Взгляд
22 ноября, пятница  |  Последнее обновление — 09:54  |  vz.ru
Разделы

С географией можно спорить

Максим Соколов, публицист
Батька исходит из того, что Белоруссия всегда будет подобна Венеции эпохи транзитного расцвета – просто в силу местоположения. Но геостратегия имеет свойство изменяться – особенно, когда в этом есть насущная нужда. Подробности...

От Минздрава не зависит продолжительность жизни

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Жрецы объясняли необходимость существования фараона и его богатства тем, что без его ритуалов Нил не разольется. Многие верили. Каждый раз про это вспоминаю, когда читаю очередную статистику нашего Минздрава. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Человечество бьется в экологической истерике

Максим Кронгауз, лингвист, доктор филологических наук
Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

    В Москве запустили МЦД

    В российской столице запустили первые две ветки центральных диаметров (МЦД) – нового транспортного проекта, который в перспективе соединит десять радиальных направлений московского железнодорожного узла. Диаметры должны существенно облегчить жителям пригородов доступ к центру и другим районам столицы
    Подробности...

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:На втором МЦД произошел сбой в движении поездов

        Главная тема


        Сербов взбудоражил «шпионский скандал» с российским дипломатом

        американское давление


        США заявили о просьбах других стран к Египту не покупать у России Су-35

        «слуга олигарха»


        Политолог объяснил игру Коломойского и Зеленского

        «смотри на него свысока»


        В школах Латвии детям велели читать роман с оскорблением русских

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?

        Кто и как отбирал Прибалтику у России

        Сто лет спустя прибалтийские республики широко отметили юбилей своей независимости, но о реальных причинах ее приобретения предпочитают не вспоминать   2 января 2019, 12:40
        Фото: Ints Kalnins/Reuters
        Текст: Игорь Назимов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        В прошедшем году в странах Прибалтики широко проходили пышные мероприятия, посвященные столетию их государственности. Однако на самом деле появление в 1918 году независимых Эстонии, Литвы и Латвии стало в значительной степени результатом двух конкурирующих проектов по отрыву данного региона от России. Как именно это происходило?

        Еще к началу Первой мировой войны прибалты считались образцовыми патриотами Российской империи. Так, когда на следующий день после объявления войны германские крейсеры «Аугсбург» и «Магдебург» обстреляли Лиепаю (ныне Либава), депутат Государственной Думы от Курляндской губернии Янис Голдманис (впоследствии, в 1920 году, ставший министром обороны Латвийской Республики) заявил:

        «Повелитель Германии жестоко ошибся, если он ожидал, что выстрелы в Либаве найдут отзвук в местном населении в каких-нибудь враждебных выступлениях против России. Наоборот, от населения Прибалтийского края, где подавляющее большинство латыши и эстонцы, в ответ на этот выстрел столь же громко прогремело: «Да здравствует Россия!» И так это будет и дальше, даже при самых тяжелых испытаниях. Среди латышей и эстонцев нет ни одного человека, который бы не осознавал, что все то, что ими достигнуто в смысле благосостояния, это достигнуто под защитой Русского Орла. Что все то, что латыши и эстонцы должны еще достигнуть, возможно только тогда, когда Прибалтийский край и в будущем будет нераздельной частью Великой России».

        Впрочем, в начале XX века представители интеллигенции стран Прибалтики высказывали предложения об «автономии» – но в составе России. При этом задачу своего национального освобождения латыши и эстонцы понимали главным образом как избавление от немецких (остзейских) дворян, которые по-прежнему занимали в регионе главенствующие позиции.

        Все изменилось после Февральской революции 1917 года. Тысячелетнее здание российской государственности начало оседать, рушиться буквально на глазах – и латыши с эстонцами не могли не задуматься о своем будущем. Литовцы тоже не могли об этом не думать, хотя они оказались совершенно в других условиях – территорию Литвы в 1915 году оккупировали немцы.

        Соответственно, литовцы первыми в декабре 1917-го заявили о независимости от России – и создании государства под протекторатом Германии. Чтобы закрепить этот статус, 13 июля 1918 года Государственный Совет Литвы принял решение установить в стране конституционную монархию и предложить вюртембергскому принцу Вильгельму фон Ураху корону Королевства Литва (под именем Миндаугаса II). Немцы этот вариант одобрили, но он потерял свою актуальность в ноябре того же года – когда стало окончательно понятно, что Германия проиграет мировую войну.

        После ухода основных немецких частей и начала боев с Красной армией 16 декабря 1918 года была образована Литовская Советская Республика. 27 февраля 1919 года в Вильнюсе состоялось объединенное заседание ЦИКов Литвы и Белоруссии, где было провозглашено образование Литовско-Белорусской ССР (Литбел). В феврале – марте 1919 года войска литовской Тарибы («Совет Литвы»), поддержанные немецкими гарнизонами, начали военные действия против Литбела, в апреле 1919 года к ним присоединилась польская армия. В результате территория Литбела была занята польскими частями.

        Немцы и русские под знаменем «единой и неделимой»

        События на территории нынешних Эстонии и Латвии развивались еще более драматично.

        Февральская революция принесла в те части Прибалтики, которые еще не были захвачены немцами, волнение умов – одни мечтали об автономии в составе России, другие начали задумываться о полной независимости.

        Тем временем в августе немцы захватили Ригу и часть Видземе, а 25 октября (7 ноября) в Петербурге произошел вооруженный переворот. Вскоре была создана Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика – причем в ее строительстве активно участвовали красные латышские стрелки.

        Советское правительство утвердило Декларацию прав народов России, которой провозгласило возможность к самоопределению и образованию самостоятельных государств. Латышская интеллигенция, в свою очередь, провела в Валке с 29 ноября по 2 декабря заседание Латышского временного национального совета. Довольно быстро элита нации стала ориентироваться на создание демократической республики, объединяющей территории Видземе, Курземе и Латгалии – но уже вне рамок России.

        Немецкое наступление продолжалось. В октябре 1917 года германский флот прорвался в Рижский залив и вражеский десант оккупировал острова Моонзундского архипелага, а к марту 1918-го захватчики заняли все земли нынешней Эстонии. В дальнейших событиях огромную роль сыграл генерал Рюдигер фон дер Гольц, прозванный «Черным рыцарем» (по ассоциации с отрицательным персонажем латышской мифологии). К тому моменту, когда Германия получила возможность продиктовать новорожденной Советской России унизительный Брестский договор, Гольца произвели в генерал-майоры и поставили командовать 12-й пехотной дивизией. Почти в это же время в Прибалтике было создано Балтийское герцогство во главе с германским принцем – Генрихом Гогенцоллерном. Однако уже в ноябре 1918 года Германия потерпела поражение. Страна была готова погрузиться в пучину гражданской войны, и до войск, оставшихся в Прибалтике, берлинскому правительству больше не было дела. 18 ноября Народный совет Латвии провозгласил независимость. Но вскоре Красная Армия овладела Ригой.

        В такой ситуации фон Гольц главной задачей считал отражение большевистского наступления, но при этом не собирался отказываться и от идеи восстановления Балтийского герцогства. Генерал сумел сколотить разношерстное воинство, состоявшее из латвийских и немецких добровольцев, русских белогвардейцев и солдат германской регулярной армии. Поскольку обосновавшееся в Либаве латвийское правительство Карлиса Ульманиса ориентировалось на Антанту, фон Гольц попытался сместить его и заменить прогерманским правительством Андриевса Ниедры.

        Переворот удался лишь частично – для Англии и Франции Ульманис остался законным главой Латвии. Успешно отразив наступление красных с юга, фон Гольц двинул свои части на Ригу и 22 мая столица Латвии пала. Средь вояк Гольца начались столкновения между прибалтийскими немцами и латышами – и русским белогвардейцам пришлось разнимать своих соратников. Затем к Риге подошли верные Ульманису латвийские части полковника Замитана. Правительству Ниедре пришлось ретироваться в Курляндию. Фон Гольц оказался перед сложным выбором.

        Открытый конфликт с союзниками мог привести к катастрофе, и тогда генерал решил действовать под чужим знаменем. И этим знаменем стал... лозунг «Единой и неделимой России».

        Летом 1919 года в латвийской Курляндии при поддержке немцев начала формироваться белогвардейская «Западнорусская армия» под командованием Павла Рафаиловича Бермондта-Авалова. С большим трудом ее численность удалось довести до 4–5 тыс. штыков. Гольц решил использовать ее в собственных целях. Был подписан договор, по которому немецкие военнослужащие могли вступать в «Западнорусскую армию». В награду им обещали деньги и земельные наделы в Прибалтике. Все это выглядело соблазнительно, и в короткое время войско Бермондта увеличилось едва ли не в 10 раз. Но вместо того, чтобы идти на Петроград, он двинулся к Риге – свергать Ульманиса. Для всех было очевидно, что «русская» «Западная армия» большей частью состояла из немцев и подлинным ее предводителем был не Бермондт-Авалов, а фон дер Гольц.

        «Идет Черный рыцарь»

        Несколько иначе проходили события в Эстонии. 24 февраля 1918 года Комитет спасения Эстонии опубликовал манифест, объявлявший страну независимым государством; в тот же день был избран глава правительства Константин Пятс. Однако германские оккупационные власти, осуществлявшие контроль над этой территорией, не признали независимости страны – они с одинаковым рвением преследовали как большевиков, так и сторонников эстонской самостоятельности. С 1918 по 1920 год в Эстонии бушевал кровавый конфликт, в официальной историографии получивший название «Освободительной войны». Тогда защитники идеи национального государства сражались как немцами, так и с большевиками.

        Однако правительство Пятса получило серьезную военною помощь – помимо самих эстонцев, ему содействовали русские белогвардейские соединения, финские добровольцы, а также прибывшая из Англии эскадра. Лондон вообще с самого начала поддержал прибалтийских борцов за отделение от России. Сторонникам Пятса удалось не только быстро отвоевать территорию Эстонии, но и даже перейти в наступление за ее пределами. Эстонцы поддержали наступавшую на Петроград армию генерала Юденича, временно захватили Псков, а также помогли соседям-латышам выгнать немцев и утвердить в Риге правительство Карлиса Ульманиса. 19–23 июня 1919 года близ латвийского Цесиса (эстонское название Вынну) состоялось решающее сражение. Эстонские части под командованием генерал-майора Эрнста Пыддера разгромили соединения так называемого Прибалтийского ландесвера, состоявшего из германцев. С 1934 года дата битвы под Вынну является эстонским государственным праздником.

        Однако поход фон дер Гольца и Бермондта на Ригу продолжался. Газеты пестрели заголовками: «Идет Черный рыцарь». Англия и Франция потребовали от Берлина немедленно отозвать Гольца из Прибалтики. В октябре 1919 года это требование было удовлетворено, и генерал вернулся на родину. К латвийской столице армия подошла 8 октября. Но вместо того, чтобы развивать успех, военачальник предложил правительству республики заключить с ним перемирие. Кроме того, у Бермондта начались разногласия с Юденичем по поводу стратегии действий. Пока тянулись эти проволочки, к Риге на помощь латышам подтянулись четыре эстонских бронепоезда и английская эскадра, принявшаяся обстреливать позиции бермондтовцев.

        Начались упорные позиционные бои на подготовленных латышами оборонительных рубежах. Как раз в это время армия Юденича на севере упорно пыталась выбить большевиков из Петрограда. Однако помощи с юга Юденич так и не дождался. Уже к 16 октября бермондтовцы выдохлись, исчерпали боеприпасы и остановили натиск на Ригу. К утру 11 ноября их выбили из левобережной части города. Вскоре командование «Западнорусской армией» принял вместо Бермондта прибывший из Германии генерал-лейтенант Матиас фон Эбергард, однако отступление продолжалось. К середине декабря 1919-го русско-немецкая армия была эвакуирована в Германию, а латыши сегодня отмечают 11 ноября как день защитника родины.

        Уже в конце лета власти Советской России отправили в Эстонию предложение о мирном договоре. Он был заключен в Тарту 2 февраля 1920 года.

        В итоге РСФСР стала первым государством, юридически признавшим Эстонскую Республику, а Эстония оказалась первой страной, признавшей Советскую Россию.

        Борьба с красными в соседней стране затянулась до января 1920-го, когда при поддержке польских войск армия Ульманиса заняла всю нынешнюю территорию Латвии. 13 января коммунистическое правительство Петериса Стучки объявило о прекращении своей деятельности, а двумя неделями позже в Москве Латвийская Республика и РСФСР заключили перемирие.

        Для дальнейшей борьбы с Польшей Советской России требовался нейтралитет Литвы, в силу чего 12 июля 1920 года в Москве был заключен советско-литовский договор. Литбел прекратил свое существование, Советская Россия признала независимость Литвы и передачу ей спорного Виленского края.

        Так или иначе, отрыв прибалтийского региона от исторической России состоялся и был юридически оформлен.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............