Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

2 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

22 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
8 марта 2023, 09:30 • Политика

Какие ответы на санкции Запада еще остались у России

Эксперты назвали список возможных ответов России на санкционные ограничения

Какие ответы на санкции Запада еще остались у России
@ REUTERS

Tекст: Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета

США и коллективный Запад, по сути, уперлись в тупик санкционной политики – почти не осталось того, на что еще можно было бы ввести антироссийские ограничения. Может возникнуть впечатление, что варианты ответов России тоже уже исчерпаны. Однако на самом деле это не так – есть целый набор мер, которые Россия может применить против Запада.

Запад продолжает ужесточать и расширять санкционную политику против России. И речь тут идет не только о регулярно принимаемых пакетах европейских санкций (10 уже приняли, 11-й разрабатывают). И не в постоянно вводимых американцами ограничениях в отношении физических и юридических лиц. Речь также идет о различного рода технических ограничениях, которые мешают России защищать ее интересы.

Так, на днях США отказали в выдаче виз ряду членов российской делегации, которая должна была принимать участие в заседании Рабочей группы открытого состава ООН по безопасности в информационно-коммуникационных технологиях. Причем, по словам представительницы России Ирины Тяжловой, отказали «безосновательно в вызывающей форме».

Казалось бы, руководство ООН должно было напомнить Соединенным Штатам о том, что они не должны злоупотреблять своими возможностями как страны – хозяйки места, где находится штаб-квартира организации. Однако Антониу Гутерриш лишь отделался беззубым заявлением. США постоянно либо задерживают, либо не выдают визы российским делегатам. Поэтому реагировать на эти технические санкции, как и на все остальные, Россия должна самостоятельно. Вопрос в том, как? Такие пути есть.

Прецеденты не нужны

Конечно, теоретически можно не реагировать и сосредоточиться на том позитивном, что несут санкции для России. «Не было бы счастья, да несчастье помогло. Все-таки это мощный шаг к дальнейшей суверенизации, к повышению нашего экономического и финансового суверенитета», – комментировал Владимир Путин экономические пакеты.

В каких-то вопросах Запад банально стреляет себе в ногу. Ограничения долларовых операций лишь подрывают глобальное доверие к доллару как к единой валюте.

«Если мы смотрим на экспортный контроль, то в Евросоюзе говорят, что запретили поставки в Россию на 10 млрд евро. А значит, эти 10 миллиардов недополучит европейский производитель, который теряет российский рынок», – поясняет газете ВЗГЛЯД программный директор РСМД Иван Тимофеев.

Можно реагировать и через внутреннее усиление. «Отвечать можно через укрепление экономики, проводя импортозамещение, создавая каналы для осуществления финансовых транзакций с партнерами из дружественных стран, налаживая каналы импорта товаров для нашей модернизации. То есть становясь крепче и адаптируясь к ограничениям», – продолжает Иван Тимофеев.

Однако в то же время реагировать действиями против инициаторов санкций все равно надо. Если Запад увидит, что Россия не отвечает, то будет усиливать санкционный накал, с каждым разом принимая все более существенные для России ограничения. «Новые пакеты санкций ЕС, США, Канады, Австралии, Великобритании достаточно внушительны. Здесь и новые меры экспортного контроля, распространяемые на несколько сотен товарных наименований. И новые блокирующие финансовые санкции в отношении банков второго эшелона, сужающие возможности для долларовых транзакций российских экспортеров и импортеров. И многое другое», – поясняет Иван Тимофеев.

Целесообразность и обертка

Собственно, Россия уже отвечает на ряд санкций симметрично – например, на персональные санкции против США своими персональными санкциями. Однако проблема в том, что симметрично ответить можно не всегда. Доля России в мировой экономике, товарообороте и финансах сравнительно невелика, и ее санкции не будут заметны.

Поэтому чаще всего лучший ответ будет асимметричным – и в то же время демонстративным.

Один из таких вариантов уже был использован – например, когда Владимир Путин заявил о приостановке участия России в СНВ-3. Тем самым Москва показала, что отныне привязывает стратегическую стабильность к украинскому вопросу, а также что готова рассматривать разные варианты защиты своих национальных интересов.

Еще одним тактическим ответом может стать дипломатическая национализация. «Надо отвечать изъятием собственности у западных посольств. Можно демонстративно отобрать Спасо-хаус или Чешский дом. Объекты не относятся непосредственно к посольствам, а потому дипломатический иммунитет на них не распространяется. Вырученные от их продажи или новой аренды средства отправить на помощь нашим бойцам и тем, кто пострадал от боевых действий», – рассказывает газете ВЗГЛЯД доцент РГГУ Вадим Трухачев.

Опять же, это решение может стать сигналом о готовности Москвы низвести до минимума свои дипломатические контакты с Западом – чего не хотят те же США (именно поэтому и не объявляющие Россию страной – спонсором терроризма). Несмотря на конфликт на Украине и сказки про «изоляцию», Америке нужно сотрудничество с Россией – хотя бы для борьбы с терроризмом и поддержания режима нераспространения, не говоря уже о перспективах, связанных с американо-китайским и американо-иранским конфликтами.

Что же касается стратегических асимметричных ответов, то их можно найти много. Однако все они должны отвечать двум ключевым параметрам.

Прежде всего, делаться не в ущерб себе. «Одна из целей западных санкций – спровоцировать Москву на неадекватные действия, на такие ответные меры, которые могут нанести ущерб самой России. На такие провокации поддаваться не стоит. Следует отвечать продуманно, чтобы назло кому-то не отморозить уши»,  поясняет газете ВЗГЛЯД политолог-международник Елена Супонина.

«Ответы ради ответов – тем более те, которые ударят по нашим производителям, не нужны. Во главе угла должны стоять экономические интересы нашего государства и граждан», – соглашается Иван Тимофеев.

Именно поэтому, в частности, нужно тщательно подходить к различным инициативам по ограничению экспорта российских товаров на Запад, а также к идеям различных активистов о том, что нужно немедленно прекратить продажу нефти и газа в Европу (в том числе через украинские трубопроводы). Противники этой идеи напоминают, что деньги, получаемые с этих продаж, идут на поддержку СВО, а также на исполнение социальных обязательств перед российским населением.

Во-вторых, они должны правильно презентоваться. Не как российская месть Западу, не как российский ответ на его провокации – в этом случае целый ряд шагов Москвы будут ограничены лишь ее ресурсами. Третьи страны к нам не присоединятся, а то и будут рассматривать наши действия пусть и обоснованной, но все-таки провокацией. Нет, действия России должны позиционироваться через призму не эгоистичной мести, а глобальной справедливости.

Через антиколониализм и справедливость

Некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, со второй половины 2022 года российские руководители в своих публичных выступлениях стали позиционировать операцию на Украине через призму не только российских национальных интересов, но и глобальной антиколониальной борьбы. И в рамках антиколониальной борьбы мы сейчас можем вводить против Запада целый ряд санкций.

Если говорить о внутрироссийских, то речь может идти, например, об ограничении авторских прав. «Например, стоит начать с вопроса: а насколько справедливо то, что лицензионные права длятся обычно порядка 40 лет. Мы можем предположить, что технологическое лидерство и, соответственно, отставание в современном мире могут составлять два-три года, в некоторых случаях пять-семь лет. За это время можно создавать аналогичные западным технологии совершенно независимо. Поэтому, когда речь идет о большем сроке авторских прав, мы должны говорить о несправедливом технологическом лидерстве и искусственном торможении развития незападных стран», – говорит газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Дмитрий Офицеров-Бельский. – Поэтому России стоит рассмотреть вопрос о законодательном запрете срока лицензионных прав более пяти лет.

Раньше аргументом против этого было опасение, что в ответ будет блокирован российский высокотехнологичный экспорт в западные страны. Однако это уже произошло, и можно считать, что эта проблема сейчас уже снята». И не исключено, что ряд развивающихся стран воспользуются открытым Москвой ящиком Пандоры – после чего по глобальному технологическому доминированию Запада может быть нанесен серьезный удар.

С внешнеполитической точки зрения можно запустить процессы создания альтернативных глобальных институтов. «Надо вести работу с не-Западом с целью перевода штаб-квартиры ООН в другую страну. Для начала – хотя бы в Швейцарию, но лучше куда-либо за пределы западного мира. А в целом ответ один – выстраивать со странами не-Запада новые институты, оставляя Европу и Северную Америку в изоляции», – говорит Вадим Трухачев.

«Если Запад нас так старательно выдавливает из международных институтов, то в некоторых случаях нам сложно что-либо противопоставить невыдаче виз российским сотрудникам ООН, однако нам стоит позаботиться о формировании дублирующих организаций на базе БРИКС и ШОС. Они однозначно будут не только более справедливыми, но и будут удовлетворять потребностям большей части человечества», – утверждает Дмитрий Офицеров-Бельский.

Да, это процесс длинный, но он будет поддержан рядом развивающихся стран, прежде всего потому, что будет ложиться в призму антиколониализма и «глобальной справедливости». Москва фактически предлагает им начать демонтировать мировые институты, созданные условным Западом для Запада, и потому недостаточно учитывающие интересы Востока.

«Мы много говорим о том, что стремимся сделать мир более справедливым. Но чтобы западная гегемония перестала быть реальностью, которая определяет судьбы очень многих народов, имеет смысл пересмотреть правила, которые были созданы Западом в своих интересах», – продолжает Дмитрий Офицеров-Бельский.

Фактически речь может пойти о некой «нормативной деколонизации» – и России не обязательно постоянно вести этот процесс. Его достаточно запустить, создать ряд прецедентов. И тогда ряд субъектов международных отношений, не имеющих достаточно полномочий в рамках западных институтов глобального управления (Китай, Иран, возможно даже Индия с Саудовской Аравией) все будут дальше делать сами.

..............