Андрей Полонский Андрей Полонский С кем России можно договариваться

Нынешняя ситуация – с ее глобальными гибридными конфликтами по множеству направлений – настолько запутана, что возникает вопрос: с кем имеет смысл договариваться? Кто со стороны нашего противника уполномочен принимать решения?

3 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему в планах Москвы пока нет Харькова

Казалось бы, точно нужно брать Харьков – однако гибкость и уникальность российской позиции в том, что для взятия максимального количества территорий ей не обязательно брать их сейчас.

39 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов Украина, вызывай «Волгу»

Украинцам стоило бы перестать мечтать о «победе» и уяснить, что поток западных денег кончится ровно тогда, когда их иудина работа по договору с Западом будет завершена. В этот момент начнет действовать совсем другая логика.

34 комментария
22 августа 2014, 15:50 • Авторские колонки

Ольга Туханина: Борьба ради борьбы

Ольга Туханина: Борьба ради борьбы

Меньшинства вовсе не так безобидны. Они используют практики тоталитарных сект, сносят крыши сторонникам, ломают судьбы противникам. Говорить о феминизме отдельно не имеет смысла. Нужно кончать с общей порочной практикой.

Всякий раз, когда речь заходит, допустим, о феминизме, комментаторы сразу вступают в битву на одной из сторон. При этом вовсе не обязательно, чтобы мужчины поддерживали мужчин, а женщины – женщин. Главное выступить в поддержку той или иной позиции. Поскольку такие сражения ведутся на публичных площадках уже десятилетиями, то аргументы сторон хорошо известны: на каждое «е2 – е4» найдется свое «е7 – е5».

Под флагом феминизма создаются общественные организации, издательские дома, политические партии, научные направления. Это многомиллиардные обороты

Однако же скуки это ни у кого не вызывает, стандартные партии разыгрываются с невероятным задором. Некоторые публицисты делают свое участие в таких партиях основной профессией, зарабатывая себе не только имя, но и на кусок хлеба с маслом.

Но куда интереснее взглянуть на ситуацию со стороны. Увидеть общие модели, которые применяют в современном мире любые «угнетенные борцы за свои права» против традиционного общества. Интереснее понять, как в западном мире используется тема меньшинств, как она встроена в общие механизмы управления. Геи, феминистки, расовые меньшинства, борцы за экологию и права животных – все они будто созданы под копирку, используют одинаковые методы, перенимают опыт друг друга, зачастую друг друга поддерживают.

1

В общем случае механизм построен на том, что современное общество декларирует равенство прав, однако никогда не в состоянии его обеспечить по миллиону самых разнообразных причин, начиная от биологических и заканчивая социальными.

В известном анекдоте человек жалуется в письме на антисемитизм: его не приняли диктором на телевидение, потому что он еврей. Его вызывают, чтобы разобраться в ситуации, и просят рассказать, как все произошло. Он начинает: «Н-н-н-ну, п-п-п-прихожу я п-п-по объявлению...»

Понятно, что человека не взяли на работу из-за «фефекта фикции», но общества по защите прав заик при устройстве на работу дикторами пока не существует (надеюсь). Зато существуют различные еврейские организации, чем герой анекдота и пользуется, чтобы получить свой маленький профит.

Тут бесполезно вступать в спор и доказывать, что проблема заключена не в национальности, а в физическом дефекте. Человек это ведь и сам знает, просто ему удобно спекулировать именно на национальном вопросе.

2

Равным образом дело обстоит и с феминизмом. Все, включая женщин, знают, что средняя женщина физически слабее среднего мужчины. Глупее, ниже ростом. Зато женщины дольше живут, могут вынашивать детей и более выносливы в ряде случаев. «Так природа захотела, почему – не наше дело». Вы не сможете отменить эти факты никакими законами равноправия. И никакая операция по перемене пола не сможет добиться того, чтобы у мужчины возник ПМС, а у женщины – утренняя эрекция. Веками человечество спокойно жило с этим. Пока не появился феминизм.

Надо понимать, что естественная борьба женщин за свои права никакого отношения к феминизму не имеет. В целом эта борьба закончилась в развитых странах победой где-то в середине двадцатого века. Возможности для полов стали равными настолько, насколько это вообще возможно. Все остальное – это попытка получить ничем не обоснованные привилегии для определенной группы людей за счет всего остального общества.

Надо отдельно подчеркнуть, что это привилегии вовсе не для всех женщин, хоть это и декларируется, а конкретно для тех, кто борется, не щадя себя, за эти права. Борцами, само собой, могут быть и мужчины.

Под флагом феминизма создаются общественные организации, издательские дома, политические партии, научные направления. Это многомиллиардные обороты. Это бесконечное требование квот, налоговых послаблений и бюджетного финансирования. Это требование формирования правительств по смешанному признаку без учета профессиональных навыков.

Вместе с тем это удобнейший инструмент влияния на общество во всех необходимых случаях. Вспомните хотя бы историю бедолаги Стросс-Кана. Не знаю, были ли там подключены организации феминисток, но ничуть не удивлюсь, если были, они для таких вещей и необходимы.

3

Аналогичным образом действует любое «угнетаемое» сообщество. Оно начинает с агрессивных провокаций, дожидается обратной реакции (тоже, само собой, агрессивной), потом, указывая на эту реакцию как на доказательство нетерпимости граждан, требует себя оградить с помощью государственных ресурсов.

Вы можете создать меньшинство буквально на пустом месте. Скажем, живут люди, у которых нет детей. Желание у них отсутствует, материальные возможности или физические, но эти люди просто живут себе да и в ус не дуют. Однако тот же факт можно сделать отличительным. Создать группу. Создать идеологию.

Так появляются «чайлдфри». Они не просто не имеют детей, а не имеют их намеренно. С этой позиции группа агрессивно атакует традиционное общество, потому что любое общество заинтересовано в продлении своего существования и дает преференции семьям с детьми – как на уровне закона, так и на уровне традиций. Все это можно оспорить, добиваясь якобы того самого равноправия.

***

Прикиньте, чем вы отличаетесь от остальных. Вы блондин? Лысый? Вы левша? У вас рост выше среднего? Ниже среднего? У вас большой вес? Недостаток веса? Вы сова или жаворонок? При определенной настойчивости на любом из этих признаков вы сможете создать группу, которая сражается за свои права против бездушного большинства. Сможете сделать неплохие деньги.

Поэтому все споры с феминистками (гей-активистами, «зелеными» или серыми в крапинку) бессмысленны. Сам факт таких споров только подпитывает их. Активисты нуждаются в войнах. Они присваивают себе право говорить от имени гораздо большего числа людей, чем реально представляют.

Те же феминистки ничуть не смущаются тем, что большинство женщин их не поддерживает, иногда откровенно покручивая пальцем возле виска. Это неправильные женщины – курицы, клуши, рабыни, которые потом, конечно, примкнут, но для этого предстоит пройти большой путь. Длиной в вечность, я так думаю. Ведь победа не оплачивается. Оплачивается только борьба. Да и в чем заключается победа?

Все эти меньшинства, искусственно созданные, вовсе не так безобидны. Они используют практики тоталитарных сект, сносят крыши сторонникам, ломают судьбы противникам. Говорить о феминизме отдельно не имеет смысла. Нужно кончать с общей порочной практикой.

..............