Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверенно, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

31 комментарий
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

29 комментариев
28 апреля 2010, 17:15 • Культура

«Все описываемое мной – чистая правда»

Бернар Вербер: У меня слишком много идей

«Все описываемое мной – чистая правда»
@ voir.ca

Tекст: Кирилл Решетников

В Россию приехал Бернар Вербер, автор книг «Муравьи», «Танатонавты», «Мы, боги» и множества других. Любитель околонаучных тем и околомифологических сюжетов пользуется популярностью во многих странах, Россия – не исключение. В Москву он прибыл, чтобы представить книгу «Новая энциклопедия Абсолютного и Относительного знания» и посмотреть российскую версию своей пьесы. В интервью газете ВЗГЛЯД Вербер рассказал о книге и любви людей и насекомых.

– Бернар, в России только что вышла ваша «Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания». Чем она отличается от вашей прежней аналогичной энциклопедии, в названии которой не было слова «новая»?
– Первая «Энциклопедия» охватывала то, о чем упоминалось в трилогии про муравьев, а новая «Энциклопедия» соотносится и с книгами о муравьях, и с книгами о богах. Новая превосходит старую по охвату более чем вдвое.

В России чувствуется желание поменять устои общества

– На чем вы основываетесь, когда описываете в «Энциклопедиях» самые разные явления – от законов Мерфи до древних пророчеств, от брака по расчету до редких видов животных?
– Все, что там есть, – это плод моего общения с друзьями-учеными, философами, историками, специалистами по естественным наукам. Это всегда результат разговоров, а не чтения. Я не копирую книги, я говорю с людьми. Ученые рассказывают мне то, что не решаются обсуждать в книгах.

– Например?
– Например, сведения о сексуальности клопов. Ученые просто избегали об этом писать, боясь показаться смешными. Насекомые, которые вступают в гомосексуальные связи и все время устраивают групповые акты – это как-то уж слишком фривольно для серьезного ученого. Но специалисты рассказали об этом мне, и я написал об этом в своей энциклопедии.

«Новая «Энциклопедия» соотносится и с книгами о муравьях, и с книгами о богах» (фото: prochtenie.ru)
«Новая «Энциклопедия» соотносится и с книгами о муравьях, и с книгами о богах» (фото: prochtenie.ru)

– Ваши энциклопедические опыты ближе к литературе или к науке?
– Их место – как раз между двумя этими областями, но вся информация, которую я привожу, – подлинная. Настоящая энциклопедия для меня не та, которая декларирует истину в последней инстанции, а та, что побуждает читателя открывать для себя что-то новое. Моя задача – заинтересовать людей, пробудить в них любопытство. Но, подчеркну еще раз, все описываемое мной – чистая правда.

– Другая российская премьера, к которой приурочен ваш приезд – спектакль по вашей пьесе «Наши друзья человеки».
– Да. Это история о мужчине и женщине, которые оказываются в неком замкнутом пространстве и, в конце концов, осознают, что с ними происходит. Они – два последних оставшихся в живых представителя человечества и находятся в плену у инопланетян. И коллизия тут такая, что если они не займутся любовью, то человечество и вовсе исчезнет. Собственно, это еще и история любви. А также история о суде над человечеством. При этом написана она смешно, но и философично.

– Во Франции спектакль по этой пьесе уже ведь давно поставлен?
– Конечно. И французская версия получилась очень смешной. У актера была богатейшая мимика, и он находился в настоящем конфликте со своей партнершей по сцене. Все это очень смешило зал. А сегодня вечером я увижу российскую версию.

– Чего вы ожидаете от нее?
– Ожидаю, что публика будет смеяться. Как правило, сначала люди недоумевают: что это такое странное происходит? Но потом кто-то один начинает смеяться, остальные смеются вслед за ним и, в конце концов, понимают, что пьеса очень смешная. Я пока не знаю, как сделана русская постановка – посмотрю, будут ли смеяться. Надеюсь, что у вас это тоже не стали интерпретировать в чересчур серьезном ключе.

– А во Франции сейчас пьеса идет?
– Сейчас только в Тулузе.

– Почему только там?
– Не знаю. Но есть еще чешский спектакль – у чехов он идет два с половиной часа, а не полтора, как во Франции. И у них версия более серьезная, они это играют как Шекспира. Чешская публика не смеется. Во Франции играют более естественно.

– Ждать ли от вас новых романов?
– Есть роман, который еще не переведен на русский; возможно, он скоро будет издан в России. Он называется «Зеркало Кассандры». Это история о девушке-похитительнице будущего, фактически продолжение «Последнего секрета» и «Отца наших отцов».

– Вы много общаетесь с читателями. Помогает ли это вам в работе?
– Нет. Для того чтобы писать, мне не нужно ничего, у меня слишком много идей. Общение с читателями позволяет лишь узнать, кто любит мои книги, а кто нет.

– Насколько я знаю, вы часто бываете в Москве.
– Я здесь уже четвертый раз.

– И какие у вас впечатления?
– Если я сюда приезжаю, значит, мне здесь нравится. Люди здесь очень образованные, и на встречи со мной всегда приходит много народу. В России чувствуется желание поменять устои общества. Впечатление такое, что страна спала, а сейчас просыпается.

..............