Дмитрий Губин Дмитрий Губин Верховной раде пора в утиль

Как минимум украинская власть незаконна с февраля 2014 года – с момента государственного переворота. Когда Рада, не говоря уже о центральной исполнительной власти, стала принимать абсолютно неправомочные решения.

0 комментариев
Сергей Миркин Сергей Миркин Как происходящее в США отразится на майданной Украине

А если президентом станет Трамп? Для ЗЕ-команды это очень плохая новость. Из-за Зеленского против Трампа в 2019 году начали процедуру импичмента. А серый кардинал Андрей Ермак отказался помочь команде Трампа «утопить» семейство Байденов по делу компании Burisma.

3 комментария
Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зеленая энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

38 комментариев
9 августа 2022, 08:25 • В мире

Когда Грузия начнет больше сближаться с Россией

Когда Грузия начнет больше сближаться с Россией
@ REUTERS/David Mdzinarishvili

Tекст: Геворг Мирзаян,
доцент Финансового университета

Западные исследователи возмущены: Грузия погружается во всю большую зависимость от России. Тбилиси в какой-то мере даже стал инструментом преодоления антироссийских санкций и уж точно отказался к ним присоединяться. Однако на пути дальнейшего политического сближения России и Грузии есть ряд очень серьезных препятствий.

Грузия стала едва ли не самым большим разочарованием для Вашингтона среди всех стран постсоветского пространства. Самая первая «прозападная демократия», с которой начались все цветные революции в регионе, полностью дистанцировалась от «помощи Украине в борьбе против российской агрессии». Точнее, ограничилась словесным осуждением. Но на практике грузинские власти категорически отказались принимать какие-то санкции против России, а также осудили наемников-грузин, которые отправились воевать в ряды ВСУ и банд украинских нацистов.

Неудивительно, что западные политики и НПО бьют тревогу. Еврокомиссия отказалась предоставлять Грузии статус кандидата в члены ЕС (хотя она была институционально куда ближе к получению этого статуса, чем получившие его Украина с Молдавией). А грузинское подразделение Transparency International не так давно выпустило огромный доклад, в котором рассказало о российской экспансии в Грузию. Экономической экспансии, разумеется.  

Так, по данным авторов доклада, за первые шесть месяцев 2022 года Грузия получила из России порядка 1,2 млрд долларов (сюда входят денежные переводы, доходы от туристов, а также экспорт потребительских товаров). И это в 2,5 раза больше, чем за аналогичный период 2021 года, а также на 36% больше, чем за первую половину 2019-го (последнего доковидного). С мая по июнь почти 6400 российских компаний зарегистрировались в Грузии – и это в семь раз больше, чем за весь 2021 год, а также примерно половина от всех российских компаний, ныне работающих в Грузии. 93% из них – это ИП.

И этот приток шел вдобавок к уже имеющейся зависимости грузин от российского рынка (в частности, на долю России приходится 95% грузинского импорта пшеницы и муки, а также 60% экспорта грузинского вина). Соответственно, Transparency International рекомендует грузинским властям «снижать зависимость от России». В частности, отказывать в субсидиях тем компаниям, деятельность которых приводит к усилению этой зависимости, то есть, проще говоря, всем, кто работает с Россией.

«Грузинское подразделение Transparency International само испытывает и постоянно возбуждает в согражданах ужас и панику просто от того факта, что Россия находится рядом. Что вот она, через Кавказский хребет – и ее надо постоянно бояться», – поясняет газете ВЗГЛЯД ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Николай Силаев. Некоторые политические силы уже предлагают идти дальше – они призывают правящую партию «Грузинская мечта» ввести контроль за россиянами, а также отменить безвизовый въезд граждан РФ в Грузию. 

Власти Грузии на такие предложения реагируют крайне жестко. Они не просто отметают подобные предположения, но и предостерегают оппозицию от проявления любых враждебных действий в адрес граждан РФ.

По словам председателя «Грузинской мечты» Ираклия Кобахидзе, от «Михаила Саакашвили и его сателлитов… можно ожидать всего». «Мы видим, с какими силами мы имеем дело… Ожидаема любая провокация. Исходя из этого, мы, конечно же, призываем правоохранительные органы быть максимально бдительными, чтобы не были допущены никакие инциденты и агрессия (в отношении россиян – прим. ВЗГЛЯД)», – отметил политик. 

Подобные заявления и политика официального Тбилиси воодушевляют некоторых российских экспертов на выводы о том, что Грузия «прагматизировалась» и готова к нормализации отношений с Москвой. Эти выводы являются верными – но лишь частично.

Да, нынешние власти в Грузии весьма прагматичны. «Грузинская мечта» имеет самую четкую и трезвую позицию по отношению к России, в отличие от правительств Шеварднадзе и Саакашвили. Мы прекрасно знаем, с какими угрозами сталкивается страна», – говорит зампредседателя комитета по внешним связям грузинского парламента Георгий Хелашвили. И угрозы эти носят, прежде всего, экономический характер: для нормального экономического развития Грузии необходим российский рынок, обрезать который из-за Украины Тбилиси не намерен.

«В санкционном вопросе грузинские власти пытаются придерживаться нейтралитета, и их логика вполне убедительна. Ведь если Тбилиси введет экономические санкции против России, то Россия этого особо не заметит, а грузинской экономике будет очень плохо. И ради каких-то идеологических моментов гробить и без того слабую экономику смысла нет. Даже США с ЕС ничего не могут сделать против этой логики», – говорит Николай Силаев.

Именно поэтому Тбилиси так привечает российских бизнесменов, именно поэтому «Грузинская мечта» будет бить по рукам всех тех, кто даже заикнется о какой-то их дискриминации. «Если в Грузии будут недовольны притоком российских специалистов, они потянутся в другие страны. Например, в Армению, где этим притоком все довольны, – это деньги в экономике, новые квалифицированные кадры», – говорит Николай Силаев.

Второй угрозой является втягивание Грузии в войну – чужую, по сути, войну. В Тбилиси видят, что Россия настроена на Украине серьезно, и что украинские власти (вкупе с западными странами) хотели бы устроить за счет Грузии россиянам второй фронт. Власти этого не допустили – даже несмотря на акции протеста против нейтралитета, которые устраивала ей оппозиция. По словам Ираклия Кобахидзе, «из-за здоровой и четкой реакции общества люди, подталкивающие страну к войне, были вынуждены отступить, и сегодня они находятся в режиме самооправдания».

И грузинское общество действительно поддерживает политику властей. По состоянию на июнь около 70% грузин выступали против введения каких-либо санкций против России, а 77% – против втягивания страны в российско-украинский конфликт.

Однако прагматизм Тбилиси отнюдь не означает, что грузинское руководство готово к нормализации отношений. В этой нормализации оно уже давно уперлось в стеклянный потолок, который не может пробить.

«Грузинские власти нашли modus vivendi с Москвой после 2012 года. Внешнеполитический курс Грузии остается неизменным, а с Россией поддерживаются экономические связи, обрубленные при Саакашвили. Для поиска нового курса по отношению к России у грузинских властей нет ни желания, ни воли, ни стимулов. Их задача – тихонечко пропетлять, что вполне разумно с их стороны», – говорит Николай Силаев. 

Да, чисто теоретически экономическую нормализацию можно перевести в политическую. И в Грузии даже есть политические силы, которые к этой нормализации готовы. Однако для перевода этого запроса в политический мейнстрим у них не хватает аргументов.

«Проблема всех политических сил Грузии, выступающих за улучшение отношений с Москвой, заключается в том, что со стороны России нет таких предложений, которые давали бы этим силам достаточно аргументов во внутренней политике.

И нет этого ответа не потому, что мы его не придумали, а по объективным причинам. Главной болью Грузии в отношении РФ являются Южная Осетия и Абхазия. Россия признает их независимость и отказываться от этого признания не собирается. А значит, любая сила, выступающая за улучшение отношений, неизбежно в это упирается. У них нет решения, которое позволило бы обойти проблему. Да, по мере того как в Грузии все будут привыкать к независимости Южной Осетии и Абхазии, начнет меняться и внутриполитическая повестка, но это вопрос не лет, а десятилетий», – говорит Николай Силаев.

Сейчас же и югоосетинский, и абхазский вопросы являются весьма болезненными для грузинского общества. После того как грузины убедились, что Москва не собирается ни отзывать признания, ни «принуждать» Южную Осетию и Абхазию к реинтеграции в состав Грузии, в обществе возникло некое разочарование. «Меня изумляет, почему удивляются в этой стране тому, что там, где более 300 тысяч беженцев и тысячи людей погибли в результате российско-грузинских конфликтов, граждане Грузии могут быть негативно настроены в отношении российских властей и граждан», – говорит народный защитник (омбудсмен) Грузии Нино Ломджария.

Власти, конечно, сразу обвинили ее в ксенофобии, однако в ее словах есть толика правды. То есть грузины (ну, по крайней мере, львиная доля из них) понимают, что войну 2008 года начал Михаил Саакашвили – но Россию все равно обвиняют. Более того, выступая против государственной поддержки Украины и желая продолжения российско-грузинского экономического сотрудничества, они все равно тайно болеют за Киев.

«Грузинское общество в целом российскую спецоперацию на Украине воспринимает крайне негативно и в массе своей желает победы Украине. Ничего удивительного в этом нет – у них конфликт с РФ, они считают нас врагом, а враг твоего врага является твоим другом»,

– говорит Николай Силаев. Кроме того, грузины видят параллели. В их понимании Россия сейчас пытается отторгнуть украинские территории – что она, в понимании, опять же, грузин, сделала в отношении Грузии. И если власти сейчас, на этом фоне, начнут какое-то переформатирование политических отношений с Москвой, оно не будет понято.

Поэтому, как говорилось в известном фильме, торопиться не надо. Не стоит ждать от грузинских властей невозможного. Если в Тбилиси и будут искать новый modus vivendi в отношениях с Москвой, то не раньше чем окончится СВО на Украине. То есть тогда, когда постсоветское пространство заживет по совершенно другим правилам. 

..............