Андрей Полонский Андрей Полонский С кем России можно договариваться

Нынешняя ситуация – с ее глобальными гибридными конфликтами по множеству направлений – настолько запутана, что возникает вопрос: с кем имеет смысл договариваться? Кто со стороны нашего противника уполномочен принимать решения?

3 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему в планах Москвы пока нет Харькова

Казалось бы, точно нужно брать Харьков – однако гибкость и уникальность российской позиции в том, что для взятия максимального количества территорий ей не обязательно брать их сейчас.

42 комментария
Игорь Караулов Игорь Караулов Украина, вызывай «Волгу»

Украинцам стоило бы перестать мечтать о «победе» и уяснить, что поток западных денег кончится ровно тогда, когда их иудина работа по договору с Западом будет завершена. В этот момент начнет действовать совсем другая логика.

34 комментария
16 февраля 2024, 13:35 • В мире

Как сын пожарного стал в США главным по Украине

Как сын пожарного стал в США главным по Украине
@ Annabelle Gordon/Global Look Press

Tекст: Дмитрий Бавырин

Спикер Палаты представителей США Майк Джонсон назван человеком, который принимает главные решения по Украине. Он стал таким благодаря выдающемуся упрямству и блестящей репутации. Однако обвал фронтов ВСУ и банкротство Киева, к чему грозят привести действия Джонсона, нужны не ему, а другому американскому политику.

«Главные решения по конфликту на Украине сейчас принимают не в Киеве или Москве. Это делает не бывший телекомик, ставший лидером военного времени, и не ветеран советских спецслужб, который настаивает на возвращении великой империи. Это делает в Вашингтоне малоизвестный юрист из Луизианы», – сообщает газета The Washington Post (WP), ведущий голос глобалистской элиты и сливной бачок ЦРУ. Этот голос не врет. Скорее, драматизирует.

Речь не о том, что кто-то из американских функционеров составляет план стратегических действий против Москвы, «дергает за ниточки» и отдает распоряжение на Банковую в Киев, как себя вести. Такие люди в Вашингтоне тоже есть, но в WP имеют в виду затянувшееся на четыре месяца противостояние между Белым домом и Палатой представителей вокруг финансирования Украины и миграционного кризиса на границе с Мексикой.

«Малоизвестный юрист из Луизианы» – это Майк Джонсон, спикер Палаты представителей. Накануне он похоронил очередной компромиссный законопроект по Украине, который с трудом утвердили в Сенате, пожертвовав даже просмотром финала «Супербоула» – культового для США спортивного зрелища. «Америка заслуживает лучшего, чем статус-кво Сената», – сказал, как отрезал, луизианец. А вскоре после этого отправил Палату представителей на перерыв до конца месяца. Тем, кто срочно ждет денег, придется подождать еще.

Сын пожарного из болотистой местности, где крокодилов больше, чем людей, а все исторические места связаны с работорговлей, Джонсон сроду не претендовал на то, чтобы вершить судьбы Украины, и наверняка счел бы это кошмаром, если бы ему предсказала такое каджунская гадалка на луизианской ярмарке.

Но теперь он сам стал кошмаром для Киева, где срочно нуждаются в американской помощи для закрытия многомиллиардной дыры в бюджете, и для вашингтонских элит, которые это финансирование обеспечить хотят, но не могут: каждый новый вариант сделки Джонсон отправляет в шредер.

Главное в американской жизни, все вопросы войны и мира находятся в ведении сенаторов, парламентской базы истеблишмента. Должно быть их жутко бесит то, что они должны выкаблучиваться перед каким-то «ноунеймом» из Луизианы, предоставляя ему все новые и новые редакции собственного компромисса.

Палате представителей, где хватает самых разных фриков, традиция и конституция предписали заниматься только расходованием бюджета. Но так совпало, что один из ключевых вопросов в мировой политике сейчас – это получение Киевом американского транша на 60 с лишним миллиардов долларов для продолжения войны с Россией.   

Потому-то, по мнению WP, Джонсон сосредоточил в руках «много глобальной власти» – и «готов ее использовать».

Если смотреть со стороны России, скромный луизианец прежде всего держит стенку против глобалистской элиты, пентагоновских «ястребов», «вашингтонского болота» и других спонсоров мировой войны – и выдерживает. Хотя обстоятельства места и времени действительно принесли ему влияние, о котором он мечтать не думал, возникает вопрос: а как ему это вообще удается? Заставлять ждать в очереди главных людей в США далеко не каждый сможет.   

Во-первых, когда у человека хорошая репутация, ему верят на слово. У Джонсона репутация почти идеальная. Будучи представителем христианских консерваторов – самого религиозного крыла Республиканской партии, он десятилетиями оппонировал либеральному мейнстриму по самым скандальным для него вопросам: абортам и правам секс-меньшинств. Если при таких вводных либеральные медиа и вашингтонская бюрократия не нарыли на Джонсона компромата – никаких скелетов в шкафу, совращенных малолеток и неоплаченных налогов, это допустимо назвать почти идеальной репутацией.

Поэтому можно не искать двойного дна и тройного заговора, а воспринимать ситуацию, как ее видит Джонсон. Его возмущает тот факт, что на защиту Украины Белый дом и Сенат хотят потратить вшестеро больше средств налогоплательщиков, чем на защиту границы собственной страны, которую штурмуют нелегальные мигранты. Это понятное чувство и законное возмущение.

Во-вторых, Джонсон, годами представлявший христианские общины на процессах против либерального движа, привык работать с токсичной средой, но упрямо и вежливо стоять на своем. После оппонирования радикальным феминисткам и истеричным транс-активистам капитолийские лоббисты и сенаторы уже не кажутся такими уж страшными.

В-третьих, у Джонсона наверняка есть политическое чутье, и он не хочет совершать политическое самоубийство.

Он стал спикером и третьим человеком в иерархии американской власти почти случайно и на первых порах отбивался от такой чести. Его предшественник Кевин Маккарти пал жертвой бунта со стороны небольшого консервативного меньшинства, которое обвинило его в тайном сговоре с Белым домом ради финансирования Украины.    

Джонсон – ставленник того самого консервативного меньшинства, которое доказало и лоялистскому большинству, и всем в Вашингтоне, что настроено решительно: еще никогда в американской истории спикера не снимали с должности. В таких условиях участвовать в точно таком же сговоре ради Украины для Джонсона было бы просто глупо, а он предпочитает учиться на чужих ошибках.

Когда спикеру указывают, что законопроекты от Сената – это никакой не «сговор», а двухпартийный компромисс, который необходим для решения болезненно актуальных проблем, Джонсон парирует, что большинство республиканских сенаторов проголосовали против такого «компромисса», а значит, никакого компромисса нет: идите, мол, и работайте дальше. Тут его юридическая выучка явно дает о себе знать.

Наконец, в-четвертых (и это, пожалуй, главное): за действиями Джонсона видны уши другого политика – Дональда Трампа. Ему тупик в Конгрессе приносит больше всего очков.

Это никакой не секрет, не тайна вашингтонского двора и не теория заговора: Трамп открыто поддерживает действия Джонсона, а самого Джонсона давно называют «солдатом Трампа», хотя дистанция между луизианскими богомольными приходами и нью-йоркскими вечеринками с участием топ-моделей довольно значительная.

Джонсон оставался последовательным и верным сторонником Трампа в худшие для него дни. Например, с фирменным упрямством боролся против признания победы Джо Байдена на выборах, когда уже для всех стало очевидно, что игра республиканцев проиграна.

Теперь Трамп планирует взять реванш над Байденом. Его шансы тем лучше, чем дольше будет продолжаться бардак на границе с Мексикой и чем больше территорий Украины возьмут под контроль Вооруженные силы России, наматывая на гусеницы главный внешнеполитический проект президента Байдена.          

Трамп, если верить ему на слово, планирует этот проект сворачивать. Но для этого необходимо, чтобы президент Украины Владимир Зеленский стал сговорчивее. В условиях безденежья и нехватки боеприпасов к январю, когда эксцентричный миллиардер планирует вернуться в Белый дом, Зеленский наверняка станет покладистее.

Поэтому задержка с финансированием борьбы с главными проблемами США на этот час – Россией и латиноамериканскими мигрантами – выгодна Трампу. Кризис в Вашингтоне выгоден Трампу. Бессилие Байдена выгодно Трампу. Джонсон делает то, что выгодно Трампу, а столь циничный подход к политике – вполне в духе Трампа.

Но приятно думать, что дело все-таки не в цинизме, а в искреннем негодовании честного законника из луизианской глубинки, которому своя родина дороже, чем чужие понты. Приятно думать о людях лучше, чем они есть на самом деле.

..............