Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

23 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

24 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
15 июля 2010, 09:51 • Общество

«Это уникальная система репрессий»

Йохан Бекман: Финляндия не в восторге от моей работы

«Это уникальная система репрессий»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Денис Нижегородцев

Известный защитник прав русскоязычных жителей Финляндии, председатель Антифашистского комитета Йохан Бекман на этой неделе приехал в Петербург вместе с Ингой Ранталой и Анастасией Пююконен – русскими мамами, у которых финские соцработники отбирают детей. В интервью газете ВЗГЛЯД Йохан Бекман рассказал о последних новостях по делам своих подзащитных и об отношении к своей деятельности со стороны простых финнов.

Йохан, расскажите о цели вашего визита в Санкт-Петербург.

Мы организовали в Петербурге пресс-конференцию, на которой присутствовали Инга Рантала со своим сыном Робертом и Анастасия Пююконен – россиянки, попавшие в Финляндии в очень непростое положение. У нас в Финляндии журналисты вообще ни одного слова не пишут о том, что думает, например, Инга Рантала, как она себя чувствует, они не взяли ни одного интервью ни у Инги, ни у Риммы Салонен – еще одной пострадавшей мамы. Поэтому мы занимаемся организацией пресс-конференций и в Финляндии, и здесь, в Петербурге. Нам очень хотелось бы, чтобы эти женщины смогли сами, своими словами рассказать всем о своей трагедии.

То, что происходит сейчас с русскими женщинами и детьми, – это уникальные примеры нарушения прав человека

За «делом Рантала» россияне следят уже достаточно давно. А вот об Анастасии Пююконен почти ничего не известно. Что случилось в ее семье?

Анастасия Пююконен – это молодая россиянка, у которой полтора года назад забрали маленькую восьмимесячную (!) дочку в приют без решения суда, а потом изолировали ребенка от матери. Женщина даже не поняла, что происходит, то есть практически приехали, забрали и все. Лишь позже она узнала, что ее лишили родительских прав.

Финские власти приняли это решение после того, как якобы возникла угроза, что эта женщина со своим ребенком уедет в Россию. Позже Анастасии позволили встречаться с дочкой, но там были такие условия... Например, она вынуждена была оставить свой паспорт до суда в сейфе, чтобы гарантировать, что не сможет никуда выехать.

Недавно прошло очередное заседание суда. Суд не вернул ребенка россиянке. Притом что она молодая здоровая мама, а ее бывший муж-финн, с которым сейчас живет их дочка, почти на 20 лет ее старше. Это очень странное решение. Хотя и неоднозначное. Один из судей посчитал, что дочка должна быть с мамой, но двое других были за отца. Суды будут продолжаться.

(Кстати, как рассказала на пресс-конференции сама Анастасия Пююконен, решение о лишении ее родительских прав было вынесено при непосредственном участии ее бывшего супруга, прокурора по профессии, который не стеснялся давать коллегам советы – прим. ред.)

Расскажите о ситуации в семье Рантала. Инга сообщила газете ВЗГЛЯД, что скоро будет суд.

Ситуация такая, что стараниями российского уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова мальчика вернули обратно в семью. И Роберт, конечно, очень рад этому. Я сегодня встречался с ним. Сейчас он выглядит веселым, отдыхает на даче под Петербургом с русской бабушкой. Очень приятно было наблюдать, как они обнимались, видно, как он скучал по ней. А суд против Инги Ранталы, мамы мальчика, будет 7 сентября в городе Турку. И она должна будет в нем участвовать. Если не придет, там предусмотрен большой штраф. Как вы знаете, ее обвиняют в избиении собственного сына, и ей грозит до двух лет лишения свободы.

Как вы оцениваете отношение финских социальных служб к русским матерям?

В случаях с русскими матерями чаще всего фигурирует тот факт, что финские социальные службы подозревают их в намерении выехать с ребенком в Россию. Эта особенность заметна именно в отношении к русским.

В последние годы таких случаев стало гораздо больше?

Были такие случаи и раньше. Но в последние несколько лет, действительно, их стало больше. Появилось очень много смешанных браков. А соцработники исходят из того, что возможность отъезда ребенка в Россию почему-то может угрожать его жизни и здоровью. Точной статистики нет, потому что власти такое не публикуют. Но таких дел очень много, десятки случаев. Я знаю лишь о тех, о которых мне рассказывают люди.

Что делать в этой ситуации? Продолжать отстаивать свою правоту в судах или, может быть, пора менять финское законодательство?

Нет. Законы у нас хорошие. Проблема в том, кто и как исполняет эти законы. Что делать? Надо требовать диалога между Финляндией и Россией, требовать заключения договора о защите прав детей. Кстати, договор о гражданских, семейных и уголовных отношениях уже был заключен между Финляндией и Советским Союзом. Это было хорошее соглашение, на самом деле, хотя оно и было заключено еще в 1978 году. Наверное, можно было бы внести в него какие-то поправки или заключить новое. Но, к сожалению, наши финские власти почему-то пока отрицательно относятся к этому договору. В любом случае, требуется диалог. Есть планы создавать комитет между нашими странами, где могли бы встречаться и обсуждать проблемы представители общественных организаций, чиновники.

Можно задать личный вопрос? Почему вы – финн так активно помогаете русским женщинам?

Я понимаю ваш вопрос. Да, я гражданин Финляндии, я представитель своей страны, и я как гражданин защищаю именно финское общество, я хочу, чтобы у нас, в Финляндии, было толерантное общество, чтобы никто не страдал. А то, что происходит сейчас с русскими женщинами и детьми, это уникальные примеры нарушения прав человека, это уникальная система репрессий.

Как к вашей деятельности относятся финны? Наверное, им не очень приятно, что их соотечественник защищает «чужаков»?

Официальная Финляндия не в восторге от того, что я так активно занимаюсь этими делами и так открыто открыто для прессы обо всем этом рассказываю. Но народ все-таки более или менее с пониманием относится. Я чувствую поддержку. Я знаю, что многие финские женщины тоже переживают и сочувствуют.

..............