30 апреля, воскресенье  |  Последнее обновление — 04:05  |  vz.ru

Андрей Архангельский

 
Журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонек». Родился в Севастополе в 1974 году. Образование высшее, журналистское и музыкальное. Всему в жизни обязан книгам и перестройке. Убежденный либерал. Печатается с 17 лет. Маниакально любит журналистику, одновременно ненавидя в ней литредакторов и литрабов, рекламщиков, менеджеров, пиарщиков, бездарей и приспособленцев всех возрастов, а также тех, кто не любит читать «длинные тексты». Противник объективности, так называемых фактов и форматов – предпочитает доверять эмоциям и чувствам. Страстный защитник сложноподчиненных предложений, борец за права восклицательных знаков и троеточий. Свободу слова считает главным достоянием демократии. Любит свободу не за тряпки и бабки, а просто так.

Мнения

Если заявление президента Назарбаева о старте перехода на латиницу в самом деле имело демонстративный характер, увязать оное правильнее не с обстрелом сирийской военной базы американскими ракетами.
Обсуждение: 37 комментариев

Списки домов под снос уже вовсю составляются, причем попадают в них отнюдь не только панельные пятиэтажки. Просто расскажу, почему людям не нравится реновация. Расскажу тем, кто этого не понимает.
Обсуждение: 304 комментария

Какое судно ответственно за то, что послало на дно российский разведывательный корабль? И туман не помешал, всех выловили. Это очередная загадка-головоломка, с явным присутствием подлости.
Обсуждение: 21 комментарий

Среди всех соседей, особенно среди тех, у кого реально получить столь необходимые природные ресурсы, потенциально дружественной для Японии может быть только Россия. И главное, у Японии есть что предложить взамен.
Обсуждение: 28 комментариев

Если человек – хозяин своего жилого пространства, если к нему никого нельзя принудительно подселить, если человека нельзя насильственно переселить, такой гражданин ускользает из-под контроля. Поэтому человек должен нервничать.
Обсуждение: 131 комментарий

Стоит рассмотреть в комплексе три вопроса, связанных с состоянием украинской энергетики. Только так можно будет понять, где сейчас оказалась одна из наиболее развитых отраслей украинской экономики и какое будущее ее ждет.
Обсуждение: 34 комментария

Украинские АЭС дорабатывают уже продленные ресурсы эксплуатации. Не за горами тот день, когда реакторы нужно глушить и запускать новые. Вопрос в том, какого они будут типа, кто их нам построит, за какие деньги и под какое топливо.
Обсуждение: 29 комментариев

Почти четверть занятых уже потенциально «отрезаны» от пенсии, и еще столько же работников балансирует на грани «проходного балла». Совсем скоро ситуация еще более усугубится: вырастет доля работников, которые могут остаться вообще без пенсии.
Обсуждение: 72 комментария

Какую часть нашего наследия – напряженного размышления над содержанием русской идеи – мы могли бы считать актуальной и сегодня? Как это ни покажется странным, почвенничество не потеряло своей интеллектуальной силы.
Обсуждение: 132 комментария

Преследуя благую цель, в текущем виде «закон о реновации» способен дискредитировать институт собственности, вызвать масштабные злоупотребления и спровоцировать серьезные протестные настроения в столице.
Обсуждение: 72 комментария

Андрей Архангельский: Не хочу есть Диму Билана

24 марта 2008, 17:00

Текст: музыка, рестораны

Версия для печати

Почему музыка в кафе звучит громко? Почему она такая чудовищная? Кто делает за меня этот выбор? Кто решает, что музыка вообще должна звучать и именно эта? Это самые загадочные вопросы нашего времени.

Мой коллега, публицист Дмитрий Губин, знаток французских вин и законов русской экономики, утверждает: так заведено только в России.

Музыка специально подбирается ТАКАЯ, мозголомная, и звучит столь громко – чтобы клиент не засиживался в кафе. Такая музыка должна его выталкивать – чтобы побыстрее освобождал место для других клиентов. Парламент – не место для дискуссий, кафе – не место для сидения. Поел – выходи. Не занимай место.

Моя подруга Наталья Радулова вернулась недавно из Швейцарии. «Там музыка звучит в кафе? – спрашиваю ее. – Музыка? Я даже не помню. Постой… Там в одном кафе звучала, кажется, музыка – такая специально написанная, умиротворяющая. Громкость? Вот знаешь – как шум прибоя. Или – когда кондиционер работает. Замечаешь, только если специально обращаешь внимание».

Вот. Зачем нам эти примеры с децибелами, когда есть прекрасное определение. Природа шумит ровно с такой громкостью, которая наиболее оптимальна для психики человека. Все, что звучит громче природы, есть уже покушение на наше психическое здоровье.

Ладно – шум улиц, машин, строек. Это можно понять.

Страдая от городского шума, логичнее всего было бы найти в кафе островок тишины, умиротворения, покоя.

Нет.

Нет ни одного (я не утрирую, именно ни одного) московского кафе, где музыка не звучала бы вовсе. В большинстве мест музыка звучит с нечеловеческой громкостью.

Убивает даже не репертуар – хотя он чудовищен именно своей бессистемностью и неоправданностью. Например, в кафе, в ресторанах в качестве фоновой чаще всего звучит именно танцевальная (!) музыка. Или же постоянно включено радио, или орет телевизор, и все, все, что там идет, вперемешку с фильмами, рекламой, советами астрологов, откровениями каких-то совсем уж ублюдочных звезд – почему-то я должен принимать в себя вместе с едой.

Но. Повторяю, убивает не содержание, а именно уровень громкости в ЛЮБОМ общественном месте в Москве.

Говорят, в провинции с этим еще хуже.

Сегодняшний уровень громкости в наших кафе и ресторанах почти всегда таков, что он перекрывает уже не только разговор людей за соседним столиком (чем, пожалуй, только и можно оправдать необходимость фоновой музыки вообще), но уже и меня самого. Нельзя думать, читать, сосредоточиться, нельзя говорить – можно только кричать. Мой мозг постоянно атакует вот эта каша из западных и русско-советских хитов, чего-то испанского, чего-то китайского, иногда с перекличками ди-джеев и сводками «Милицейской волны» – и обязательно громко.

Кстати, это на заметку всяким телепродюсерам и медиамагнатам, которые лениво развалившись в эфире, поучают нас: «Есть у телевизора такая кнопка – «выкл». Не нравится что-то – не слушай, не смотри, не читай. И все дела».

Помилуй, батюшка, да как же – «не слушай»? Как же «не смотри» и «не читай», если оно гремит и жужжит везде, куда бы я ни шел? Подскажи, соколик, как именно мне НЕ СЛУШАТЬ твоей гадости?..

Все то же самое звучит в торговых комплексах. Ну вот, хотя бы «Охотный ряд», где в каждом из 200 магазинов звучит своя музыка – но одинаково громкая и тупая. Все то же самое звучит в такси, в офисах, в лифтах, в любом людном месте города, где собирается более одного человека. В любом захудалом продуктовом магазинчике на окраине.

Музыка звучит даже в книжных магазинах. Вдумайтесь – в книжных. Это чтобы читалось веселее, видимо. Или книжный магазин теперь тоже не место для чтения? Ха-ха-ха.

Звуковая волна настигает и в метро: пока вы поднимаетесь по эскалатору, звучат объявления с предваряющим сигналом опасности: «Паба-бабам-пам! В школе акварели Сергея Андрияки состоится благотворительный вечер для ветеранов Куликовской битвы! Вход свободный, приходите!»

Все это в ушах – звенит-звенит-звенит.

В какой-то момент я осознал, что все это сливается постепенно в один никогда не прекращающийся ГУЛ, результаты воздействия которого ускользают даже от самих организаторов шума.

Эта звуковая атака создает у всякого человека, живущего хотя бы мало-мальски внутренней жизнью, ощущение тотального неуюта, нетишины, некомфорта, отсутствия личного пространства.

Это порождает агрессию, утомляемость и прочее: даже не слушая, вы все равно слышите. Уже сама вероятность звуковой агрессии (вы же не знаете, ЧТО грянет через минуту) заставляет вас находиться в постоянном напряжении, в готовности отразить звуковую атаку.

Этот ежедневный стресс порождается именно неотвратимостью и тотальностью Большого Звука.

Я вынужден есть, пить, покупать в состоянии постоянного нервного напряжения и потрясения.

Этот уровень громкости свидетельствует об уровне демократии в стране больше, чем любые выборы. ТЕБЯ НЕ СЛЫШАТ.

Музыка специально подбирается ТАКАЯ, мозголомная, и звучит столь громко – чтобы клиент не засиживался в кафе (Фото: sxc.hu)
Музыка специально подбирается ТАКАЯ, мозголомная, и звучит столь громко – чтобы клиент не засиживался в кафе (Фото: sxc.hu)

Этот уровень громкости – метафора тоталитарного общества, живущего по принципу «кто громче – тот и прав», или «сильнейший занимает лучшие нары» (Михаил Шишкин). Это практика монолога, который притворяется диалогом. Наша попса звучит в режиме монолога – хотя и маскируется под диалог со слушателем, точно так же, как и властный монолог во время выборов маскируется под диалог с избирателем.

Уровень громкости в общественных местах отражает ту степень личной и интеллектуальной свободы, которая дозволяется государством и обществом отдельному человеку.

Мы сегодня живем даже не в «обществе спектакля» (Ги Эрнест Дебор), а в обществе свадьбы.

Поскольку всякая свадьба по определению играется как последняя, уровень громкости свадебного веселья должен быть всегда на пределе барабанных перепонок, именно настойчивым и навязчивым – иначе не запомнится.

Свадьба есть событие тотальное – оно должно вовлекать в свою орбиту всех, веселиться должны все, радость должна именно «переполнять».

Это можно пережить раз или два – но нам предлагают каждый день жить при таком уровне шума (или «вовлечения», по Маклюэну), который для нормального человеческого сообщества является исключением, а не правилом.

То есть, нас заставляют веселиться каждый день, как последний.

Жизнь в режиме постоянного ожидания катастрофы.

Эта вечная звуковая атака – еще и способ контроля над теми, кто не хочет веселиться. Он призван напоминать беглецам, что все равно никуда не убежишь. Этот уровень громкости рассчитан на тех, кто отказался от телевизора и не хочет быть «вместе с народом».

– Не хочешь народной культуры? Как бы не так! Крути барабан! Никуда не денешься.

И еще одно объяснение: музыка к началу 21 века перестала быть любимой. Такую музыку, которой в мире накоплены тонны и которая уже непонятно для кого пишется, невозможно слушать повторно.

Поэтому ее и не покупают, продажи дисков стремительно падают.

Но эти звукотонны не могут же исчезнуть бесследно, испариться! Все это должно же где-то звучать!

И поэтому весь этот музыкальный мусор уходит в мировую топку радиостанций, для поддержания того самого Фона в тех самых общественных местах.

То есть, фактически, нас заставляют слушать то, что мы отказались покупать.

За этот товар никто не хочет платить деньги – и тогда нам отдают этот товар якобы даром. Но на самом деле мы вынуждены платить за него втрое больше: своими нервами, неудовольствием, отсутствием аппетита, раздражением и прочим.

Что делать?

Сопротивляться. Борьба за уровень звука в общественном месте – это борьба за свободу на первичном, бытовом уровне.

С чего начать конкретно?

Попросите бармена в кафе убавить звук.

Не думайте, что тот уровень громкости, с которым мы встречаемся повсюду – это нормально. Это – НЕНОРМАЛЬНО.

Если же вам отказывают – отреагировать можно несколькими легальными способами: жалобная книга, лишить официанта чаевых (объяснив ему, за что именно), наконец, отказаться от принесенной еды: я заказывал еду, а не Диму Билана. Почему мне предлагают то, чего я не просил?

Когда об этом попросит один человек, это посчитают за нелепость. Когда об этом попросят десять человек – задумаются. Если это требование станет повсеместным – с нашими вкусами начнут считаться.

Нормальная демократическая практика.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Дометий Завольский: Турецкая мельница

Если заявление президента Назарбаева о старте перехода на латиницу в самом деле имело демонстративный характер, увязать оное правильнее не с обстрелом сирийской военной базы американскими ракетами. Подробности...

Лев Пирогов: Почему люди протестуют против реновации

Списки домов под снос уже вовсю составляются, причем попадают в них отнюдь не только панельные пятиэтажки. Просто расскажу, почему людям не нравится реновация. Расскажу тем, кто этого не понимает. Подробности...
Обсуждение: 155 комментариев

Эдуард Лимонов: Разведывательные корабли так просто не тонут

Какое судно ответственно за то, что послало на дно российский разведывательный корабль? И туман не помешал, всех выловили. Это очередная загадка-головоломка, с явным присутствием подлости. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Павел Волков: Япония на рубеже смутного времени

Среди всех соседей, особенно среди тех, у кого реально получить столь необходимые природные ресурсы, потенциально дружественной для Японии может быть только Россия. И главное, у Японии есть что предложить взамен. Подробности...
Обсуждение: 22 комментария

Татьяна Шабаева: Переселение или Чечня?

Если человек – хозяин своего жилого пространства, если к нему никого нельзя принудительно подселить, если человека нельзя насильственно переселить, такой гражданин ускользает из-под контроля. Поэтому человек должен нервничать. Подробности...
Обсуждение: 133 комментария

Денис Селезнев: Три главных вопроса украинской энергетики

Стоит рассмотреть в комплексе три вопроса, связанных с состоянием украинской энергетики. Только так можно будет понять, где сейчас оказалась одна из наиболее развитых отраслей украинской экономики и какое будущее ее ждет. Подробности...
Обсуждение: 31 комментарий

Дмитрий Заборин: Чернобыльская республика

Украинские АЭС дорабатывают уже продленные ресурсы эксплуатации. Не за горами тот день, когда реакторы нужно глушить и запускать новые. Вопрос в том, какого они будут типа, кто их нам построит, за какие деньги и под какое топливо. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Сергей Миронов: На нас надвигается еще один радикальный пенсионный эксперимент

Почти четверть занятых уже потенциально «отрезаны» от пенсии, и еще столько же работников балансирует на грани «проходного балла». Совсем скоро ситуация еще более усугубится: вырастет доля работников, которые могут остаться вообще без пенсии. Подробности...
Обсуждение: 68 комментариев

Андрей Бабицкий: Новая версия русского мессианства

Какую часть нашего наследия – напряженного размышления над содержанием русской идеи – мы могли бы считать актуальной и сегодня? Как это ни покажется странным, почвенничество не потеряло своей интеллектуальной силы. Подробности...
Обсуждение: 117 комментариев

Антон Любич: «Закон о реновации» открывает злоупотреблениям широкую дорогу

Преследуя благую цель, в текущем виде «закон о реновации» способен дискредитировать институт собственности, вызвать масштабные злоупотребления и спровоцировать серьезные протестные настроения в столице. Подробности...
Обсуждение: 66 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............