Андрей Полонский Андрей Полонский Правильная радуга не заслуживает наказания

С радугой у нас в стране происходят совсем забавные вещи. Не так давно решил сменить вывеску театральный фестиваль с этим, когда-то всем любезным, названием. Его организаторы сочли нужным подстраховаться, чтоб их также не обвинили «в пропаганде ЛГБТ» (ЛГБТ – запрещенное в РФ экстремистское движение).

6 комментариев
Алексей Фирсов Алексей Фирсов Москва как мягкая сила российской политики

Какую функцию несет Москва сегодня? Парадоксально, но из роли альтернативы она, как верно заметил Такер Карлсон, начинает выходить на роль лидера глобальной конкуренции территорий.

28 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Немцы снова мечтают о ядерной бомбе

Лозунг «Никогда больше» включал в себя и мирное сотрудничество с Россией (на ниве углеводородов особенно), и отказ от милитаризации, отказ от любых попыток реванша и т. д. А теперь, когда немецкие танки снова месят грязь украинских полей и стреляют в русских солдат, о каком «Никогда больше» может идти речь?

8 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Киргизия включила защиту от новой цветной революции

Спусковым крючком, вероятно, послужила информация о готовности Госдепартамента США финансировать проекты «по развитию демократических институтов и гражданского общества» в Киргизии в 2025–2027 годах. Формулировки, которыми обычно не слишком тщательно прикрывается работа по подготовке очередного госпереворота.

7 комментариев
18 сентября 2020, 16:45 • В мире

Зеленский нажил новых врагов среди влиятельных евреев

Зеленский нажил новых врагов среди влиятельных евреев
@ BelaPAN/Reuters

Tекст: Евгений Крутиков

На белорусско-украинской границе перед 18 сентября, когда евреи празднуют Рош ха-Шана, еврейский Новый год, намертво застряли несколько тысяч израильских хасидов – паломников. Украина не пропустила их в Умань, где хасиды традиционно отмечают праздник. Происходящее уже переросло в международный кризис, в котором помимо Минска и Киева участвует и Израиль, и даже госсекретарь США Майк Помпео.

Каждый год на Рош ха-Шана (еврейский Новый год приходится обычно на вторую половину сентября или начало октября) в небольшое украинское местечко Умань, что в Черкасской области, съезжаются в среднем от 20 до 50 тысяч хасидов браславского толка. Большинство из них израильтяне, но едут также и американские хасиды. В Умани похоронен ребе Нахман из Браслава, харизматичный основатель и цадик (старейшина) этой самой многочисленной ветви хасидизма – внутренней секты иудаизма.

Жизнь цадика Нахмана была сложной и трагичной, и он в 1810 году, предчувствуя свою смерть, завещал похоронить себя в Умани, где за несколько лет до этого гайдамаки вырезали до 20 тысяч человек, большинство из которых были евреи и поляки. «Души погибших за веру ждут меня там», – говорил ребе Нахман.

Ребе Нахман завещал, чтобы каждый Новый год его последователи весело, с песнями и танцами встречали на его могиле. Хасиды считают, что если им удастся встретить Рош ха-Шана в Умани на могиле ребе Нахмана, то весь следующий год они проживут счастливо и весело. В результате в Умань даже в советское время стекались тысячи хасидов. В незалежной Украине пиковым был 2018 год, когда в крошечную Умань приехало около 100 тысяч паломников. В этом году до пандемии ожидалось еще больше, поскольку это круглая дата – 200 лет со дня смерти ребе Нахмана.

Традиционный (ортодоксальный) иудаизм над хасидами вообще и браславскими в особенности нехорошо посмеивается. Их обвиняют (и не беспочвенно) в мессианстве и даже иногда в идолопоклонстве, а ежегодные поездки в Умань подозрительно похожи на мусульманский хадж. Раввины-традиционалисты считают «учение ребе Нахмана» просто местечковой блажью, зародившейся на почве беспросветной бедности и прочих невзгод и лишений украинского еврейства конца XVIII – начала XIX века.

И далее, чем хуже и страшней становилась жизнь в местечках, тем популярнее становилось учение ребе Нахмана, в центре которого веселье и радость.

«Нихт гедайген, йидн», «Не отчаивайся, еврей» – вот главный мотив этого учения. При любых обстоятельствах и во все времена человек должен быть счастлив. Нет большей заповеди, мицвы, чтобы быть постоянно счастливым. Самое драгоценное для Всевышнего – это когда человек остается радостным перед лицом даже самых больших трудностей.

Отсюда и радостные хасидские мелодии, зажигательные танцы и веселые песни на идише. С началом массовой эмиграции евреев из Российской империи в США многие из этих мелодий плавно стали культовыми произведениями джаза, бродвейских мюзиклов и Голливуда. Если внимательно покопаться в каких-нибудь «Кошках» или даже в «Серенаде солнечной долины», то там отчетливо видна характерная бобровая шапка подолийского хасида.

Кроме того, ребе Нахман был талантливым писателем и рассказчиком. Именно его побасенки и назидательные (очень остроумные) рассказы из жизни никогда не унывающих и философствующих цадиков заложили основу будущей идишистской литературы, а в перспективе и того, что мы называем «одесским юмором», и даже своеобразный склад южнорусского диалекта русского языка.

При этом эта культура и учение ребе Нахмана сами по себе никогда не выходили за пределы украинских местечек. То, что работало в бедняцких Умани, Меджибоже и Златополье, в крупных городах типа Львова и Вильнюса уже было никому не интересно. Знаменитый традиционалистский ребе Гаон в Вильнюсе жизнь потратил на борьбу с хасидизмом и успешно не пустил местечковое движение в Северный Иерусалим.

В результате хасиды остались маргинальной сектой внутри иудаизма, которая изначально формировалась как нечто революционное, призванное реформировать иудаизм, но в итоге сама стала куда более традиционалистской структурой, чем «обычный» иудаизм. «Дома» (ветви учения) хасидов превратились в жестко регламентируемый мир с огромным количеством бытовых ограничений. От бросающейся в глаза одежды до обычаев типа паломничества в Умань. Но в 1950-х годах неожиданно в Израиле и США произошел взрывной рост интереса к хасидизму, в результате чего в Израиле различные «дома» превратились во влиятельные политические структуры, стоящие за религиозными партиями типа «Шай». А в США сформировалось сильное хасидское лобби, и не только в Голливуде.

Украинцы всегда неплохо зарабатывали на паломниках в Умань. Мало того что небольшой городок практически весь на месяц превращается в огромную гостиницу, где паломникам сдают все помещения, которые можно сдать. За три дня до Рош ха-Шана милиция образует своеобразный КПП на улице Челюскинцев, где хасидов строят, пересчитывают и досматривают с собаками на предмет запрещенных веществ. Тут же дежурят местные жители, которые за каких-то два доллара за килограмм соглашаются помочь паломникам донести их вещи. Украинские еврейские общины за свои средства построили было в Умани отель «Шаарей Цион», но он не смог всех вместить и быстро закрылся. Аналогичный «дом паломника» в итоге раздали под квартиры местным украинцам. Попытка построить огромную синагогу на шесть тысяч человек закончилась тем, что подрядной организации не заплатили, и она отсудила недостроенное здание и продала его с аукциона на слом, несмотря на протесты из Израиля.

Отдельная история, как паломники добираются в Умань. За пару недель до Рош ха-Шана они начинают прилетать в Киев и Одессу, где их уже ждут украинцы с автобусами. И с соответствующими ценами на проезд. Григорий Суркис (бывший председатель Футбольного союза Украины, а сейчас депутат Рады от «Оппозиционной платформы – За жизнь!») пытался достроить аэропорт под Уманью, но все закончилось как с синагогой – старый советский аэродром просто снесли.

Нынешние проблемы паломников начались даже не с карантина из-за коронавируса как такового, а с доброго католика Майка Помпео. Госсекретарь США зачем-то обратился к президенту Зеленскому с просьбой сделать «религиозное исключение» и разрешить хасидам в юбилейный год собраться на могиле ребе Нахмана. Кто тянул Помпео за язык – загадка, хотя и так понятно, что хасидское лобби в США очень влиятельно. Слух об этом быстро распространился в хасидских общинах Израиля. Но Украина оставалась закрытой, потому хасиды начали массово прибывать в Минск. При этом есть подозрение, что такой маршрут им тоже кто-то подсказал. Из Минска хасиды двумя колоннами направились к украинской границе, где натолкнулись на вооруженных пограничников, бэтээры и сторожевых собак.

Небольшой белорусский городок Пинск оказался полностью хасидским. Полторы тысячи хасидов для 20-тысячного Пинска – это слишком. Они заняли все городские гостиницы (обе!), крошечную местную синагогу, они во всех кафе и ресторанах, они на всех скамейках и даже на ступеньках костела. Несколько дней жители Пинска не могли определиться, что им делать в этой новой реальности, но затем сработала белорусская коммерческая чуйка. В Пинске стали всерьез рассуждать, что надо бы закрепить эту тенденцию и вообще навсегда перенаправить поток паломников через местечко. Из Гомеля стал подтягиваться Красный Крест, поскольку паломникам требовались вода и еда. Причем еда кошерная. Из Гомеля подогнали автолавку, но быстро выяснилось, что паломники покупают там только воду и семечки, сомневаясь в кошерности белорусской колбасы.

Дополнительная проблема тут в том, что по белорусским законам транзитные пассажиры могут находиться в республике только 48 часов, и то при условии, что у них есть гражданство или вид на жительство той страны, куда они через Белоруссию следуют. Ни у кого из паломников гражданства Украины нет, и они зависли на нейтральной полосе вне юридической системы.

При этом хасиды последовательно следуют заветам ребе Нахмана и не унывают. На нейтральной полосе у двух КПП образовались палаточные городки, люди в которых пляшут и поют. Перформанс достиг апогея накануне Рош ха-Шана, когда хасиды где-то раздобыли вышиванки, надели их (шляпы и бобровые шапки остались на головах) и стали петь гимн Украины. Украинские пограничники на КПП «Новая Гута» развернули на них БТР.

Представители официального Израиля, подумав несколько дней, солидаризовались с Киевом и предложили паломникам, раз уж на праздник в Умань все равно не попали, вернуться в Минск и оттуда на родину. Либеральная пресса в Белоруссии и России обвиняла Лукашенко в том, что он якобы пропиарился на этой печальной истории, поскольку в публичной сфере антисемитом и диктатором оказался не он, а Зеленский. Влиятельные традиционалистские раввины, в том числе и российские, склонны мягко журить хасидов, поскольку «договариваться надо было заранее».

На периферии информационного поля остались сообщения о том, что украинские контрабандисты за три тысячи долларов переводили состоятельных паломников через границу и с комфортом отвозили их на автобусах в Умань. Кроме того, в Умани уже находилось несколько сотен паломников, которые предусмотрительно прилетели туда еще весной, в тот момент, когда пандемия уже была, а самолеты в Киев и Одессу еще летали.

Сейчас ситуация окончательно зашла в тупик. Некоторые паломники, поняв, что все пропало, стали действительно возвращаться в Минск и собираться домой в Израиль. Численность палаточных лагерей на нейтральной полосе и хасидов в Пинске сокращается. Однако в любом случае остался очень нехороший осадок.

Многие считают, что президент Украины Зеленский по-своему прав, поскольку в самом Израиле сильная вспышка ковида и практически вторая волна. Но среди паломников заболевших вроде нет. И зачем госсекретарю США понадобилось обращаться к Зеленскому с просьбой сделать исключение для хасидов, остается большим вопросом. Это ведь не просто люди в смешных одеждах, постоянно поющие и пляшущие, для хасидов паломничество в Умань – дело всей жизни. И еще не факт, что влиятельные хасидские партии и их неформальное лобби так просто спустят все на тормозах. Им ведь не просто праздник сорвали, пострадало само религиозное чувство этой общины.

Да, браславские хасиды никогда не унывают и обязаны быть счастливыми согласно заветам ребе Нахмана, но всему есть предел. У Зеленского и так сложные отношения и с Израилем, и с администрацией Дональда Трампа, а тут он на пустом месте нажил себе дополнительных врагов.

..............