28 января, вторник  |  Последнее обновление — 01:25  |  vz.ru
Разделы

Мировая «пятерка» может собраться в Москве

Станислав Ткаченко, профессор СПбГУ, эксперт клуба «Валдай»
Когда в трех главных ядерных державах планеты внутриполитические процессы начинают доминировать над вопросами внешней политики, открываются возможности для самых разных инициатив, включая проект создания пятисторонней (США, Китай, Россия, Великобритания, Франция) системы контроля ядерного оружия. Подробности...

Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

Глеб Простаков, журналист
За идиотизмом политиков мы забываем, что значительная часть украинцев абсолютно вменяемы, трезвы в суждениях и в целом мало отличаются от людей из ДНР, ЛНР, Крыма, да и самой России. Подробности...
Обсуждение: 50 комментариев

В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

Сергей Мардан, публицист
Современные европейские государства холят и лелеют всякого рода меньшинства. Россия, правда, пошла по особому пути и вместо того, чтобы выпустить закон «о защите чувств и прав гомосексуалистов», выбрала другую группу – верующих. Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев

    Подаренное Эрдоганом зеркало привело Меркель в восторг

    На церемонии открытия немецкого университета в Стамбуле Реджеп Тайип Эрдоган подарил Ангеле Меркель изящное инкрустированное зеркало. Подобные зеркала в дорогой оправе использовались во дворцах султанов и символизируют силу и богатство. Подарок вызвал у канцлера бурные эмоции
    Подробности...

    Путин открыл в Израиле памятник героям блокадного Ленинграда

    Лидеры России и Израиля Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху открыли в Иерусалиме монумент «Свеча памяти», посвященный защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Памятник, который представляет собой 9-метровую стелу, стал одним из крупнейших мемориалов в еврейском государстве
    Подробности...

    Новые лица в правительстве Мишустина

    Новый глава правительства Михаил Мишустин менее чем за неделю сумел сформировать новый состав кабинета министров. У него будет девять замов, в том числе один первый – им стал Андрей Белоусов. Силовой блок кабинета сохранился, главным дипломатом остается Сергей Лавров. Зато полностью обновился социальный блок
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Подсчитан ущерб от преступлений в России за год

        Главная тема


        Как США вернули мир на грань ядерной катастрофы

        искажение истории


        Зеленский заявил о косвенной вине СССР в Холокосте

        борьба с нацизмом


        Макрон отметил роль Красной армии в освобождении Освенцима

        «второе название»


        На популярном итальянском телешоу Украину назвали Малороссией

        Видео

        поправки в Конституцию


        В ожидании перемен в России начали вспоминать 1993 год

        виртуальный реверс


        Украина рано радуется поставкам газа из Польши

        нефтепровод «Дружба»


        Лукашенко беднеет без российской нефти

        Масштабные хищения


        Коррупция стала атрибутом власти в США

        Безграничное доверие


        Алексей Алешковский: Глупо жаловаться на патернализм, исповедуя инфантилизм

        Защита верующих


        Сергей Мардан: В Израиле за комичные куплеты Долгополову может прилететь год тюрьмы

        Моральные принципы


        Глеб Простаков: Нормальный Киев существует параллельно с ненормальным

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        В какие отрасли отечественной экономики в первую очередь должно вкладываться государство?

        «Шокировать, напугать, оскорбить, унизить – вот главная цель»

        Алексей Лебедев с супругой возле храма Бэла в Пальмире, 30 декабря 2006 года    28 октября 2015, 08:26
        Фото: из личного архива
        Текст: Роман Крецул

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        «Была нормальная страна, где были музеи, где были специалисты по древностям. Возможно, у них не хватало денег на масштабные реставрационные (работы), но сохранение, учет – все было», – вспомнил в интервью газете ВЗГЛЯД довоенную Сирию искусствовед Алексей Лебедев, рассказывая о масштабах разрушения древних памятников в захваченных террористами регионах.

        Очередной акт вандализма совершили террористы из ИГИЛ. На этот раз они взорвали колонны в древнем городе Пальмира в Сирии. При этом к колоннам были привязаны схваченные в окрестностях люди, которых таким образом казнили.

        «Некоторые вещи, о которых сообщалось, что они уничтожены, появляются на рынке»

        Пальмира была одним из богатейших городов поздней античности, располагаясь в оазисе Сирийской пустыни между Дамаском и Евфратом, в 240 км к северо-востоку от первого и в 140 км от второго. Развалины Пальмиры признаны ЮНЕСКО памятником Всемирного наследия.

        Пальмира перешла под контроль боевиков в середине мая. Перед тем как оставить город, сирийская армия эвакуировала большую часть его жителей и наиболее ценные исторические реликвии центрального музея Пальмиры. После захвата города под угрозой уничтожения оказались древние развалины и храмы.

        В начале октября боевики ИГ взорвали античную Триумфальную арку в Пальмире. Ее возведение датируется концом второго века нашей эры, временем правления императора Септимия Севера. Она была построена, как и весь город, в римском стиле.

        В начале сентября террористы взорвали три погребальные башни в городе. Разрушению подверглась в том числе одна из самых известных башен – погребальная башня Элахбела (103 год нашей эры), под которой сохранился подземный склеп.

        В августе боевики ИГ взорвали античный храм Баал-Шамин в Пальмире, построенный в первом веке нашей эры и посвященный верховному богу Баалу, сравнимому с греческим Зевсом. Он является частью комплекса руин древнего города Тадмор. Храм был частично восстановлен.

        Газета ВЗГЛЯД обратилась к доктору искусствоведения, руководителю лаборатории музейного проектирования Школы дизайна НИУ ВШЭ, бывшему заместителю директора Института культурного природного наследия Алексею Лебедеву с просьбой рассказать о судьбе культурного наследия региона.

        ВЗГЛЯД: Алексей Валентинович, каков масштаб потерь памятников?

        По мнению Алексея Лебедева, часть объектов могут быть восстановлены (фото: facebook.com/alexey.v.lebedev)
        По мнению Алексея Лебедева, часть объектов могут быть восстановлены (фото: facebook.com/alexey.v.lebedev)

        Алексей Лебедев: Должен сразу сделать одну оговорку: все, что мы знаем о происходящем, известно со слов самих разрушителей. Мы знаем то, что они хотят нам показать и рассказать, и в этом смысле мы не можем объективно оценить масштаб разрушений, потому что тем самым невольно становимся людьми, которые принимают на веру то, что им пытаются «впарить». Имея в виду «добросовестность», «честность» и «порядочность» того, кто подает эту информацию, надо понимать, что она может быть, мягко говоря, не совсем точна.

        Вторая сторона: если верить тому, что говорится, то эти разрушения велики. Алеппо и Пальмира – два уникальных исторических объекта. И они находятся под серьезной угрозой, и там уже есть необратимые утраты.

        При этом надо понимать еще и следующее: некоторые вещи, о которых сообщалось, что они уничтожены, появляются на рынке.

        Ролики, которые выкладывают боевики ИГИЛ, где они что-то разрушают, разбивают кувалдами и т. д., на меня производят впечатление постановочных. Это не хроника, а некоторая демонстрация, рассчитанная на оскорбление, плевок в лицо мировому сообществу. Шокировать, напугать, оскорбить, унизить – вот главная цель. Поэтому меня все время не покидает странное чувство двойственности ощущений: с одной стороны, гибнут памятники мировой культуры, с другой стороны, происходящее одновременно напоминает какой-то фарс. То есть там фарс и трагедия в одной упаковке.

        ВЗГЛЯД: А если принять на веру предоставляемые фото- и видеоматериалы?

        Алексей Лебедев: Утрачено некоторое количество памятников, в основном Античности, а также Древнего Востока. Античный храм Бэла в Пальмире, который, судя по сообщениям, уничтожили боевики, был очень хорош. Я его видел, и это выдающийся памятник.

        Проблема в том, что там нет ни одного объективного наблюдателя. Боевики нам поведали, что взорвали храм, вроде как целиком. Но там нет ни одного нормального журналиста и ни одного нормального специалиста по Античности, который бы мог сказать, насколько это серьезно.

        Бывает так, что объект, выглядящий не очень поврежденным, на самом деле утрачен безвозвратно. А то, что выглядит разрушенным полностью, может быть отреставрировано и восстановлено. Не всегда внешний вид говорит о реальном масштабе утрат. Нужно серьезное обследование и изучение.

        Пальмира – это целый город. Пока речь идет о единичных объектах, наиболее видимых и известных. Опираясь на то, что они нам хотят сообщить, я пока не вижу, собственно говоря, последовательного тотального разрушения. Я вижу уничтожение отдельных объектов с шумной пиар-кампанией вокруг каждой этой акции.

        ВЗГЛЯД: Чем может быть объяснено то, что разрушение памятника использовали одновременно для казни?

        А. Л.: А когда показывали казни людей? Это же явно срежиссированные изуверские спектакли, постановки. Что тут можно сказать? Варварство такое. Я не специалист по радикальному исламу, но они все время декларируют идею о том, что человек должен общаться с Аллахом напрямую, и для этого ему не нужны никакие материальные посредники. И они с той же легкостью уничтожают и мусульманские памятники. Это не борьба с иной верой, а борьба с любыми материальными проявлениями культуры.

        ВЗГЛЯД: У вас не возникает ассоциаций с историческими событиями предшествующих веков?

        А. Л.: Я не вижу прямых параллелей, и вот почему. В древние времена подобного рода вандализм имел, как ни странно это звучит, более прагматические цели. Иконоборчество в Византии было формой реализации религиозной доктрины. Были случаи, когда города сравнивались с землей, но смысл был в том, чтобы они никогда не возродились, как разрушенный римлянами Карфаген.

        Здесь целью, по моим впечатлениям, является оскорбление, демонстрация безнаказанности, если угодно. Но это надо спрашивать у специалистов по исламу. Для меня это, честно говоря, настолько отвратительно, что я не могу даже здраво рассуждать на эту тему.

        Так выглядел храм Бэла в древней Пальмире в Сирии, построенный во времена Римской империи. Теперь на этом месте лишь груды обломков – фанатики из террористической группировки «Исламское государство» 30 августа разрушили памятник

        ВЗГЛЯД: Есть ли вероятность, что какие-то из разрушенных памятников будут восстановлены усилиями реставраторов?

        А. Л.: Если разрушена какая-то постройка, но все ее составные части целы и есть чертежи, можно ее восстановить из тех же деталей.

        ВЗГЛЯД: Характеристики материалов позволяют это?

        А. Л.: Известняк, который применялся при постройке этих памятников, – один из самых мягких материалов. Он широко использовался, потому что легок в обработке. Но тем не менее он достаточно долговечен.

        В истории нередки случаи, когда без всяких взрывов разбирали постройку, брали камень и использовали для другой постройки. Вот эта ситуация уже необратима. А если обломки валяются, надо смотреть, что сохранилось более или менее целым, и может оказаться, что здание подлежит восстановлению.

        ВЗГЛЯД: Что делает в этой ситуации ЮНЕСКО?

        А. Л.: Время ЮНЕСКО наступит, когда в Пальмиру и Алеппо придут вменяемые люди, которые захотят восстановить утраченное. Я бы сказал, когда эта территория окажется под контролем договоропригодного субъекта. Тогда наступит время специалистов, время реставрации. А сейчас там террористы.

        ВЗГЛЯД: Как обстояли дела с сохранением культурного наследия в стране до начала войны?

        А. Л.: Сирия – страна не очень богатая, но тем не менее это страна, где был туризм. Некоторая индустрия там работала, и лично я в 2007 году по всем этим памятникам проехался. Что такое Пальмира? Пустыня, в центре оазис, рядом небольшой современный городок. Ездят туда люди по дороге и смотрят.

        Была нормальная страна, где были музеи, где были специалисты по древностям. Возможно, у них не хватало денег на масштабные реставрационные, но сохранение, учет – все было.

        Естественное разрушение подобных памятников быстро протекает в условиях холодного климата, когда вода затекает в щели, в холодное время года замерзает и разывает камень. А там сухо, снега нет, льда нет. Ну и стоят эти памятники там веками. И еще бы века простояли. Основная угроза таким памятникам, если это не войны и сознательные разрушения, – землетрясения. Вторая угроза состоит в том, что местное население может растаскивать это для бытовых нужд. Но в Сирии они как-то охранялись.

        ВЗГЛЯД: Какая работа должна быть проделана после того, как боевиков выбьют из региона?

        А. Л.: Предстоит та же работа, которая всегда делается после боевых действий. Первое – инвентаризация, перечень того, что уничтожено, и оценка возможности восстановления. А дальше – работы по восстановлению или по консервации. Но тут есть вторая сторона дела – по правилам ЮНЕСКО.

        Нужно сохранять древность, а не делать новодел, похожий на древность. Соответственно, если надо восстанавливать, придется решать вопрос о мере новодельности и искать средства.

        ВЗГЛЯД: Где могут быть найдены эти средства?

        А. Л.: Имея в виду ситуацию, которая там сложилась, – международные организации. Сейчас ЮНЕСКО протестует, а на следующем шаге может и сбор средств открыть.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............