесью фарса в исполнении Тунберг.

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим», – пели большевики на музыку Великой французской революции. 

Авансом можно уже начинать злорадствовать над теми, кто в лице Тунберг воспитал себе могильщика. Развитие проекта было предсказуемо, их предупреждали. Это распространенный сюжет мировой истории, где примерами могут быть и Ленин, в становлении партии которого велика роль немецких промышленников, и что-нибудь предельно от него далекое – вроде ЦРУ, вскормившего назло СССР моджахедов вплоть до Усамы бен Ладена и других идеологов 11 сентября.

В том, что «зеленые» как-то слишком сильно похожи на «красных», нет вообще ничего удивительно. Экологические активисты на Западе уже очень давно стали частью левых или ультралевых коалиций (в зависимости от своей радикальности). А их «большевистский», с мировым масштабом замах предопределен тем, что природа, климат и экология действительно общие, на уровне одной страны планету не спасти.

При этом догматичной истеричной девушке с особым диагнозом и членам сложившегося вокруг нее культа никогда не будет достаточно тех мер, которые будут предприниматься, поскольку предприниматься они будут с оглядкой на издержки национальных экономик. Отказ от нефти в пользу прессованных опилок никак не может обойтись без издержек.

А ведь сложилось так, что Запад (и лишь частично другие части света) прошел «дорогой Тунберг» гораздо дальше и гораздо быстрее, чем можно было бы ожидать. Вскоре после восхождения новой «зеленой» звезды люди стали меньше потреблять, самолеты перестали летать, мировая экономика начала буксовать – ударила пандемия.

В феврале 2022 года про пандемию на Западе забыли, переключившись с борьбы против коронавируса на борьбу против России и ее экономики. Это вызвало энергетический и инфляционный кризисы (кстати говоря, еще одно обстоятельство, уменьшающее потребление), а следствием станет деиндустриалиация тех регионов, где промышленность потеряет рентабельность без доступа к дешевому газу (прежде всего в Германии).

То есть родной контингент Тунберг будет значительно ближе к идеалу «зеленых», когда живешь в хижине, питаешься чем-то натуральным с огорода (пестицидов нет, все удобрения органические), не производишь мусор (все перерабатывается), а энергию тебе дают ветер и солнце. Человек так жить может, цивилизация – вряд ли, но иногда и впрямь приходится переходить на веганство и дрова – не из идейных соображений, а потому что денег нет.

Прежде Россия участвовала в международном проекте по сокращению углеродных выбросов, формально участвует и теперь, но противостояние вокруг Украины внесло свои коррективы. Поэтому чем больше промышленные города Запада будут напоминать хутора, тем вроде бы лучше нам: воплощенный «тунбергизм» ослабляет противника изнутри. Но есть нюанс, шведка отразила его в своей речи, говоря, что климатическая справедливость – это часть общей справедливости, и что капитализм неприемлем прежде всего из-за своей экспансии.

Дело в том, что углеродные выбросы как источник бед планеты нельзя победить только в одном ее месте, например, в Европе. Деиндустриализация и отказ от экономической экспансии должны быть всеобщими. Если предприятие из Баварии переедет в Индонезию, глобально это ничего не изменит ни в плане сокращения углеродного следа, ни в плане искоренения недостатков капиталистической системы.

Пусть виноват (с точки зрения Тунберг) белый капиталист с Запада, отказать себе в развитии теперь должны все. Включая те народы, которые только начали отдаляться от того самого «зеленого» идеала с органически натуральными лачугами и экологически чистым ручным трудом. Так сказать, хорошо не жили – нечего начинать.

Как это бывает, можно посмотреть на примере Шри-Ланки. Еще недавно перспективное государство опрокинуто благодаря заветам в духе неистовой Греты.

Вот, собственно, и ответ на вопрос, куда попытаются перенаправить энергию Тунберг те элиты, которые ее вскормили, а теперь стали объектом «зеленой» ненависти. Ее натравят на ту часть мира, которая, благодаря выходу на другой уровень развития, бросает им значительно более опасный политический вызов, чем все шведские школьницы вместе взятые, о каком бы регионе мы ни говорили – об Азии с Китаем и Индией, об Америке с Мексикой и Бразилией, об Африке с Нигерией и Мозамбиком или о России, которая сама себе континент.

Прежде такие притравки Западу вполне удавались. Те, кто боролся с несправедливостью и капитализмом на парижских баррикадах 1968 года, стали скучными депутатами Европарламента, а немецкие предтечи Тунберг – «Зеленые» ФРГ – подарили стране двух министров иностранных дел – апологетов расширения НАТО и борьбы с «некондиционными режимами» типа российского и югославского: Йошку Фишера в период бомбардировок Белграда и Анналену Бербок сейчас, когда Берлин накачивает оружием ВСУ.

Сам канцлер Олаф Шольц по молодости поругивал «империалистический и агрессивный блок НАТО», а «экологического мышления» не чужд до сих пор, но для мировых капиталистических элит он солдат, а не угроза.

Другое дело, что манипуляторы рискуют споткнуться о диагноз Тунберг в прямом смысле слова. Романтик с возрастом легко превращается в реалиста и даже в циника, но людей с синдромом Аспергера отличает зацикленность на какой-то одной теме в ущерб всему остальному. В случае шведки – это теперь не только борьба с климатическими изменениями, но и демонтаж западного капитализма вместе со всеми его элитами. В своем развитии она дошла до понимания, что одного без другого не будет. А если вцепилась – не отпустит.

Если так, то славной тебе охоты, товарищ Маугли.    

..............