Борис Акимов Борис Акимов Русская идея – это идея цветущей сложности

Человек прямо сейчас освобождает себя от самой человеческой сущности. И вся суть политики коллективного (без коллектива) Запада именно в этом. Лишить каждого конкретного человека суверенности и субъектности, и слом национального государства – один из важнейших шагов в этом направлении.

0 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев «Вотунихи» поменялись местами

Волшебный ореол Запада померк – но главное: мы избавились наконец от комплекса отстающих и догоняющих. У нас далеко не рай земной. Но во многих отношениях у нас – лучше.

21 комментарий
Александр Носович Александр Носович Грузины ударили сразу по Горбатому

В Тбилиси заставили себя уважать, решив не отвлекаться на всякую мелкую дрянь типа Прибалтики, а сразу предъявить тому, перед кем те выслуживаются. В обращении к США грузины не просят, а требуют.

12 комментариев
24 декабря 2019, 14:56 • В мире

Круз стал душителем «Северного потока» не от хорошей жизни

Круз стал душителем «Северного потока» не от хорошей жизни
@ Joshua Roberts/Reuters

Tекст: Дмитрий Бавырин

Санкции США против «Северного потока − 2» вступили в силу и обернулись неприятными последствиями для Газпрома. А пока компания ищет выход, следует вспомнить, что за всем этим стоит один конкретный человек, которого теперь называют «новым Маккейном» и «самым эффективным врагом России». Этот человек − сенатор от Техаса Тед Круз. Но что толкнуло интеллигентного профессора на борьбу с Россией?

С точки зрения современной американской мифологии, у сенатора Круза есть причины для того, чтобы ненавидеть Россию. Ведь «вмешавшись» в президентские выборы, русские «украли» у него главное политическое достижение жизни.

Примерно на полгода Рафаэль Эдвард Круз должен был стать одним из самых влиятельных людей в американской сверхдержаве и как минимум главным человеком в Великой старой партии, как еще называют республиканцев. Он должен был выступать на переполненных людьми площадях, указывать народу направление в светлое будущее, молиться в прямом эфире главных каналов, тратить баснословные средства и кормить конфетами детей. Проще говоря, он должен был выйти в финал президентской гонки.

А потом – проиграть выборы Хиллари Клинтон и под прочувственные речи на тех же площадях пропустить ее в Белый дом.

Сам Круз верил, что идет на выборы именно за победой и не будет довольствоваться одной лишь номинацией на лучшую мужскую роль. Но теперь-то понятно, что проигрыш Клинтон стал бы его «потолком», за достижение которого полагались похлопывание по плечу и пять минут славы – такой сценарий в политической элите США устроил бы очень и очень многих. Однако Дональд Трамп, претензии которого на президентство еще четыре года назад были разве что поводом для шуток (в том числе и со стороны Круза), неожиданно смешал все карты, и история пошла по другому пути: сенатор от Техаса в миг перестал быть «надеждой Республиканской партии» и «золотым мальчиком консервативной Америки».

Он не забыл этого. Он не простил крушения надежд. Он затаил обиду.

Карьера этого компетентного и действительно талантливого юриста была впечатляющей, хотя не блистала разнообразием. В тридцать с небольшим он стал самым молодым генеральным солиситором штата США, то есть человеком, который обеспечивает и защищает интересы регионального правительства. В сорок с небольшим он уже профессор, сенатор и восходящая звезда консерваторов, которой прочат президентский пост.

Сейчас политики со взглядами, как у Круза, находятся на периферии, но пять лет назад они казались мейнстримом, а тридцать лет назад – эталоном. Он будто олицетворяет старую добрую рейгановскую Америку традиций и принципов, где было мало государства и много свободного рынка, где ношение при себе оружия считалось священным правом, а голос в пользу абортов, гей-браков и легализации марихуаны вызывал скандал на воскресной службе.

Воззрения Круза на жизнь обычно описывают словом «ультраконсервативные», и если по социальным вопросам это в пояснениях не нуждается, то с экономической точки зрения россиянину нужно представлять себе не Брежнева, а Егора Гайдара. Такое сочетание принесло сенатору поддержку Чайной партии, еще недавно казавшейся альтернативой «обамовскому социализму», а как старомодный и образованный, но моложавый джентльмен – профессор Остинского университета, он искренне нравился многим интеллигентным республиканцам за 45, замечавшим, что Трамп на фоне этого техасского вундеркинда выглядит поверхностным дураком и неотесанным чучелом.

Меж тем уже тогда запрос глубинной Америки, как и запрос разбросанного по ней народного большинства был совсем иным – и Круз его удовлетворить не мог. Принципиальность южного пастора по теме геев или «травы» была важна в глазах консерваторов, но общей погоды уже не делала – со времен Рейгана американское общество сильно изменилось. В то же время в нем увеличился запрос на социальную справедливость – вплоть до взрывного роста влияния прежде экзотических социалистов, что превращало Круза с его гайдаровскими догмами пусть в симпатичного, но абсолютно непроходного кандидата.

При таких раскладах выбор американцев в пользу более разухабистого внешне, но более умеренного в базовых вопросах Трампа выглядит логичным и предсказуемым. Но пять лет назад дуэли между ним и Крузом на дебатах казались американским образованцам поединком красавца с чудовищем, где чудовище – это именно Трамп.

Демократическая партия, для которой взгляды Круза являются неприемлемыми почти по каждому пункту, тоже сыграла роль в надувании его фигуры. В иных обстоятельствах его принципы объявили бы пещерными, но поскольку он казался удобным и привычным статистом для почетного проигрыша в финале, либеральные СМИ гладили его по головке в пику непредсказуемому и «невыносимому» Трампу.

В то, что Круз является удачным кандидатом в президенты, верили и в руководстве республиканцев, но по другим причинам. Далеко не все высокопоставленные «слоны» столь же консервативны, как он, но сенатор устраивал их тактически.

За последнее десятилетие испаноязычная часть США значительно увеличилась в размере и без поддержки в ее среде республиканец больше не может выиграть президентские выборы. Следовательно, «васп» (белый англосаксонский протестант) в качестве кандидата более не подходит, а вот «слон» латиноамериканского происхождения – верная ставка, за «своего» часть латиносов обязательно проголосует.

Как выяснилось впоследствии, значительная часть латиносов охотно проголосовала и за Трампа. Но в период праймериз происхождение Круза – сына кубинского эмигранта, который когда-то воевал вместе с Кастро, а потом бежал в США и выкарабкивался там из нищеты – казалось значимой «форой».

В совокупности все это создало у техасского сенатора иллюзию всенародной любви и близости победы.

К Трампу Круз относился свысока и болезненно переживал свое поражение. Если бы не обратная разница в возрасте, это выглядело бы как нокаут, который нанес чинному профессору какой-то безалаберный студент.

Даже призывая голосовать за Трампа в финале, сенатор всячески давал понять, что делает это только по двум причинам. Во-первых, «президент Клинтон для страны еще хуже». Во-вторых, у него, у Круза, есть партийные обязательства, но как-нибудь потом он обязательно возьмет реванш у этого лохматого янки, и «справедливость восторжествует».

В случае Круза – навряд ли, реальность оказалась к нему особенно жестока.

Вчера он был одним из самых влиятельных сенаторов, надеждой Республиканской партии, любимчиком интеллигенции и будущим господином-президентом, но все это рухнуло в один день, грозя похоронить под обломками даже предыдущие достижения.

Год назад Круз – политическая звезда национального масштаба – чуть не проиграл сенаторские выборы начинающему политику Бето О'Рурку. Это казалось немыслимым: Техас – вотчина консерваторов, Круз – успешный сенатор, О'Рурк – выскочка и радикал даже по меркам Демпартии, но победителя пришлось определять на фотофинише. То, что О'Рурк стал политическим банкротом всего за год и после провального участия в праймериз более не рассматривается как перспективный политик, Круза утешает вряд ли, скорее даже наоборот.

Америка не любит неудачников – бывает достаточно крупно проиграть всего один раз, чтоб покатиться под откос. Именно туда и катился Круз-политик. Он больше не «перспективный» и не «надежда», он – лузер, время которого безвозвратно прошло.

Лишившись поддержки республиканской элиты и лояльности со стороны СМИ, Круз оказался один на один с либеральными активистами, которые вспомнили про его ультраконсерватизм и начали сенатора буквально доедать без всяких скидок на этику.

Политик придерживается строгих патриархальных взглядов на семью и мораль. Что надо сделать? Правильно: найти женщину, отдаленно похожую на Круза, и за большой гонорар уговорить ее сняться в порно пусть даже с собственным мужем, лишь бы ролик можно было назвать «Проникновение в женщину-двойника Теда Круза». И это, увы, не шутка.

С тоски Круз отпустил бороду, будто бы добровольно распрощавшись с прежними мечтами. Необъяснимо, но факт: со времен скоротечного президентства Гарфилда Америка не голосует за бородачей на значимых выборах.

Однако «Северный поток – 2» неожиданно вернул Круза в топы: теперь о нем опять много говорят, к нему выстраиваются очереди для интервью, за его заявлениями следят – и хвалят, хвалят, хвалят, отсылая во времена, когда он был «восходящей звездой» и вундеркиндом.

Трудно сказать, сам ли Круз до такого додумался, решив оседлать всеамериканский тренд на русофобию, или всего лишь стал орудием в руках нефтегазовых лоббистов, но он обернулся очень эффективным орудием и опасным врагом России, которого в самой России не замечали и не принимали всерьез.

Именно Круз, используя свои юридические таланты, составил проект санкций и нашел уязвимое место «Северного потока – 2» тогда, когда проект казалось было уже не остановить. Он полгода носился с этой темой, отшивая скептиков, задавая неудобные вопросы правительству, торопя коллег-сенаторов с принятием документа и разъясняя нации, зачем он всё это делает. Объяснения были наглыми, но с нашей же точки зрения – подкупающе честными, а для Америки – резонными и понятными:

Все говорят, что Россия – тоталитарный враг США, который вмешивается в выборы. «СП-2» принесет России миллиарды, следовательно, миллиарды достанутся нашему врагу и усилят его. Давайте остановим этот проект и сделаем так, чтобы Европа заплатила эти миллиарды самой Америке за ее сжиженный природный газ.

При этом Круз вернулся к своему имиджу ответственного политика, рассуждая тем образом, что полный успех не гарантирован: возможно, проект удастся отсрочить всего на год, но попытаться стоит – США выиграют в любом случае, а он, Круз, сделает всё для того, чтобы новые санкции не остались на бумаге и достигли своей разрушительной цели.

Сенатор сдержал свое слово. После голосования Конгресса за его законопроект, Круз написал письмо руководству швейцарской компании Allseas, пригрозив блокировкой активов и «существенным падением стоимости акций» в том случае, если компания не выйдет из проекта «СП–2». Подумав несколько дней, Allseas поддалась на угрозы, поставив Газпром в затруднительное положение.

Вследствие этой тактически успешной игры Круза стали называть в России чуть ли не «новым Маккейном», но это сравнение некорректно. Как и Маккейн, Круз сильно не любит коммунистов (очевидно, из-за влияния отца), но размахивать шашкой и разбрасываться воинственными заявлениями не в его духе.

Сенатор Круз кто угодно, но не «ястреб». Прежде он мало интересовался внешней политикой, не болел «русской угрозой» и занимал вполне умеренную позицию, периодически склоняясь к изоляционистам – например, выступал против вмешательства США в сирийскую войну и борьбы с президентом Асадом.

В Конгрессе немало припадочных русофобов-популистов, рассуждающих о России в категориях войны до победного конца, но они – не Круз. Круз вежливый и компетентный профессор юриспруденции, для которого борьба с «Северным потоком – 2» стала единственным крупным антироссийским проектом. Наша проблема в том, что работоспособность, принципиальность и аккуратность сенатора сделали его подрывную деятельность эффективной, по крайней мере на данном этапе.

В общем, это не Маккейн, от ковбойских заскоков которого отмахивались даже в США – «дедушка старый, ему все равно». Это гораздо хуже.

Круз не ударится в истеричные и пространные рассуждения об Америке – вооруженном посланнике свободы, как делают это «ястребы». Он не будет русофобствовать почем зря и идеологизировать свои шаги, как поступают демократы. Он не превратится в лоббиста Украины, на которую в Техасе всем наплевать.

Но он не оставит тему «СП–2» и будет точечно, методично, аккуратно подпиливать этот газопровод, поскольку борьба с ним стала его личным проектом. Проектом, который вернул ему популярность, имидж компетентного специалиста и политическую успешность тогда, когда карьера уже клонилась к закату.

..............