Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

16 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

8 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Центр «Россия» как точка сборки нации

Людям захотелось понять – а что такое Россия сегодня? Как живут люди в Сибири, как на Дальнем Востоке. А как – в Марий Эл. И показывать ему «Свинарку и пастуха» совершенно ни к чему. А вот панораму жизни в стране и ее перспективы – очень даже нужно.

4 комментария
14 апреля 2021, 11:37 • Политика

О чем Джо Байден будет просить Владимира Путина

О чем Джо Байден будет просить Владимира Путина
@ kremlin.ru,Lev Radin/
Global Look Press

Tекст: Геворг Мирзаян,
доцент Финансового университета

В российско-американских отношениях наметилось нечто вроде потепления – по крайней мере, такие выводы можно сделать после звонка Джо Байдена Владимиру Путину. Американский президент предложил российскому коллеге встретиться на нейтральной территории и обсудить накопившиеся проблемы. О чем будут говорить лидеры двух стран и что попросит Байден у Путина?

«Владимир Путин спрашивает: «Эй, Джо, ты меня слушаешь?». Именно так озаглавлена статья в американском издании New Yorker. Наращивание российских войск на границе с Украиной, драма «Навальный страдает в тюрьме» и даже подписание закона о президентских сроках – все это, по мнению автора статьи, было сделано для того, чтобы обратить на себя внимание Джозефа Байдена. Якобы такими способами Россия пытается вернуться в фокус американской политики.

Именно в таком ракурсе большинство западных СМИ преподносили последние шаги Владимира Путина. И вот – Джо услышал, Джо позвонил, Джо согласился встретиться с российским президентом, чтобы поговорить о делах, представляющих взаимный интерес.

Джо не услышал, а почувствовал

На самом деле все было несколько иначе. Так, это российский президент услышал американского (а конкретно – байденовское «угу» на вопрос о том, считает ли он Путина убийцей), после чего, по всей видимости, стало очевидно, что Вашингтон больше не намерен соблюдать красные линии в двусторонних отношениях. Причем не только на уровне риторики, но и на уровне реальных дел – например, на Украине, где Соединенные Штаты провоцируют Киев разморозить конфликт в Донбассе.

И в России (в отличие от заигравшихся американцев) прекрасно понимают, что подобное пересечение красных линий может привести к очень серьезному конфликту, выходящему за пределы Украины. Москва его инициировать не собирается, никакой подобный конфликт ей не нужен. Именно поэтому российские чиновники пытаются отрезвить американских коллег напоминанием о красных линиях.

Например, жесткими заявлениями о последствиях украинского наступления. «Начало боевых действий – это начало конца Украины. Это самострел – выстрел себе не в ногу, а в висок», – пояснил замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак. А министр обороны Сергей Шойгу описал масштаб учений на приграничных с Украиной территориях России. «В течение трех недель две армии и три соединения ВДВ были успешно переброшены на западные рубежи Российской Федерации в районы выполнения учебно-боевых задач», – заявил он.

В итоге Джо не услышал, а почувствовал, что в воздухе отчетливо запахло зрадой – причем не только украинской, но и американской. Ведь США оказались в вилке из двух плохих решений.

Если Москва действительно накажет Киев за попытку устроить массовое убийство жителей Донбасса и США вмешаются, то это создаст риск прямого российско-американского военного столкновения, на что ни американские генералы, ни политики, ни сам Байден не пойдут. «Если уж Америка и должна выступить против России, то лишь по вопросу, имеющему экзистенциальную важность. Искушать судьбу по вопросу Украины – это крайне рискованное дело с ограниченной выгодой для США, и уж точно не несет для Америки экзистенциальную важность», – пишет National Interest.

Если же Соединенные Штаты пасанут, то из этого сделают невыгодные для Вашингтона выводы его союзники, а также враги. Первые разочаруются в ценности американских гарантий, а вторые воодушевятся американской слабостью. «Вопрос не только в Украине – на кону куда большие международные ставки. Очевидно, что Китай внимательно смотрит за тем, как Запад реагирует на дела в Восточной Европе – ведь американцы точно так же пытаются поддерживать независимость Тайваня», – говорит бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис.

Осознав всю пагубность этой вилки, американский президент решил, видимо, не допускать ее возникновения. Поэтому позвонил российскому коллеге и согласился на сделанное ранее Путиным предложение лично встретиться и поговорить, дабы между Россией и США возникли «стабильные и предсказуемые партнерские отношения».

В закрытом режиме, на нейтральной территории

Предполагается, что встреча пройдет в нейтральной стране (не исключено, что в Финляндии) в ближайшие месяцы. Правда, вряд ли она будет полностью проходить под камерами (как предлагал Владимир Путин) – Байдену не нужен открытый разговор с российским лидером. Ведь в этом случае союзники и однопартийцы Байдена увидят, что в этом общении у дедушки Джо не так много сильных козырей.

В общем, Москва вряд ли будет настаивать на тезисе об открытых переговорах без закулисных сделок (которые в свое время продвигал бывший президент США Вудро Вильсон). Кремлю нужна встреча с конкретными результатами, а не посиделки для галочки или публичная порка Байдена.

Темы будущих переговоров очевидны, и большая часть из них обозначена в кремлевском пресс-релизе о телефонных переговорах. «Джозеф Байден высказал заинтересованность в нормализации положения дел на двустороннем треке и налаживании стабильного и предсказуемого взаимодействия по таким острым проблемам, как обеспечение стратегической стабильности и контроль над вооружениями, иранская ядерная программа, ситуация в Афганистане, глобальное изменение климата», – говорится в нем. Кроме того, стороны будут обсуждать Украину, Китай. По инициативе Байдена, безусловно, будет поднят вопрос о «кибератаках» России против США и стран Запада, а также о судьбе Алексея Навального.

Дела стратегические и региональные

Стратегическая стабильность и контроль за вооружениями всегда были спасательным кругом российско-американских отношений. Каждый раз, когда эти отношения заходили в тупик, когда Москва и Вашингтон пытались найти общий знаменатель хотя бы в каком-нибудь вопросе, они говорили о контроле за стратегическими вооружениями.

Казалось, круг разорвался в 2016 году, после прихода Дональда Трампа, который собирался проводить внешнюю политику при помощи силы и угрозы силы, поэтому выводил США из всех соглашений, ограничивающих американскую мощь и возможность ее проекции. Однако при Байдене круг залатали – нынешний американский президент (внешняя политика которого основана на классических принципах сочетания мягкой и жесткой силы, а также отношениях с союзниками) без проблем продлил договор СНВ-3, а также выразил интерес к дальнейшим дискуссиям по стратегической стабильности.

Не менее стратегическим вопросом для Вашингтона является его конфликт с Пекином. Целый ряд американских экспертов писали, что, проводя политику одновременного сдерживания Китая и России, Соединенные Штаты тем самым лишь усиливают первый за счет отторжения второй. И что нужно искать общий язык с Россией, разворачивать ее на Запад, в чем-то даже уступать – и тем самым оттягивать ее от союза с Китаем.

Интересным для США и России является иранский ядерный вопрос. Администрация Байдена пытается реанимировать ядерную сделку с Ираном и на этом пути сталкивается с рядом препятствий. Среди них и саботаж собственных союзников (Израиля, пытающегося спровоцировать Тегеран на военные действия), и усиление переговорных позиций Ирана после заключения ими соглашения с Китаем, предусматривающего сотни миллиардов долларов китайских инвестиций в Исламскую Республику, и, наконец, банальное недоверие аятолл к американцам. Поэтому Москву, вероятно, будут просить каким-то образом помочь в деле склонения Ирана к переговорам.

Помощь России нужна Америке и в афганском вопросе, где Соединенные Штаты испытывают сложности в деле реализации их сделки с Талибаном. Вывод американских войск из этой страны должен был завершиться в мае, однако его уже переносят на сентябрь. Также под вопросом судьба американских союзников в Кабуле – талибы, конечно, пообещали не развешивать их на кранах после победы, однако в Вашингтоне сомневаются, что они сдержат слово. У России, в свою очередь, есть серьезное влияние на «Талибан*» – и американцы попробуют это влияние использовать.

Естественно, и по Китаю, и по Ирану, и по Афганистану помощь России не может быть бесплатной. В качестве «платы» Соединенные Штаты могут предложить деэскалацию ситуации на Украине и в целом возвращение к трамповской политике по неразжиганию конфликтов на постсоветском пространстве.

Галочки и доверие

Помимо этого есть две темы, которые Байден вынужден будет обсуждать, как говорится, для галочки. И если вопрос о кибератаках может ограничиться лишь короткой дискуссией из серии «Почему вы взламываете американские компьютеры?» – «А у вас есть доказательства, что это мы?» – «Только «хайли лайкли», – «Ну вот когда появятся доказательства, тогда и поговорим», то тема Навального может встречу сорвать, как сорвала переговоры еврокомиссара по внешней политике Жозепа Борреля во время его визита в РФ. Российские власти считают эту тему сугубо внутриполитической.

Правда, даже если США и Россия смогут обойти «темы для галочки», вряд ли встреча Байдена и Путина станет конструктивной. Все вышеозначенные реальные темы Москве интересны, однако воплотить этот интерес на бумаге будет очень непросто. Главная проблема в том, что для таких дискуссий нужен хотя бы минимальный уровень доверия в двусторонних отношениях. А его сейчас банально нет – американская элита настолько антироссийская, что выступает против «сделок с путинским режимом» как таковых. У России нет никаких гарантий того, что обговоренная и даже подписанная сделка с Байденом не будет денонсирована или изменена (а у Конгресса есть такие полномочия) сразу после возвращения американского президента в Соединенные Штаты.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

..............