Взгляд

НОВОСТЬ ЧАСА

Российские дипломаты обвинили Лондон в намеренной порче отношений с Москвой

4 марта, четверг  |  Последнее обновление — 09:45  |  vz.ru
Разделы

Сборная России по футболу – это аномалия

Андрей Сорокин
Андрей Сорокин, Публицист
Европейское первенство – это то единственное в мировом футболе место, где мы не чувствуем себя бедными родственниками и хроническими неудачниками. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Почему «тысячелетний рейх» не протянул и пятнадцати лет

Тимур Шерзад
Тимур Шерзад, журналист
3 марта 1933 года Адольф Гитлер провозгласил основание Третьего рейха – «подлинного немецкого государства», окончательно разрывающего (по крайней мере, на словах) связь с ненавистным веймарским прошлым. Но рейх, превозносившийся в нацистской пропаганде как «тысячелетний», не продержался и пятнадцати лет. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Российские реки скоро будут по колено

Юрий Коробов
Юрий Коробов, эксперт в области экологии развития прибрежных территорий Волги, председатель совета директоров АО «Берега России»
Федеральный проект «Внутренние водные пути» стоит 306 млрд рублей. Но задача, которую он решает, грандиозна: не только увеличить количество грузов, перевозимых по российским рекам, но и остановить деградацию этих рек. Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

Каналы Венеции пересохли

Часть каналов Венеции пересохла из-за отлива, который привел к снижению уровня воды на полметра. Многие гондолы и лодки оказались на мели. Это затрудняет передвижение по городу. Навигация сохраняется на Гранд-канале, который тоже заметно обмелел
Подробности...

Планетоход Perseverance прислал первые фотографии с Марса

НАСА опубликовало фотографии, снятые исследовательским аппаратом Perseverance на Марсе. Миссия Mars 2020 стартовала с Земли в июле 2020 года, а 18 февраля планетоход приземлился в районе кратера Езеро. Главная задача миссии – забор образцов марсианского грунта, которые будут доставлены на Землю
Подробности...
Обсуждение: 80 комментариев

Мощнейшая метель заставила закрыть Крымский мост

Впервые в истории открытый в 2018 году мост через Керченский пролив оказался закрыт. В ночь на пятницу на Крым обрушился рекордный снегопад, вынудивший власти остановить движение по мосту. Для борьбы с непогодой мобилизовали бронетехнику и части Минобороны, Росгвардии и МЧС
Подробности...
17:52
собственная новость

Девять школ искусств Якутии оснастят в 2021 году в рамках нацпроекта «Культура»

Более 47,8 млн рублей получат девять районных детских школ искусств Якутии на оснащение музыкальными инструментами, оборудованием и учебными материалами в рамках федерального проекта «Культурная среда» национального проекта «Культура» в 2021 году, сообщила пресс-служба Минкультуры Якутии.
Подробности...
11:55

В Якутии по нацпроекту решили открыть девять модельных библиотек

В Якутии выбрали девять библиотек, которые в этому году приобретут статус модельных по национальному проекту «Культура».
Подробности...
17:54

В шести горных селах Дагестана отремонтировали дома культуры

Дома культуры в шести горных селах Дагестана капитально отремонтировали в 2020 году по нацпроекту «Культура». Два из них уже открылись после капремонта, остальные планируется открыть до конца декабря, сообщила врио министра культуры Дагестана Зарема Бутаева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Российские дипломаты обвинили Лондон в намеренной порче отношений с Москвой

    Главная тема


    Россия начала с успехом кормить Китай

    международный скандал


    Киев обиделся на шутку премьера Словакии о передаче Закарпатья России

    «легкие деньги»


    Кадыров потребовал от ФБР 250 тыс. долларов за данные о Пригожине

    испытательный полет


    Прототип Starship взорвался после приземления в Техасе

    Видео

    «национальное предательство»


    Почему пограничный договор с Россией приводит в ярость эстонских политиков

    мэр Вентспилса


    Латвия избавилась от главного сторонника диалога с Россией

    голубое топливо


    Что ждет российский газ после зимних рекордов

    гигантский госдолг


    Китай способен вызвать крах долговой пирамиды США

    местечковый тоталитаризм


    Андрей Манчук: На Украине наступил 1937 год

    страна без будущего


    Петр Акопов: Америку уже лишили будущих поколений

    особый словарь


    Дмитрий Дробницкий: Как понять язык глобального начальства

    90-летний юбилей


    Альфред Рубикс: Горбачев был под каблуком

    на ваш взгляд


    Как со временем изменилось ваше отношение к Михаилу Горбачеву?

    У России есть задел для достройки «Северного потока – 2»

    Россия исторически специализировалась на строительстве сухопутных, а не морских трубопроводов    3 февраля 2020, 10:50
    Фото: REUTERS/Stine Jacobsen
    Текст: Ольга Самофалова

    «Россия имеет в своей копилке и полеты первого человека в космос, и полеты на Марс. Мы построили «Голубой поток» и «Турецкий поток» по дну Черного моря. И мы точно построим «Северный поток – 2», как построили «Северный поток – 1», вопреки всем санкциям», – заявил газете ВЗГЛЯД заведующий кафедрой проектирования и эксплуатации газонефтепроводов Губкинского университета Никита Голунов.

    «Северный поток – 2» достроен на целых 93%, осталось всего 7%, однако сроки ввода его в эксплуатацию переносятся аж до конца 2020 года или на первый квартал 2021 года. Введенные в последний момент уходящего года американские санкции заставили иностранные суда-трубоукладчики остановить работы на датском участке и выйти из проекта.

    Вместе с партнерами Россия успела уложить более 2300 км из около 2460 км трассы по обеим ниткам трубопровода. Остается достроить всего 160 км газопровода: небольшой участок в немецких водах (16 км по двум ниткам) и менее половины датского участка – 50-70 км в зависимости от нитки.  

    По последним данным, оператор трубопровода Nord Stream 2 ведет переговоры с Датским энергетическим агентством по поводу завершения строительства датского участка. До этого по маршруту газопровода с исследовательскими целями прошлось многофункциональное судно Stril Explorer под норвежским флагом. Однако возобновления работ это еще не означает.

    Россия владеет двумя суднами «Фортуна» и «Академик Черский», которые могли бы закончить укладку труб в Балтийском море. Однако «Фортуна» не оборудована системой динамического позиционирования – а это требование имеется в документе-разрешении, которое с таким трудом осенью выдала Дания на строительство «Северного потока – 2». Теперь Датское энергетическое агентство должно дать заключение – можно ли строить трубу судну без этого оборудования.

    Альтернативный вариант – использование краново-монтажного трубоукладочного судна «Академик Черский». Оно имеет нужную систему динамического позиционирования, однако необходимо для работы на проекте «Сахалин – 3».

    Почему сырьевая Россия не входит в число тех стран, которые умеют строить морские трубопроводы? Почему она не начала учиться класть трубы в море еще шесть лет назад, когда США ввели свои первые санкции против нефтегазовой отрасли страны? Наконец, сможет ли Россия своими силами всего за год достроить «Северный поток – 2» в Балтийском море? 

    Об этом в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал Никита Голунов, заведующий кафедрой проектирования и эксплуатации газонефтепроводов, проректор по дополнительному профессиональному образованию Губкинского университета. 

    ВЗГЛЯД: Почему глубоководной укладкой труб занимаются только две компании в мире – итальянская Saipem и швейцарская Allseas? Почему Россия не в их числе?

    Никита Голунов: Собственными силами мы можем строить трубопроводы на глубине 20-30 метров, например при строительстве подводных переходов магистральных трубопроводов (фото: gubkin.ru)

    Никита Голунов: Собственными силами мы можем строить трубопроводы на глубине 20-30 метров – например, при строительстве подводных переходов магистральных трубопроводов (фото: gubkin.ru)

    Никита Голунов: Мы не строим суда-трубоукладчики в силу того, что исторически они нам были не нужны. С момента открытия наших крупных месторождений в Западной Сибири, мы были ориентированы на транспортировку нефти и газа в центральную часть страны и на экспорт. В тот момент нам был доступен один глобальный рынок – европейский.

    Рынок США в эпоху Советского Союза для нас был недосягаем. На азиатском рынке был спрос, но тогда этот рынок был не развит и неплатежеспособен. Географически и исторически мы были привязаны к Европе. Поэтому начиная с 70–80-х годов, наша страна экспортировала углеводороды в Западную Европу и Восточную Европу (страны бывшего соцлагеря).

    Самый короткий и быстрый маршрут доставки газа и нефти туда – по суше. Поэтому все трубопроводы мы строили в сухопутном формате. С частотой примерно 100-150 км мы ставили компрессорные станции для газа и насосные станции для нефти. У нас, как у поставщика углеводородов, логика развития транспортной системы была одна, но у европейцев, как потребителей сырья – другая.

    У Европы всегда было несколько поставщиков. Россия – один из них. Свой газ в Европу поставляли компании из Африки и норвежская Statoil. Естественно, что для развития этих поставок необходимо было строить газопроводы не на суше, а на воде. Поэтому в Европе и появились компании, специализирующиеся на глубоководной укладке трубопроводов.

    Итальянцы, которые ориентировались на доставку углеводородов из Алжира, Ливии и Туниса в Европу, в 1957 году создали компанию Saipem. Она занялась строительством нефте- и газопроводов по дну Средиземного моря.

    В Швейцарии в 1985 году у них появился конкурент – компания Allseas. Исторически ее первым главным заказчиком стала Statoil, а задача – строительство трубопроводов по дну Северного моря.

    В итоге Россия хорошо технически вооружена именно в сфере прокладки сухопутных трубопроводов, а европейцы – морских. И нельзя говорить, что европейские компании достигли многого, а мы – нет. Просто каждый развивался в условиях своего рынка. Сыграли свою роль география и особенности грузопотоков.

    ВЗГЛЯД: Однако современной России потребовались морские газопроводы. «Голубой поток» по дну Черного моря, связывающий Россию и Турцию напрямую, был построен еще в 2001-2002 годах. «Северный поток – 1»  в 2010-2012 годах. Почему мы не подумали о необходимости самим научиться строить морские газопроводы еще тогда? Чтобы уже «Турецкий поток» и «Северный поток – 2» смогли строить без иностранцев?

    Н. Г.: В каждый конкретный момент нефтегазовые компании решают конкретные производственные задачи. В то время проблема отсутствия у России собственных судов-трубоукладчиков не стояла так остро, как сейчас. Тогда были другие архиважные задачи, которые нужно было решить «здесь и сейчас». В тот момент мы в первую очередь решали задачу ухода от стран-транзитеров. Мы не хотели терять деньги на дорогостоящем транзите, зависеть от ненадежных партнеров, которые выламывают нам руки. Надо было спроектировать строительство трубопроводов так, чтобы они как можно быстрее заработали и начали отдавать вложенные инвестиции. Кто ж знал тогда, как будет развиваться ситуация?

    ВЗГЛЯД: То есть было дешевле и быстрее нанять иностранную компанию, специализирующуюся на укладке труб, чем самостоятельно создавать с нуля суда-трубоукладчики?

    Н. Г.: В то время, да. Любая компания заинтересована в снижении себестоимости работ и своей продукции. Если есть люди, которые готовы дешево и профессионально уложить трубы, то зачем раздувать смету проекта, искать новые дорогостоящие решения? Кроме того, пятнадцать лет назад ни о каких санкциях и речи не было, цены на нефть были на высоте. А десять лет назад прошел мировой кризис 2008-2009 годов, и компании вынуждены были оптимизировать свои затраты. Разработки любых новых судов требуют сумасшедших инвестиций и большого горизонта планирования.

    ВЗГЛЯД: Хорошо, но ситуация на внешней арене изменилась после 2014 года. США уже тогда отрезали России доступ к западным нефтегазовым технологиям (секторальные санкции), потом не без участия США пришлось заменить «Южный поток» на «Турецкий», а в 2018 году Вашингтон прямо пригрозил санкциями «Северному потоку – 2». О риске ухода иностранных судов-трубоукладчиков из проекта было известно минимум за год до их реального введения. Почему мы не начали действовать сразу, когда только появились первые звоночки?

    Н. Г.: Порой в СМИ звучит мнение, что мы должны были сразу по первому звоночку начинать строить собственный флот судов-трубоукладчиков. Но в тот момент было много других важных задач, которые надо было и можно было оперативно решить.

    Задача построения флота судов-трубоукладчиков – это титанический труд не одного года, а минимум 5-10 лет. Это проект, требующий сумасшедших инвестиционных затрат. Это миллиарды долларов.

    Кроме того, стратегически неправильно сразу же принимать какие-то непродуманные решения после любой критики в западных СМИ. Нас так «задергают» и не будут давать проводить собственную политику.

    Конечно, Россия начала действовать в 2014 году. Все знают о реализуемых программах импортозамещения в стране. Но был дан старт в первую очередь тем проектам, где замещение импорта имело критическое значение.

    ВЗГЛЯД: Сегодня задача создания собственных судов для строительства морских трубопроводов появилась в повестке дня?

    Н.Г: В текущей ситуации, да. Просто ее невозможно решить по щелчку пальца. В мире существует глобальная система разделения труда с низким и долгосрочным спросом, и если мы хотим строить свои суда такого класса, то должны точно прогнозировать запросы и понимать рынок, чтобы эти суда не простаивали. Для начала нужно написать техническое задание для строительства линейки разных судов, необходимых для строительства морских трубопроводов. Для этого надо понимать, в каких условиях эти суда будут эксплуатироваться. Кто и какое оборудование будет изготавливать для них, на каких мощностях? На какой верфи будут производить сами суда? Где взять специалистов для таких проектов? Какие объемы производства, какие затраты и сроки окупаемости строительства таких судов? Возможен ли экспорт этих судов? Это задача требует детального долгосрочного прогнозирования. Иначе можно потратить много денег, а в итоге получить невостребованный рынком продукт. Сейчас компании занимаются стратегическим планированием и прогнозированием.

    ВЗГЛЯД: Пока все эти вопросы без ответа?

    Н. Г.: Да. Но они в процессе решения.

    ВЗГЛЯД: Зачем России учиться строить в море самостоятельно за огромные деньги, когда все проекты в Европу почти реализованы?

    Н. Г.: Сегодня все, что касается морских судов для укладки трубопроводной инфраструктуры, то для нас иметь возможность работать в море на любой глубине – это важная задача. Потому что наши вновь открываемые месторождения уходят все дальше на восток и на север, и все глубже под воду.

    Раньше мы развивали одну схему логистики углеводородов, теперь она меняется. Если доставлять углеводороды по суше из Восточной Сибири и Арктики в Европу, то транспортное плечо будет большим, мы будем неконкурентоспособными. Поэтому здесь нам надо выстраивать другую схему логистики, которая бы предусматривала и подводные трубопроводы для добычи и транспортировки углеводородов, и создание собственного танкерного флота, и создание судов обеспечения. Это та задача, которая в таком масштабе никогда до этого перед нашей страной не стояла. Мы только в начале становления новой системы логистики на востоке и севере страны, однако рано или поздно мы создадим там всю необходимую инфраструктуру, как в советское время создали ее на западе.

    Россия является пионером в области добычи и транспортировки углеводородов в арктических условиях. Северные страны, в частности, Канада, Дания в Гренландии, в таких условиях не добывают нефть и газ. Норвегия добывает углеводороды, но у них нет ледовой обстановки благодаря теплому течению Гольфстрим.

    ВЗГЛЯД: Те суда, которые сейчас есть у Saipem и Allseas для прокладки морских газопроводов, не могут работать у нас в Арктике?

    Н. Г.: Для строительства трубопроводов в Балтийском море, в Черном море и у нас на севере – нужны разные суда со своими конструктивными особенностями. Если все будет покрыто льдом, то суда без арктической защиты или ледокольного сопровождения просто не смогут там работать. К этим судам предъявляются совсем другие требования к прочности металла, из которого изготавливаются эти суда обеспечения, суда-трубоукладчики, танкеры и все такое. Требования к этим судам будут выше, чем требования у швейцарцев и итальянцев.

    ВЗГЛЯД: Это проект будущего. А как мы можем решить конкретную задачу с «Северным потоком – 2»? Проект оказался в критической ситуации из-за ухода иностранных судов-трубоукладчиков со стройки на опасениях попасть под американские санкции. Мы можем переманить к себе швейцарских или итальянских специалистов, чтобы они поделились своим опытом, и пригнать в датские воды переделанные суда «Фортуна» и «Академик Черский», которыми владеет Россия?

    Н. Г.: На этот вопрос сложно однозначно ответить. Нюансы, связанные с санкциями и политикой, весьма щепетильны.

    Ни одна из компаний – ни наших, ни иностранных – не будет открыто заявлять, кто и что будет делать, чтобы самим не попасть под санкции. Договоренности будут закрытого типа.

    Мы нацелены на то, чтобы и наши компании реализовали задачу, и те подрядчики, которые будут привлекаться, тоже не пострадали. В этом заинтересованы все стороны.

    Как эта задача будет решаться, мы узнаем позже. Сейчас мы находимся в той ситуации, когда не можем сорвать проект. Возможные варианты вы перечислили.

    ВЗГЛЯД: То есть мы можем взять имеющиеся у нас судна «Фортуна» и «Академик Черский», переоборудовать их под возможность укладки труб на датском участке в Балтийском море и таким образом достроить «Северный поток – 2»?

    Н. Г.: Главное выполнить все те требования, которые предъявляются к судну. Это определенные экологические сертификаты, система позиционирования, условия проводки и т. д. В принципе, на Балтике ситуация не настолько критическая, как могла бы быть в Черном море. Глубина Балтийского моря не такая большая – порядка 30-50 метров. Поэтому мы вполне способны проложить здесь трубы.

    ВЗГЛЯД: По вашему мнению, Россия сможет решить проблему с «Северным потоком – 2» и достроить газопровод к первому кварталу 2021 года, как официально было заявлено?

    Н. Г.: Может. Вопрос строительства трубопровода как никогда актуален. Мы должны поддерживать свою долю экспорта и зарабатывать деньги для нашего государства.

    Россия имеет в своей копилке и полеты первого человека в космос, и полеты на Марс. Мы построили «Голубой поток» и «Турецкий поток» по дну Черного моря. И мы точно построим «Северный поток – 2», как построили «Северный поток – 1», вопреки всем санкциям, которые на протяжении века периодически вводились в отношении нашей страны.

    Для завершения строительства трубопровода «Северный поток – 2» необходимо проложить небольшой участок, менее 100 км из 1200. Технически нет никаких препятствий завершить стройку. Сейчас мы развиваем водное направление на Запад, а теоретически оно может нам понадобиться для формирования новой системы логистики и на восточном направлении.

    ВЗГЛЯД: Какой задел у России имеется? В плане сухопутных газопроводов мы  асы. Что мы еще умеем делать?

    Н. Г.: Кроме суши, мы также можем строить трубопроводы там, где есть неглубокая вода, в условиях вечной мерзлоты, на заболоченных участках, там, где нестабильный грунт. У нас здесь техника отработана. Мы все это делаем в Западной Сибири. У нас есть задел по строительству морских трубопроводов собственными силами. Это компания «Межтрубопроводстрой» (МРТС), которая в принципе реализует часть таких проектов. Мы можем взять за основу тот опыт, который есть у нас и у наших партнеров, выделять средства на научные разработки и исследования, и шаг за шагом двигаться дальше – к разработке собственных судов и собственных технологий для строительства глубоководных трубопроводов.

    ВЗГЛЯД: Какую глубину мы уже покорили?

    Н. Г.: Собственными силами мы можем строить трубопроводы на глубине 20-30 метров – например, при строительстве подводных переходов магистральных трубопроводов.

    ВЗГЛЯД: Что Россия в состоянии своими силами сделать для развития в плане глубоководного строительства?

    Н. Г.: Это целая подотрасль в нефтегазе. Для нас это будет новый вид технологий, новый вид строительства, который до этого мы не осваивали.

    Нам потребуются не только сами судостроители, но и производители специализированного оборудования, которое в большом объеме устанавливается на подобные суда. Это и сварочные посты, и система удержания самого судна, и система удержания трубы в процессе сварки, и стингерные устройства, и натяжные устройства.

    Нам также потребуются новые машины и оборудование для береговой инфраструктуры. Важную роль играют металлурги, которые должны производить необходимую сталь как для труб, так и для самих судов. Причем, если это трубы для арктического шельфа, то они должны быть изготовлены из специальных хладостойких сталей. Понадобятся машиностроители, которые создадут совершенно новые трубоукладочные технологии и оборудование, новые лебедки, краны, подъездные механизмы и т. д.

    Не обойтись без участия IT-специалистов для удержания судов на точке, сопровождения, укладки трубопроводов. IT-технологии необходимы для цифровизации и оптимизации процессов. Это требует существенных вложений как в науку, так и в подготовку кадров. В общем, в этой будущей дорожной карте развития трубопроводного строительства будет много мероприятий. 

    Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •