24 июня, воскресенье  |  Последнее обновление — 05:53  |  vz.ru
Разделы

С такими кумирами, как Кикабидзе, СССР был обречён

Антон Крылов, журналист
Вся читающая Россия упоенно порицает (или поддерживает) бывшего соотечественника, уже 27 лет живущего в другом государстве. Хотя обсуждать надо не слова Кикабидзе и не то, был ли Советский Союз тюрьмой народов или раем на земле. Подробности...
Обсуждение: 180 комментариев

На карту поставлено существование Евросоюза

Наталия Янкова, публицист (Германия)
Немецкое коалиционное правительство оказалось под угрозой. Министр внутренних дел и глава партии ХСС Хорст Зеехофер выдвинул Меркель ультиматум – в течение двух недель дать ответ на его решение по выходу из миграционного тупика. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Самая трудная, но при этом и благодарная работа для русского человека

Дмитрий Ольшанский, публицист
У нас с друзьями есть традиция: каждый год девятого мая мы читаем текст кого-нибудь из так называемых приличных людей о том, что этот день должен быть траурным. И каждый год мы отвечаем, что у нас уже есть траурный день. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

    Самые красивые болельщицы ЧМ-2018

    Благодаря чемпионату мира мы смогли увидеть не только красивый футбол, но и прекрасных болельщиц, приехавших со всего мира поддержать свои любимые команды. Самые яркие из них – на страницах газеты ВЗГЛЯД
    Подробности...

    Самые эксцентричные болельщики ЧМ-2018

    Более двух миллионов болельщиков приехали в Россию, чтобы поддержать свои команды во время чемпионата мира по футболу. Гости из самых разных уголков планеты с помощью ярких и необычных образов создали в нашей стране атмосферу большого праздника. Газета ВЗГЛЯД выбрала самые интересные из них
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

    Чемпионат мира в России начался с яркой церемонии открытия

    Чемпионат мира в России начался. Первую игру предваряла красочная церемония открытия, в которой приняли участие мировые звезды футбола и поп-сцены. Хедлайнерами выступили британский исполнитель Робби Уильямс и российская оперная дива Аида Гарифуллина
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Стало известно о пуске Пентагоном МБР
         |  vz.ru

        Читайте также

        Тихая охота

        Хит-парад толстожурнальной поэзии: грибная страда августа
        В литературных журналах появились стихи, такие же разнообразные, как грибы    12 октября 2007, 17:42
        Фото: GettyImages
        Текст: Кирилл Анкудинов (г. Майкоп)

        Прошли дожди, и из-под земли полезли грибы. А в литературных журналах появились стихи, такие же разнообразные, как грибы: белые, серые, пунцовые в крапинку. Самое время взять в руки аналитическое лукошко и отправиться на «тихую охоту».
        Авось на горячую чертову дюжину наберется подборок в восьмых номерах «Знамени», «Октября» и «Нового мира». Главное, чтобы не попались поэтические мухоморы или, того пуще, бледные поганки.

        Уважаемые читатели, перед вами – дары августовского журнального леса. Попрошу всех к столу.

        Вкусные стихи (от 13 до 8 баллов)

        13. Григорий Кружков. Молоко одуванчиков. «Знамя», № 8

        «Есть такой хитровыкрученный гриб, называется «удмансиелла укореняющаяся». Говорят, съедобный. Я не пробовал…»

        Ничего не могу поделать с собой – обожаю Григория Кружкова. Понимаю, что негоже делать одного и того же автора лидером хит-парада в третий раз. Однако стоит увидеть поэзию Кружкова – изящную, простую, легкую, сладковатую, неуловимо европейскую по духу и вкусу, деликатесную, словно шампиньон, – и я забываю обо всем.

        В прошлый раз я посетовал, что в подборке Кружкова нет шедевров. Ныне рад: мне не придется повторять этот упрек; стихотворение «На рассвете», открывающее новую подборку, – самый настоящий шедевр.

        12. Олеся Николаева. Национальная идея. «Новый мир», № 8

        Еще одна радость – стихи Олеси Николаевой, крепкие, плотные, русские, острые, едкие, восхитительные, как грузди, засоленные в дубовом бочонке для монастырской трапезы.

        Как точны рифмы в этих стихах, как чарующе умопомрачительны созвучия, как мощны и длительны ораторские периоды, произносимые на едином дыхании!

        Даже когда Олеся Николаева возвращается к флегматичной стихопрозе, мерно покачивающейся на волнах сверхдлинных размеров, читать ее – удовольствие. Но «грозовые» стихи Олеси Николаевой (такие, как стихотворение, давшее название всей подборке) – неописуемы по силе и мастерству.

        11. Ирина Евса. На глинистых тропках. «Новый мир», № 8

        Стихотворения харьковской поэтессы Ирины Евсы очаровательны, оптимистичны и ярки, но в них есть мудрая горечь, есть какой-то характерный терпко-смолистый привкус. Далеко не случайно в одном из стихотворений Евсы упоминаются красные рыжики, разбросанные по зеленой хвое. Гриб рыжик – вот тотем поэзии Ирины Евсы.

        10. Олег Хлебников. Под часами. «Новый мир», № 8

        Я давно не встречал новых стихов хорошего поэта Олега Хлебникова, и этому нашлось объяснение: уже в первом тексте подборки Хлебникова звучит мотив иссыхания. По-видимому, Олег Хлебников пережил серьезную переоценку ценностей: его подборка сочится подспудной мизантропией, будто старый одинокий гриб-моховик. Полные глухой боли и не вполне проясненных ужасов, стихи Хлебникова не заботятся о том, чтобы выглядеть красивыми и стройными. И тем не менее запоминаются.

        9. Александр Левин. За сбычу мечт! «Знамя», № 8

        Александр Левин и его друг Владимир Строчков – основатели новой поэтики, построенной на грамматических сдвигах и порожденных ими неологизмах.

        По сравнению со Строчковым Левин гораздо более простой и более последовательный автор; сдвигая языковую парадигму, он самозабвенно фантазирует, творит броско-эксцентрические картинки.

        Подхватываешь его игру – но тут же осознаешь: продлись все эти приемы хоть минуту дольше, чем запланировано, – и их обаяние пропадет, они станут пригодны только на то, чтобы пудрить мозги. К счастью, Левин никогда не теряет меру.

        С чем сравню его стихи? Нет, не со строчками. С озорными дождевичками. С дружевичками-хожевичками, ножевичками-ложевичками. Заразился!..

        8. Алексей Парин. Et ego in Sicilia. «Новый мир», № 8

        Чуть было не написал «Новый Рим». Что было бы закономерно: краткие тексты выдающегося знатока оперного искусства Алексея Парина умудряются быть одновременно живыми и сухими (особой солнечно-античной, бодро-академичной латинской сухостью). Сицилия, древнеримские развалины, ящерицы, погребальные обряды… В текстах Парина есть особая прелесть – как в грибах лисичках, суховатых, жилковатых, но ароматных и теплых.

        Съедобные стихи (от 7 до 2 баллов)

        7. Вячеслав Куприянов. Последние известия. «Новый мир», № 8

        Куприянов – один из мэтров русского верлибра. Он очень талантливый и умный поэт. Его произведения оптимальны для верлибрического формата: Куприянов вкладывает в них именно то, что можно и нужно вложить в данный формат. Он очень старается.

        Дело не в Куприянове, дело в верлибре как таковом. Не приживается верлибр на русскоязычной почве. Читаешь и думаешь: вот неплохое эссе в строчку – и что дальше? Все верлибры, написанные на русском языке, – как опята: вроде бы питательные грибы, но слишком уж неотличимы друг от друга.

        6. Ольга Хвостова. Забери меч. «Знамя», № 8

        Ложные экземпляры не обязательно ядовиты. Краснушка вполне съедобна, но слишком уж она похожа на волнушку – ан не волнушка. Не волнует. Ольга Хвостова научилась мастерски подражать фирменной едко-истерической манере двух прекрасных Елен – Шварц и Фанайловой. Те же интонации, те же образы, те же буйные вихри (как бы) неуправляемого сознания, та же патентованная стервозность, то же отсутствие прописных букв. И все это – мельче, ординарнее.

        5. Мария Фаликман. Искушение возрастом. «Октябрь», № 8

        Сразу не понять, что не так в этих трех (очень разных) стихотворениях. Стихи как стихи. После дополнительного вчитывания выявляется их тривиальность вкупе с искусственностью. Не стихи, а рыхлые, дряблые, перезревшие сыроежки.

        4. Светлана Васильева. Отпущенные строки. «Октябрь», № 8

        Поначалу подборка Васильевой читается с интересом: подкупает удачный энергично-нервный ритм первого стихотворения. Затем обнаруживаешь, что остальные тексты подборки написаны тем же самым ритмом, к которому механически подверстано все, что взбрело автору в голову. Строфы Васильевой однообразны, как грибы рядовки, и похожи на неудачные переводы, осуществленные ловкачом-ремесленником. Был бы выдержан размер – и ладно, а какой словесной трухой заполнен он – переводчика не колышет.

        3. Регина Дериева. Свойства времени и пространства. «Октябрь», № 8

        Опять стихи-рядовки. У Васильевой они были фиолетовыми (поскольку до смысла строк ей фиолетово), а у Дериевой, наверное, они зеленые. Как тоска. Ритмы меняются, но радости от этого никакой: везде одна и та же какофония. Вдобавок темы стихотворений Дериевой умозрительны и неинтересны.

        2. Сергей Соловьев. Шаль. «Новый мир», № 8

        У Сергея Соловьева репутация сложного поэта и прозаика. Она оправданна: некогда для того, чтобы понять соловьевский рассказ, я перечитал его несколько раз – и слабое подобие смысла забрезжило.

        Опыт Соловьева в стихах, называющийся «Шаль», не стал мне ясен и после десятого прочтения. Сначала что-то про облака, потом вдруг – индийские боги, Ганеша, за Ганешей – гибель какого-то мужика, налетевшего на высоковольтный столб.

        Есть такой хитровыкрученный гриб, называется «удмансиелла укореняющаяся». Говорят, съедобный. Я не пробовал. Нехай Ганеша его вкушает, наслаждаясь высокоинтеллектуальной поэзией Соловьева.

        Съедобность стихов неизвестна (1 балл)

        1. Дмитрий Легеза. Настоящие самураи. «Знамя», № 8

        Имя Дмитрия Легезы прославлено в мире сетевой поэзии. Подборка Легезы, опубликованная в «Знамени», мне совершенно не понравилась. Я не знаю, зачем писать о подобных пустяках (как Легеза), да еще и относиться к этим пустякам столь серьезно (опять-таки как Легеза). Тексты Легезы показались мне вялой лирической кавээнщиной, а когда в самом же первом из них я наткнулся на Герасима с Муму, мне захотелось захлопнуть журнал и не открывать его.

        С другой стороны, несколько раз случалось так, что поэты, не удовлетворившие меня в журнальных подборках и раскритикованные мной, при дальнейшем знакомстве с их творчеством оказывались куда лучше, чем я думал о них. Поскольку других стихов Легезы я не читал, ограничусь репликой, какую пишут в справочниках в отношении особо редких грибов: съедобность неизвестна.



        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............