Алексей Чеснаков Алексей Чеснаков До мирных переговоров по Украине осталось два шага

Сейчас начинается этап торга. Украина всеми силами пытается заманить Россию на второй «саммит мира». Отсюда разговоры о возможных территориальных уступках, о готовности вести диалог. Не исключены новые демонстративные шаги.

5 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Зачем российские спортсмены едут на Олимпиаду

Насквозь прогнивший МОК максимально мерзопакостен, как и отношение комитета к российским и белорусским спортсменам. Особенно мерзок поиск «крамолы» в их социальных сетях – и отказ от участия в Играх на этом основании. Впрочем, Олимпиада – дело скоротечное.

20 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов Путь Запада перестает быть путем прогресса

Обновления базовых ценностей грозят западному миру куда более серьезными сбоями, чем тот, который был вызван обновлением программы CrowdStrike. И нам стоит порадоваться, что мы успели отказаться от этих обновлений. Это даже не вопрос национальной гордости и стремления к самобытности. Это вопрос самосохранения.

4 комментария
5 октября 2018, 21:30 • В мире

Чем опасно сравнение мужчин с собаками

Чем опасно сравнение мужчин с собаками
@ YAY/ТАСС

Tекст: Антон Крылов

Появление письма сотен женщин-ученых с требованиями «прекратить господство мужчин» совпало с громким скандалом в мире социологии. Несколько социологов добились публикации заведомо антинаучных текстов в серьезных изданиях – лишь из-за того, что высказывались на тему равенства и феминизма. Это совпадение, как ни странно, весьма показательно.

Главная французская газета Le Monde опубликовала письмо 440 ученых женского пола (если в единственном числе слову «ученый» можно подобрать феминитив «ученая», то во множественном числе шовинистичный русский язык этого не позволяет), авторессы которого (феминистки говорят «авторки», но этот феминитив в русском языке еще не устоялся) требуют положить конец мужскому господству в науке.

Дальше в целях простоты изложения будем использовать менее политкорректный, но более привычный русский язык без нарочитых феминитивов. Перевод текста опубликован на сайте «Инопресса».

Итак, коллектив французских женщин-историков опубликовал открытое обращение. В тексте говорится, что «в контексте прогрессирующего, хотя и уязвимого феминизма среди научных работников продолжает существовать господство мужчин. Сегодня нужно, чтобы в этой сфере борьба за равноправие солидаризировалась с другими видами борьбы, в частности против сексуальных домогательств и против любых дискриминаций, поскольку сопротивление данной форме господства столь же настоятельно необходимо».

Авторы приводят статистические данные, свидетельствующие, разумеется, в их пользу: в гуманитарных науках во Франции женщины занимают около половины преподавательских должностей в университете, но лишь 29% из них становятся профессорами и только 25,5% входят в число руководящих сотрудников. Кроме того, зарплата женщин, даже в конце карьеры, на тысячу евро в месяц (около 77 тысяч рублей) меньше, чем у коллег-мужчин.

По мнению подписанток письма, женщины оказываются в ситуации «академической маргинализации», потому что у них банально меньше времени на научную работу, нежели у мужчин. «Хотя мы знаем коллег-мужчин – сторонников домашнего равноправия, наше общество еще повсеместно возлагает ответственность и заботу о домашнем хозяйстве – за детей, а также престарелых родителей – на женщин», – говорится в тексте.

В заключение женщины-историки призывают коллег своего и другого пола взять на себя следующие требования: «защищать эгалитарное представительство женщин в комиссиях по подбору персонала и в жюри конкурсов; принимать в расчет специфические ограничения в женской карьере, входить в положение и учитывать частную жизнь женщин; бороться против «невидимости» в преподавательской работе, давая читать студентам и студенткам тексты женщин-историков; поощрять молодых женщин, начинающих научную карьеру». К женщинам-историкам также есть отдельное пожелание: «отказываться участвовать в группах специалистов или в научных трудах, где присутствуют почти исключительно мужчины».

Действительно, поднятая проблема существует не только во французской академической науке и высшем образовании. Женщин много среди преподавателей, но гораздо меньше среди профессоров и высшего руководства. Этому есть много причин, и, разумеется, дело не только в том, что «общество повсеместно возлагает ответственность на женщин».

Академическая наука, в отличие от среднего образования, более консервативна, массовый приход женщин в эту сферу начался позже, поэтому нехватка женщин в руководстве может быть вызвана тем, что о равноправии в науке просто позже задумались. Безусловно, среди профессоров есть женоненавистники, как и среди их коллег-женщин – мужененавистницы, но вряд ли радикалы делают погоду в университетах.

Пожалуй, главное, что обращает на себя в письме французских женщин-ученых, – они требуют не равноправия, как мужчины третьего сословия двести с лишним лет назад или женщины-суфражистки на стыке XIX и XX веков. Они требуют привилегий, особого отношения и специального «продвижения» – как трудов женщин-ученых среди студентов, так и юных выпускниц. Позитивная дискриминация – очень распространенное явление как в США, на родине политкорректности, так и, все чаще, в Европе, но оно редко приводит к позитивным явлениям.

Когда шовинистически настроенный мужчина не дает женщине стать профессором, она может пожаловаться коллегам, уйти в другой вуз и даже подать в суд – законы о дискриминации по половому признаку во Франции достаточно суровы. Но когда женщина становится профессором просто потому, что она женщина, без достаточного уровня профессионализма, это ничуть не лучше. Любые половые, национальные и прочие квоты снижают уровень конкуренции, а значит – качества и уровня знаний.

Поэтому вреда от позитивной дискриминации как минимум не меньше, чем от традиционной. И главный вопрос – понимают ли это подписантки «письма 440»?

Интересно, что письмо появилось на фоне масштабного академического скандала в американской социологии. Трое ученых, доктор наук Джеймс Линдсэй, доцент Питер Богоссиан и Хелен Плакроус (подчеркнем, это женщина!), на протяжении нескольких месяцев «троллили» научные журналы, рассылая заведомо антинаучные тексты на тему феминизма в рецензируемые журналы. На момент, когда они признались в социальном эксперименте, из 20 разосланных ими в разные издания рукописей семь были приняты (четыре опубликованы, три ожидали публикации), еще семь находились на рассмотрении и только шесть были отклонены! В результате журнал Feminist Theory опубликовал статью, в которой содержались призывы запретить искусственный интеллект, потому что его создают белые мужчины, а значит, и продукт тоже будет шовинистичным и опасным для женского равноправия.

Журнал Gender, Place & Culture разместил текст, в котором мужчин сравнивали с собаками и призывали использовать для их «дрессировки» те же методы, что и для кобелей. «Это замечательная работа. Она невероятно инновационна, богата на анализ и очень хорошо написана, учитывая разнообразие литературы и теоретических вопросов, которые выносятся на обсуждение», – говорилось в рецензии.

Но самая показательная статья досталась изданию Affilia. По идее, название должно было навести образованного человека на подозрения. Текст был озаглавлен Feminist Mein Kampf.

Авторы вообще ничего не писали сами, а методом «вырезать-вставить» заменили упоминания нацистской партии на феминисток, а врагов нации – на мужчин-шовинистов. «Рецензенты поддерживают работу и отмечают, что она имеет потенциал для создания важного диалога среди социальных работников и исследователей феминизма», – говорилось в отзыве на статью.

Никто ничего не заподозрил, пока Линдсэй, Богоссиан и Плакроус не сознались. В заключение своей «признательной статьи» авторы написали, что сделали это, потому что «верят в университеты, в классическое образование, в стремление к научным знаниям и в важность социальной справедливости». Но почему-то верится с трудом, что обманутые феминистки их услышат и не проклянут навеки.

Безусловно, мир меняется в сторону большего равноправия – в том числе гендерного. Но когда борьба за чьи-либо права превращается в кампанейщину, большего социального успеха, к сожалению, добиваются те, кто встает во главе кампанейщины, а не те, кто пытается призывать к здравому смыслу.

..............