Александр Носович Александр Носович Грузины ударили сразу по Горбатому

В Тбилиси заставили себя уважать, решив не отвлекаться на всякую мелкую дрянь типа Прибалтики, а сразу предъявить тому, перед кем те выслуживаются. В обращении к США грузины не просят, а требуют.

0 комментариев
Юрий Мавашев Юрий Мавашев Для госпереворота в Турции подойдет любая причина

«Турция находится на пороге очередного госпереворота» – такие и подобные сообщения облетели все мировые СМИ. Почему перевороты в Турции происходят так часто? Почему они вообще происходят? Что и кто за ними стоит?

0 комментариев
Дмитрий Скворцов Дмитрий Скворцов Конфискация российских активов обрушит финансовую систему Запада

Политическое давление Запада на Россию загнало в угол и поставило на грань колоссального кризиса – нет, не Москву, а крупнейшие финансовые институты самого Запада.

13 комментариев
7 марта 2024, 22:25 • Политика

Макрон становится лучшим для России союзником Санду

Макрон становится лучшим для России союзником Санду
@ Global Look Press/Keystone Press Agency

Tекст: Дмитрий Бавырин

Президент Франции Эммануэль Макрон и президент Молдавии Майя Санду подписали соглашение об оборонном сотрудничестве. Этих двоих объединяет как минимум жесткость антироссийских заявлений, более провокационно высказываются только лидеры Польши и Прибалтики. Но то, что их пара образовалась в таком составе, удача для России.

В пятницу в Париже молдаванка средних лет жаловалась высокому французу на угрозы со стороны соседа. Месье пообещал защитить.

Эта сцена произошла между президентами Эммануэлем Макроном и Майей Санду после подписания соглашения об оборонном сотрудничестве, которое означает как минимум открытие в Кишиневе постоянной военной миссии Парижа.

Если французские военные хотят обучать молдавских тому, что умеют (например, сдаваться), то кто же им запретит. Но прилетевшая в Париж гостья из Кишинева прямо объяснила, против кого это сотрудничество направлено.

Согласно заявлению Санду, Россия пытается контролировать Молдавию через энергошантаж, дезинформацию, спонсирование протестов, вмешательство в выборы и даже организацию государственного переворота. «Если агрессора не остановить, он будет продолжать, и линия фронта будет все ближе. Ближе к нам. Ближе к вам. Поэтому Европа должна выступить единым фронтом. Агрессия должна быть отражена мощной силой», – взывала молдаванка.

Тут стоит объяснить, что «энергошантаж» – это требование платить за газ по его рыночной цене, а «дезинформация» – это описание деятельности Санду не так, как ей нравится. Все остальное в списке – стандартный набор обвинений, некая шахада союзника Запада и самого Запада. Как известно каждому либеральному журналисту, русские даже в выборы в США так вмешались, что американцы Трампа выбрали.


Выслушав все эти жалобы, Макрон ответил, с одной стороны, как мужчина, с другой – довольно аккуратно (по своим меркам). Если, мол, власти Молдавии столкнутся с «этими попытками вмешательства, целью которых является разделение молдавского общества», Франция и Евросоюз встанут на сторону Санду. Так поступает воспитанный джентльмен: не подвергает сомнению рассказ леди о нападении на нее медведя, но обещает помощь, если медведь нападет еще раз. Как именно он может помочь, Макрон уточнять не стал.

В любом случае очень хорошо, что помогать Санду будет именно Макрон и именно французская армия. Было бы хуже, если бы это была армия, например, британская. К настоящему моменту вооруженные силы Его Величества порядком поистрепались из-за длительного недофинансирования, но британцы, в отличие от французов, умеют не только сдаваться.

Еще хуже, если бы на месте Макрона был канцлер Германии Олаф Шольц. Его привыкли обвинять в нерешительности, когда дело касается конфликта с Россией, но в реальности Берлин направил Украине в тридцать раз больше ресурсов, чем Париж, если считать их суммарную стоимость.

Макрон очень много говорит, но крайне мало делает. Для Молдавии он тоже сделает немногое.

Главная претензия самих французских военных к президенту в том, что он, стремясь помогать другим странам, довел национальные вооруженные силы до состояния постыдной нужды. Его как будто бы смелые инициативы по отправке военных на Украину восприняли в штыки во всех оппозиционных партиях и порядка трех четвертей французов, как показывают опросы. Не все из них руководствуются страхом перед конфликтом с Россией и третьей мировой войной (а зря!). Много и таких, кто демонстрирует фирменную национальную жадноватость и исходит из того, что президент слишком заигрался в щедрого спасителя при очевидных проблемах внутри страны. Хотя на самом деле, как было сказано выше, Макрон не то чтобы щедр.

Действительно щедрая поддержка в плане обеспечения военными ресурсами могла бы окончательно вскружить Санду голову и сподвигнуть на авантюру в Приднестровье. В последние месяцы она стала сильно напоминать бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили. Та же безапелляционная наглость в обвинениях против Москвы, тот же произвол в отношениях с внутренней оппозицией, та же надежда на вмешательство Запада «в случае агрессии России».


Поскольку военными ресурсами он все-таки успел запастись, дело кончилось плохо – войной. Теперь спровоцировавший, начавший и проигравший ее Саакашвили завис где-то между тюрьмой, больницей и сумасшедшим домом.

Майя Санду достаточно неприятный политик, чтобы желать ей чего-то подобного, но главного она пока не сделала – не пошла войной на Приднестровье (ПМР). Молдавии в этом нужно отдать должное: после 1992 года, когда молдавское националистическое ополчение бежало из ПМР из-за единственного залпа, отданного по приказу российского генерала Александра Лебедя, Кишинев вел себя в отношении Приднестровья несравнимо приличнее, чем Киев в отношении Донбасса, а Тбилиси – Южной Осетии.

Сейчас Приднестровье стараниями Санду попало в режим экономической блокады и рискует вспыхнуть само по себе. Но общие политические традиции региона страхуют ситуацию не меньше, чем то, что у Санду нет военных ресурсов. А зная Макрона, и не будет.

Их встреча в Париже – мероприятие из разряда предвыборной рекламы друг друга. У Макрона – выборы в Европарламент, перед которыми ему хочется выглядеть решительным Наполеоном. Но еще важнее, что в Молдавии, пусть и позднее, тоже выборы – президентские.

Какие бы планы ни строил Запад на Кишинев, для их реализации ему необходимо переизбрание Санду.

Переизбираться ей предстоит в условиях низкой популярности, оппозиционности региональных властей и массовых митингов под лозунгами типа «Пошла вон!». Все это есть уже сейчас, на это она жалуется Макрону – и выходит так, что Санду не любит ее собственный народ за деньги и по просьбе России.

Макрон делает вид, будто верит, потому что его задача – изобразить всестороннюю поддержку Санду со стороны Запада, чтобы это добавило ей популярности среди проевропейского электората. Проевропейский электорат Санду тоже не очень-то любит, потому что тоже живет в Молдавии и видит результаты ее президентства.

Это немного напоминает другую историю из жизни Александра Лебедя, но в более поздний период, когда он избирался губернатором Красноярского края. Чтобы создать гламурный фон и поддержать (точнее, создать иллюзию поддержки) генерала, к нему приезжал в гости другой известный француз – Ален Делон, благо все французское в России тогда считалось престижным и модным.

Молдавия всегда отставала, поэтому французское там по-прежнему считается престижным и модным. Макрон – он как Ален Делон, но за совместной фотографией с ним Санду пришлось самой мотаться во Францию. В конце концов, она же не русский генерал. Приглашать русских генералов к себе французы все еще побаиваются.

..............