Сергей Худиев Сергей Худиев Греция стала единственной православной страной с однополыми браками

В Греции нововведение проходит под тем же лозунгом, что и в англоязычном мире – «А вам-то какая беда, если двое гомосексуалистов получат возможность официально называть свои отношения браком?». Но опыт того же англоязычного мира показывает, что действительно беда.

0 комментариев
Алексей Фирсов Алексей Фирсов Москва как мягкая сила российской политики

Какую функцию несет Москва сегодня? Парадоксально, но из роли альтернативы она, как верно заметил Такер Карлсон, начинает выходить на роль лидера глобальной конкуренции территорий.

28 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Немцы снова мечтают о ядерной бомбе

Лозунг «Никогда больше» включал в себя и мирное сотрудничество с Россией (на ниве углеводородов особенно), и отказ от милитаризации, отказ от любых попыток реванша и т. д. А теперь, когда немецкие танки снова месят грязь украинских полей и стреляют в русских солдат, о каком «Никогда больше» может идти речь?

8 комментариев
2 августа 2023, 20:15 • В мире

Почему на митингах в Африке появились российские флаги

Почему на митингах в Африке появились российские флаги
@ Sam Mednick/AP/ТАСС

Tекст: Евгений Крутиков

Череда антифранцузских переворотов в странах Африки поставила вопрос о том, как устроены эти государства и как Россия могла бы воспользоваться происходящим. Видеоролики показывают российские флаги в руках бунтующих и лозунги «Abas la France! Vive Poutine!» Но есть ли настоящие причины впадать в эйфорию от призывов новых руководителей этих африканских стран «русские, придите!»?

Мы являемся свидетелями образования в Африке широкой полосы, «свободной от французского колониализма». Последовательно с запада на восток: Гвинея, Мали, Нигер, Буркина-Фасо, Чад, Судан (последний, правда, больше арабо- и англоязычный). Если к этому празднику присоединится еще и Сенегал, ранее считавшийся вместе с Нигером оплотом французского могущества на континенте, то «бег к океану» будет закончен.

Однако французское колониальное наследие очень живуче. Государственность в большинстве африканских стран имеет в основе не европейскую теорию институтов, а империалистические методы управления.

Особенно грешила этим как раз Франция. Именно французы придумали вычленять на подконтрольной территории наиболее воинственные племена, а также лояльные местные элиты, и создавать из них правящий слой. Они получали доступ к европейскому образованию, военной службе и части дележа финансового пирога. Остальные племена – то есть основная часть населения – были обречены копаться в шахтах и пасти коз просто по факту рождения, по закону крови.

Париж научился находить на захваченных им территориях народы, исторически склонные к войне и государственному управлению, чтобы с их помощью контролировать другие этнические группы – например, земледельцев и скотоводов. В результате в ряде африканских государств к власти при французах пришли небольшие по численности (по отношению к большинству населения) иноплеменные группы и этносы.

Подобный подход всегда создает основу для бесконечных внутренних конфликтов. Возьмем, к примеру, Нигер, который сейчас и находится в центре внимания.

Конечно, нынешний переворот в Нигере был вызван и текущей обстановкой: обострение войны с джихадистами, коррупция, падение жизненного уровня и т. п. Но в основе событий в Западной Африке – насажденный французами режим господства лояльных лично Парижу этнических и социальных групп. В ответ на лояльность французы позволяли «своим» группам бесконтрольно насиловать и грабить остальное население страны.

Чем руководствовались французы, проводя в свое время границы этого государства, – загадка. Этническую карту расселения местных народов они точно не учитывали. Сейчас по территории Нигера проходит линия раздела между ареалами проживания негроидной и европеоидной рас. Более 80% населения страны – негроиды, принадлежащие к нескольким племенам разной исторической судьбы и социально-политических привычек.

Небольшая часть населения – бедуины-туареги, вытесненные в африканский регион Сахель арабами лет 200 назад. Они занимают большую территорию, поскольку негроиды в Сахеле и пустыне не живут. А Сахара и Сахель – совокупно почти 90% территории страны. И более 20 млн человек негроидной расы живут на небольшом клочке земли на юге страны.

Наконец, самое меньшинство из меньшинств – собственно арабы (около 40 тыс. человек, не более 0,4% населения) клана Улед Слиман, поселившиеся там где-то в начале ХХ века с торгово-ростовщическими целями. Свергнутый президент Нигера Мохамед Базум – араб.

И все его окружение – европеизированные (офранцузившиеся) арабы, говорящие по-французски, получившие образование в миссионерском университете в Сенегале и являющиеся инструментом французского колониализма.

Кроме того, в долине реки Нигер проживает племя сонгай и родственный ему народ джерма – совокупно чуть более 20% населения страны. Этих людей ранее не очень волновали события в остальной части Нигера, а, например, племя джерма управляется джермакоем (вождем), живущим в городе Досо. Со временем именно джерма составили большинство населения столицы страны – Ниамея.

Но дело в том, что именно из племени джерма и остальных сонгаев набирается армия Нигера. Французы использовали сонгаев и джерма для подавления восстаний земледельческих и скотоводческих народов Нигера – хауса и фульбе.

До сих пор офицерский состав вооруженных сил Нигера набирается и формируется в нагорье Тиллабери из среды сонгаев и родственных им джерба. Французы в период расцвета колониализма и соответствующих расово-прикладных теорий даже утверждали, что именно сонгаи и джерба «наиболее восприимчивы к европейской культуре». А фульбе с хауса пусть живут как хотят, с шаманами и козами.

Так вот: свергнувший президента Нигера араба Мохамеда Базума генерал Абдурахман (Омар) Тчиани – из племени джерба, уроженец нагорья Тиллабери. Классический представитель военной элиты сонгаев, то есть всего государства Нигер.

Таким образом, в основе происходящего – этнические и политические противоречия, порожденные французским колониальным наследием и помноженные на ряд ситуативных локальных кризисов. Французы действительно надоели коренным африканцам. Военная элита Нигера, относящаяся к этнической группе сонгаев и джерма, сочла, что руководящие страной офранцузившиеся арабы должны быть отстранены от власти. Если для успешного достижения этой цели нужно воспользоваться противостоянием России и Запада, противопоставить российское влияние французскому – то так тому и быть.

Однако французское наследие основывается на древних демонах: трайбализме, этнической розни и общественной отсталости (никуда не девшаяся власть вождей и королей, кастовая система). Эта система очень устойчива независимо от того, как именно проявляется внешняя ориентация военной элиты в том или ином африканском государстве. Кроме того, стоит помнить, что в Нигере все еще находится около 1500 французских солдат и авиабаза, с которой осуществляется вся французская деятельность в Западной Африке.


Иначе говоря, происходящие в Сахеле события не стоит воспринимать однобоко – только в разрезе «профранцузские силы против пророссийских». Хотя несомненно, что обвальное сокращение влияния Франции в полосе Сахельского региона от Атлантического до Индийского океана создало вакуум, который теоретически действительно могла бы заполнить Россия.

И речь вовсе не о военных средствах или работе частных военных компаний. Как представляется, куда больше внимания должно быть уделено экономическим, дипломатическим и разведывательным методам ведения работы с новыми режимами, в том числе и конфиденциальной работе.

Россия предлагает региону альтернативный политический подход, основанный на уважении к африканским народам, что само по себе для них привлекательно. Это выразительно продемонстрировал прошедший на прошлой неделе саммит Россия – Африка.

Таким образом, у Москвы действительно есть шанс воспользоваться ситуацией и создать из местных политических противоречий платформу для новых и выгодных отношений с африканскими странами. Важно шанс этот не упустить.

..............