Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Куда ведут отношения в треугольнике Россия – Китай – США

Для Пекина острая конфронтация России и Запада не является чем-то особенно выгодным. Это, конечно, лучше, чем антикитайский союз, к которому пытались подвигнуть Москву, но в остальном выгоды для КНР здесь намного меньше рисков.

8 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян России предложат формулу «территории в обмен на украинское членство в НАТО»

Одной из популярных на Западе версий является формула «территории в обмен на членство». В рамках этого плана Россия получает бывшие украинские территории, а взамен соглашается на вступление киевского (или уже львовского – как пойдет) режима в НАТО.

41 комментарий
Ирина Алкснис Ирина Алкснис Число мечтающих меньше работать россиян – это тревожный звонок

Попытки людей игнорировать реальность, на этот раз погрузившись не в революционный угар, как в ХХ веке, а в уютный обывательский мирок, грозят России проблемами – если таких людей станет достаточно много. А опасный потенциал тут имеется.

49 комментариев
5 января 2024, 20:00 • В мире

В 2024 году ВСУ будут рассчитывать на «города-крепости»

В 2024 году ВСУ будут рассчитывать на  «города-крепости»
@ Alex Chan Tsz Yuk/Keystone Press Agency/Global Look Press

Tекст: Евгений Крутиков

Россия перехватила инициативу, и в 2024 году Украина перейдет к стратегической обороне. По крайней мере, именно такие прогнозы дают западные СМИ и военные эксперты. Одним из признаков того, как именно будет выглядеть украинская оборона, являются судорожные попытки киевского режима набрать новую живую силу для ВСУ.

По итогам событий 2023 года ВСУ более не способны собрать новый бронетанковый кулак для организации очередной попытки «контрнаступа». Поставки техники из стран НАТО практически прекратились. «Малые» страны НАТО физически исчерпали свои запасы вооружений, а крупные западные производители вооружений сомневаются в политической и военной необходимости очередной волны накачки ВСУ железом. В том числе поэтому на кампанию-2024 Киеву предлагается глухое сидение на новой оборонительной линии с давлением на тыловую структуру ВС РФ с помощью дальнобойных западных систем и авиации, а также с использованием террора и диверсий на российской территории.

В украинском командовании в связи с этим родилась концепция «городов-крепостей», которая копирует тактику гитлеровской Германии второй половины 1944 года. Тогда крупные города объявлялись «крепостями» с самоуправляемым гарнизоном и обороной до последнего солдата.

На эту мысль ВСУ подтолкнули события вокруг Артемовска. В Киеве считают полугодовые бои за этот город большим своим успехом. Как и ранее оборону Мариуполя. А вот маневр с оставлением агломерации Северодонецк – Лисичанск считается ошибкой.

Единственно возможной стратегией ВСУ на данный момент считается создание укрепрайонов вокруг нескольких городских агломераций. В частности, ВСУ уже ведут строительство оборонительных сооружений на белорусской границе и в Харьковской области. Кроме того, спешно создается новая оборонительная линия у Георгиевки – Курахово на Марьинском направлении и по Северодонецкому каналу у Часов Яра на Артемовском направлении.

В командовании ВСУ полагают, что после освобождения Авдеевки для ВС РФ откроется прямое движение к ряду крупных городских агломераций Донбасса. Эти агломерации в данный момент и укрепляются, ВСУ полагают, что смогут удерживать их бесконечно долго.

Удержание передовой линии обороны требуется ВСУ исключительно для того, чтобы за это время продолжить строительство более крупного укрепрайона вокруг агломерации Константиновка – Краматорск – Славянск. Это подразумевает оборону Авдеевки до последнего солдата, что и происходит.


Одновременно ВСУ намерены изо всех сил удерживать позиции под Купянском и на запорожском направлении. В частности, под Купянск переброшены практически все боеспособные резервы ВСУ.

Ради попыток задержать продвижение ВС РФ с целью выиграть время ВСУ будут использоваться любые промежуточные естественные оборонительные позиции: Часов Яр, Курахово, Новомихайловка, Орехов. Отсюда, кстати, и бессмысленное удержание плацдарма в Крынках на восточном берегу Днепра. Пока он существует, он отвлекает на себя некоторые российские силы и средства. Сейчас это единственная причина такого коллективного самоубийства.

Главное, что требуется ВСУ для реализации такой стратегии – люди. Единственный способ удержать все эти города-крепости максимально долго – насытить окопы, бункеры и подвалы живой силой. Более маневрировать резервной группой уже не получится, потому что свежих резервов просто нет.

Однако данные укрепрайоны можно и не штурмовать – их достаточно окружить, создав соответствующий котел. Это, в свою очередь, приводит к образованию крупных дыр в обороне ВСУ. А дальше на запад по степи новых оборонительных линий нет. Если они и планируются к созданию, то для этого требуется время, люди и техника. А у Киева нет ни того, ни другого, ни третьего.

Особенно это заметно на Запорожском и Южно-Донецком направлениях. У Работино ВСУ буквально за считанные дни потеряли почти все позиции, которые заняли в ходе многомесячного «контрнаступа». Речь может идти и об оставлении развалин самого Работино. А далее в степи укрепляемая оборонительная позиция есть только у Орехова. А потеря Новомихайловки (Марьинское направлении) приводит к оставлению Угледара – и всё. После этого с высокой вероятностью стоит ожидать обвальный прорыв фронта, который происходит именно при такой вот тактике укрепрайонов.

Некоторые особо потрепанные номерные бригады ВСУ уже по третьему разу выводятся в тыл для переформатирования. Печальная ситуация с личным составом сложилась для ВСУ и на Купянском направлении. Отсюда и резкая активизация насильственной мобилизации, разнообразные законодательные, пропагандистские и политические ухищрения с целью пополнить списочный состав ВСУ.

Кроме того, способом поддержания новых оборонительных линий и ВСУ, и, похоже, западные советники избрали использование новой волны западной военно-технической помощи.

Поставки дальнобойных ракет напрямую увязаны именно с планируемой оборонительной тактикой. Есть основания полагать, что недавние атаки по Крыму, а также по луганским Ровенькам и Донецку были репетицией именно такой тактики. Предполагается регулярно наносить удары по российской внутренней инфраструктуре, что будет нести более пропагандистский, нежели реальный военный эффект. В дополнение к этому следует ожидать увеличения террористических актов на российской территории и обстрелов или вылазок в приграничной зоне. Это, опять же, отвлекающий момент.

Подчеркнем еще раз: единственным тактическим средством обороны ВСУ при такой стратегии будет физическое удержание некой новой линии соприкосновения с помощью человеческой массы. Инициатива на фронте к ВСУ уже не вернется, а обеспечить успех путем глухой обороны невозможно, если отсутствует достаточный ресурс.

Тем не менее недооценивать новые планы ВСУ нельзя. Перед нами все еще сильный, не потерявший волю к сопротивлению враг. 2024 год ставит перед ВС РФ задачу не просто создать котлы в создаваемых Украиной укрепрайонах, но и полностью истощить любые возможности ВСУ к организованной обороне.

..............