Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зелёная энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

19 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

8 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Новый порядок будет с предохранителями

Придумать новую юридическую основу для мира в Европе – задача совершенно не тривиальная. Поэтому доверие в вопросах европейской безопасности должно основываться на физической невозможности для Запада нарушить договоренности.

4 комментария
2 августа 2023, 20:15 • В мире

Почему на митингах в Африке появились российские флаги

Почему на митингах в Африке появились российские флаги
@ Sam Mednick/AP/ТАСС

Tекст: Евгений Крутиков

Череда антифранцузских переворотов в странах Африки поставила вопрос о том, как устроены эти государства и как Россия могла бы воспользоваться происходящим. Видеоролики показывают российские флаги в руках бунтующих и лозунги «Abas la France! Vive Poutine!» Но есть ли настоящие причины впадать в эйфорию от призывов новых руководителей этих африканских стран «русские, придите!»?

Мы являемся свидетелями образования в Африке широкой полосы, «свободной от французского колониализма». Последовательно с запада на восток: Гвинея, Мали, Нигер, Буркина-Фасо, Чад, Судан (последний, правда, больше арабо- и англоязычный). Если к этому празднику присоединится еще и Сенегал, ранее считавшийся вместе с Нигером оплотом французского могущества на континенте, то «бег к океану» будет закончен.

Однако французское колониальное наследие очень живуче. Государственность в большинстве африканских стран имеет в основе не европейскую теорию институтов, а империалистические методы управления.

Особенно грешила этим как раз Франция. Именно французы придумали вычленять на подконтрольной территории наиболее воинственные племена, а также лояльные местные элиты, и создавать из них правящий слой. Они получали доступ к европейскому образованию, военной службе и части дележа финансового пирога. Остальные племена – то есть основная часть населения – были обречены копаться в шахтах и пасти коз просто по факту рождения, по закону крови.

Париж научился находить на захваченных им территориях народы, исторически склонные к войне и государственному управлению, чтобы с их помощью контролировать другие этнические группы – например, земледельцев и скотоводов. В результате в ряде африканских государств к власти при французах пришли небольшие по численности (по отношению к большинству населения) иноплеменные группы и этносы.

Подобный подход всегда создает основу для бесконечных внутренних конфликтов. Возьмем, к примеру, Нигер, который сейчас и находится в центре внимания.

Конечно, нынешний переворот в Нигере был вызван и текущей обстановкой: обострение войны с джихадистами, коррупция, падение жизненного уровня и т. п. Но в основе событий в Западной Африке – насажденный французами режим господства лояльных лично Парижу этнических и социальных групп. В ответ на лояльность французы позволяли «своим» группам бесконтрольно насиловать и грабить остальное население страны.

Чем руководствовались французы, проводя в свое время границы этого государства, – загадка. Этническую карту расселения местных народов они точно не учитывали. Сейчас по территории Нигера проходит линия раздела между ареалами проживания негроидной и европеоидной рас. Более 80% населения страны – негроиды, принадлежащие к нескольким племенам разной исторической судьбы и социально-политических привычек.

Небольшая часть населения – бедуины-туареги, вытесненные в африканский регион Сахель арабами лет 200 назад. Они занимают большую территорию, поскольку негроиды в Сахеле и пустыне не живут. А Сахара и Сахель – совокупно почти 90% территории страны. И более 20 млн человек негроидной расы живут на небольшом клочке земли на юге страны.

Наконец, самое меньшинство из меньшинств – собственно арабы (около 40 тыс. человек, не более 0,4% населения) клана Улед Слиман, поселившиеся там где-то в начале ХХ века с торгово-ростовщическими целями. Свергнутый президент Нигера Мохамед Базум – араб.

И все его окружение – европеизированные (офранцузившиеся) арабы, говорящие по-французски, получившие образование в миссионерском университете в Сенегале и являющиеся инструментом французского колониализма.

Кроме того, в долине реки Нигер проживает племя сонгай и родственный ему народ джерма – совокупно чуть более 20% населения страны. Этих людей ранее не очень волновали события в остальной части Нигера, а, например, племя джерма управляется джермакоем (вождем), живущим в городе Досо. Со временем именно джерма составили большинство населения столицы страны – Ниамея.

Но дело в том, что именно из племени джерма и остальных сонгаев набирается армия Нигера. Французы использовали сонгаев и джерма для подавления восстаний земледельческих и скотоводческих народов Нигера – хауса и фульбе.

До сих пор офицерский состав вооруженных сил Нигера набирается и формируется в нагорье Тиллабери из среды сонгаев и родственных им джерба. Французы в период расцвета колониализма и соответствующих расово-прикладных теорий даже утверждали, что именно сонгаи и джерба «наиболее восприимчивы к европейской культуре». А фульбе с хауса пусть живут как хотят, с шаманами и козами.

Так вот: свергнувший президента Нигера араба Мохамеда Базума генерал Абдурахман (Омар) Тчиани – из племени джерба, уроженец нагорья Тиллабери. Классический представитель военной элиты сонгаев, то есть всего государства Нигер.

Таким образом, в основе происходящего – этнические и политические противоречия, порожденные французским колониальным наследием и помноженные на ряд ситуативных локальных кризисов. Французы действительно надоели коренным африканцам. Военная элита Нигера, относящаяся к этнической группе сонгаев и джерма, сочла, что руководящие страной офранцузившиеся арабы должны быть отстранены от власти. Если для успешного достижения этой цели нужно воспользоваться противостоянием России и Запада, противопоставить российское влияние французскому – то так тому и быть.

Однако французское наследие основывается на древних демонах: трайбализме, этнической розни и общественной отсталости (никуда не девшаяся власть вождей и королей, кастовая система). Эта система очень устойчива независимо от того, как именно проявляется внешняя ориентация военной элиты в том или ином африканском государстве. Кроме того, стоит помнить, что в Нигере все еще находится около 1500 французских солдат и авиабаза, с которой осуществляется вся французская деятельность в Западной Африке.


Иначе говоря, происходящие в Сахеле события не стоит воспринимать однобоко – только в разрезе «профранцузские силы против пророссийских». Хотя несомненно, что обвальное сокращение влияния Франции в полосе Сахельского региона от Атлантического до Индийского океана создало вакуум, который теоретически действительно могла бы заполнить Россия.

И речь вовсе не о военных средствах или работе частных военных компаний. Как представляется, куда больше внимания должно быть уделено экономическим, дипломатическим и разведывательным методам ведения работы с новыми режимами, в том числе и конфиденциальной работе.

Россия предлагает региону альтернативный политический подход, основанный на уважении к африканским народам, что само по себе для них привлекательно. Это выразительно продемонстрировал прошедший на прошлой неделе саммит Россия – Африка.

Таким образом, у Москвы действительно есть шанс воспользоваться ситуацией и создать из местных политических противоречий платформу для новых и выгодных отношений с африканскими странами. Важно шанс этот не упустить.

..............