Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
Андрей Рудалёв Андрей Рудалёв Почему русские никогда не станут европейцами

«Одним из самых тяжелых последствий европеизации является уничтожение национального единства, расчленение национального тела», – писал Николай Трубецкой столетие назад о судьбе народов, пожелавших уподобиться Европе.

30 комментариев
Джомарт Алиев Джомарт Алиев Научную среду пора менять под «альтернативных» ученых

Многое из того, что было создано в последние десятилетия в области HiTech, создано гиками, «альтернативными» учеными. Мало кто из них готов жить по правилам, установленным за прошедшие столетия «настоящими» учеными.

59 комментариев
26 января 2024, 21:40 • В мире

Ким Чен Ын сделал Северную Корею опаснее

Ким Чен Ын сделал Северную Корею опаснее
@ KCNA/REUTERS

Tекст: Дмитрий Бавырин

Чиновники и дипломаты США прогнозируют возможное начало боевых действий между Северной и Южной Кореей в течение ближайших месяцев. Лидер КНДР Ким Чен Ын действительно совершил почти немыслимое и дал американцам понять, что они играют с огнем и что новая война за Корейский полуостров – это не просто угрозы.

Если ведущее издание Соединенных Штатов (а The New York Times как раз из таких) пророчит скорую войну между двумя Кореями, это само по себе ничего не значит. У руководства США есть собственные резоны нагнетать обстановку и преувеличивать угрозу со стороны КНДР, в том числе и через лояльные СМИ (а The New York Times как раз из таких).

Но сейчас все серьезнее, чем обычно. Обострение на Корейском полуострове и ожесточение речей председателя Ким Чен Ына заметили не только американские чиновники, опрошенные NYT. Его из космоса видно было.

Во-первых, в КНДР провели испытательный запуск стратегической крылатой ракеты нового типа. Во-вторых, с лица страны исчезло грандиозное и знаковое сооружение – арка Воссоединения, выполненная в виде двух великанш, которые поднимают к солнцу карту объединенной Кореи.  

Сносили эту громадину без помпы. КНДР по-прежнему самая закрытая страна мира, иностранцев не жалует и ни перед кем за свои действия не отчитывается. Только несколько дней назад на кадрах из Пхеньяна арка была, а теперь ее больше нет, будто испарилась. А проспект Воссоединения, на котором она стояла, как бы открывая дорогу на Южную Корею, теперь наверняка переименуют.

Дело, конечно, не в арке и не в проспекте, а в резкой смене парадигм во внешней политике КНДР. Будущее слияние двух Корей в одну было прописано в северокорейской Конституции и являлось частью государственной пропаганды. Сеул и Пхеньян поносили друг друга, угрожали друг другу, подозревали друг друга в немыслимых подлостях, но уже почти полвека официальный курс обоих государств – воссоединение мирным путем.

Однако в последний день старого года товарищ Ким Чен Ын на встрече с генералами призвал «точить меч» и быть готовыми к физическому уничтожению Южной Кореи, а также США. Тогда же было заявлено, что мирное объединение страны невозможно.  

Две недели спустя председатель призвал переписать Конституцию: корейское воссоединение из него вычеркнуть, вместо него вписать – Южная Корея будет подчинена и включена в состав КНДР в случае начала войны.

Особо товарищ Ким Чен Ын осудил понятие «единый корейский народ» как «слово-пережиток», вводящее в заблуждение.

В общем, арке с оптимистичным посылом было не устоять.

Обострения на Корейском полуострове имеют свою цикличность. С одной стороны, они часто связаны с неурожаями и топливным кризисом в КНДР. Пхеньян начинает всячески запугивать соседа и международное сообщество, но успокаивается после начала поставок продуктов и топлива. Это своего рода шантаж, торговля страхом.

Другой цикл завязан на Южную Корею и на то, какой там президент – консервативный или либеральный. Когда выборы выигрывает правая партия «Сила народа», риторика против КНДР ужесточается, а количество спекуляций на страхах корейцев перед коммунистическим соседом резко увеличивается. В Пхеньяне не готовы терпеть такое молча – и неизменно начинают угрожать в ответ, проводить учения, устраивать ядерные испытания etc.

Первый фактор, судя по всему, к нынешней ситуации не относится, а вот второй, с консервативным президентом, вполне подходит. Президент Южной Кореи Юн Сок Ёль пришел к власти полтора года назад, и с тех пор Сеул сделал в адрес Пхеньяна немало недружественных выпадов, которые наследник династии Ким сносить не может и не должен.

По этой логике все рано или поздно утихомирится, «угрожающая пятилетка» сменится какой-нибудь «пятилеткой умиротворения», и даже арку, если захотят, поставят краше прежней: все лучше, чем воевать.

Однако есть нюанс, выделяющий новое обострение на фоне множества предыдущих.

Охрана наследия товарища Ким Ир Сена (деда нынешнего председателя КНДР) и товарища Ким Чен Ира (отца) – это один из столпов северокорейской государственности, которая за всю свою историю ни одного переосмысления не знало.

Курс на воссоединение Кореи провозглашал дед – основатель КНДР, который, согласно основному закону страны, до сих пор правит ею прямо с небес. Огромную арку построили при отце. То есть политика Кима Третьего – это покушение на устои, а в КНДР это слишком высокая цена для просто блефа.

Никто за пределами Северной Кореи на самом деле не знает, что происходит в голове и в ближайшем окружении маршала Кима. Но если он поставил свой курс выше, чем курс основателя династии, не имеется ли в виду то, что Ким Чен Ын намерен превзойти Ким Ир Сена в деле объединения Корей?

Когда-то дед начал Корейскую войну, намереваясь сделать с Югом то, что внук теперь пропишет в Конституции: захватить и поглотить. В то время Север был более развит, а международная репутация его руководства была лучше, чем у южан. Дело Ким Ир Сена наверняка бы выгорело, но в конфликт вмешались США, и Север со временем откатился примерно на те же позиции, с которых начал.

Неужели внуку не хочется преуспеть больше деда, тем более что дед на их общей родине кто-то вроде божества?

Если спекулировать таким образом, риск начала новой войны действительно есть. И американцы относятся к нему со всей серьезностью, хотя и впадают в искушение приукрасить дело в свою пользу.

Когда Джо Байден заступал на пост президента, то обещал сделать урегулирование на Корейском полуострове своим приоритетом. Тогда Байден был еще не настолько плох, как сейчас, и такой приоритет не настолько глуп, как может показаться.

Корейская проблема действительно волнует американских граждан, поскольку КНДР – это страна по соседству, которая регулярно обещает уничтожить Америку. Похожую роль для России играла и играет Украина, чей президент до начала СВО пытался угрожать Москве ядерным оружием. Только у Украины ядерного оружия не было, а у КНДР ядерное оружие есть. На территории США она при этом не претендует, а вот на территории американского союзника и своего южного соседа – скорее да, чем нет.

Но до корейской проблемы у Байдена не дошли его трясущиеся руки. Не факт, что если б дошли, стало бы лучше, но в итоге для США все точно стало гораздо хуже, чем было до Байдена (а до Байдена Дональд Трамп и Ким Чен Ын друг другу руки жали).

Теперь у КНДР есть новые крылатые ракеты, есть подводная система применения ядерного оружия, есть первый в ее истории спутник-шпион (если исходить из официальных заявлений КНДР). Наконец, есть особые отношения и партнерство с такой влиятельной и технологически развитой страной, как Россия.

Каким бы ни был характер двусторонней торговли между РФ и КНДР в период СВО, она точно не происходит в ущерб Корее. Кооперация с Россией почти по любому вопросу делает только сильнее.

Сейчас товарищ Ким Чен Ын считает себя настолько сильным, что подвергает пересмотру геополитическую стратегию деда и отца. Если существует что-то, что должно подчеркнуть серьезность его воинственного настроя, то случай с аркой вполне подходит – и было бы хорошо, чтобы американцы заметили и его, а не просто «рост напряженности на Корейском полуострове».

Месседж Кима примерно таков: КНДР не будет шутить и мешкать, если Байден, желая наверстать упущенное, вздумает разместить в Южной Корее ракетные вооружения.  

А если все-таки вздумает, важно остановить его до начала ядерной войны.

..............