Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/politics/2019/9/5/996034.html

Россия получила уникальную роль в Большой Евразии

Владимир Путин и Нарендра Моди во Владивостоке   5 сентября 2019, 08::30
Фото: Михаил Метцель/ТАСС
Текст: Петр Акопов

Россия разворачивается от Европы к Азии и хочет создать большое евразийское пространство, объединяющее территорию от Атлантики до Тихого океана. Это не Европа от Лиссабона до Владивостока. А Евразия от Португалии до Индонезии. Процесс запущен – и эта континентальная интеграция будет идти, даже если Европа не найдет в себе силы включиться в данный процесс.

Индийский премьер Нарендра Моди не единственный высокопоставленный гость Восточного экономического форума. Но если Синдзо Абэ приезжает каждый год, то малазийский премьер, легендарный 94-летний Махатхир Мохамад прилетает впервые. Если в прошлые годы на форуме в основном присутствовали руководители дальневосточных стран (Японии, Кореи) и Китая, то сейчас подключается как Южная, так и Юго-Восточная Азия.

Скоро ожидается визит Путина в Индонезию: не просто седьмую по размеру экономику мира, но и крупнейшую мусульманскую страну. С официальным визитом в этой стране Путин был всего один раз и очень давно: в 2007 году (а в 2013-м приезжал на форум АТЭС). А ведь в 50-60-е годы Индонезия президента Сукарно была одним из самых близких партнеров нашей страны в Азии, немногим уступая Индии. 

Президента давно ждут и в других странах ЮВА, включая и Филиппины, где он не был вообще ни разу. Отношения России и стран региона получили мощный импульс после состоявшегося в прошлом ноябре в Сингапуре саммита Россия – АСЕАН, но речь идет не просто о двусторонних отношениях.

Страны Юго-Восточной Азии, объединенные в пока что экономический блок АСЕАН, проявляют все больший интерес к тем программам интеграции, что продвигают Россия и Китай. А Индия, которая все еще с опаской воспринимает усиление Китая в Азии через взаимодействие с Россией и участие в ШОС, также обращает все большее внимание на евразийский проект. Большой Евразийский проект.

Большая Евразия – вот что предлагает Россия всем азиатам.

Европейцам, впрочем, тоже, но им вначале нужно определиться со своими атлантическими обязательствами. Восток же уже сегодня суверенней. И хотя формально он находится в роли догоняющего Запад, никто не сомневается в том, что наступает его эпоха. 

Россия предлагает сопряжение нескольких уже существующих в Евразии экономических проектов. Как сказал, выступая на Восточном экономическом форуме заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов, концепция Большого Евразийского партнерства открыта для всех стран и объединений:

«Мы видим, как возникают трансграничные, трансконтинентальные, трансинфраструктурные проекты. Все какими-то путями пытаются объединять это большое пространство... Сегодня вопрос стоит уже не столько в объединении пространства от Лиссабона до Владивостока, но о привлечении всей Евразии до ее южной оконечности, если посмотреть на карту, то это будут индонезийские острова  то есть от Атлантики до Тихого океана. Это географические рамки той самой Большой Евразии, которая формируется на наших глазах...Что из себя представляет эта идея?

Первое, это зонтик  это зонтичная концепция, то есть Большое Евразийское партнерство включает в себя все интеграционные процессы, которые развиваются на этом пространстве. Иными словами  это интеграция интеграций.

Вторая отличительная черта концепции Большого Евразийства  в отличие от несостоявшегося Транстихоокеанского партнерства, где группа стран собралась, выработала правила и предложила их всем  партнерство строится принципиально иначе: мы никому ничего не навязываем и не говорим, как действовать. Это открытое, равноправное движение, учитывающее комфортность для каждого участника».

Россия считает главными точками сборки, ключевыми элементами Большой Евразии и российский Евразийский экономический союз, и китайскую программу «Один пояс, один путь», и общий рынок АСЕАН, и сближение экономик стран ШОС, и, при желании, Евросоюз. Но даже без Европы получается не просто огромный рынок, а самый мощный в мире блок. Сейчас он существует только в виде совещательного и посвященного в основном вопросам безопасности ШОС. Но если придать ему еще и экономическое измерение, и подключить к нему АСЕАН, а то и Японию с Кореей?

Понятно, что речь не идет о военном или даже политическом союзе, но о сближении стран Евразии, которое на самом деле отвечает их же интересам. Сколько бы не было между ними противоречий и споров, в том числе и территориальных, как между Индией и Пакистаном или Китаем и странами ЮВА, но общих интересов куда больше. Главный из которых – взять свою судьбу в свои руки, то есть самим определять правила игры и образ будущего. Вытеснить Запад, атлантистов из Евразии, то есть отказаться играть по их геополитическим, военным, идеологическим и финансовым сценариям. И не просто вытеснить, а заменить их правила игры своими, то есть выработанными совместными усилиями самих евразийцев или азиатов. Это сверхамбициозная и сверхсложная задача. Но так и цель небанальная.  

Махатхир Мохамад уже давно предлагал мусульманским странам создать свою валюту для вытеснения доллара и европейских валют. Но не прислушивались, точнее боялись подступиться, понимая, что все рычаги в руках «хозяев казино», то есть создателей современной валютно-финансовой системы. Но сегодня вопрос перехода в последолларовую эпоху уже назрел и перезрел. И именно в Большой Евразии должна будет появиться новая расчетная единица.

Афганистан уже 40 лет служит источником напряженности не только для Центральной Азии, и кто, как не соседние с ним евразийские страны, должны положить конец афганской драме, обеспечив при этом уход оттуда не имеющих никакого отношения к Афганистану американцев. Только сами евразийцы могли бы решить надуманную корейскую ядерную проблему, возникшую как защитная реакция Пхеньяна на американские же угрозы. Может быть построен и мост между Сахалином и Хоккайдо, Россией и Японией. Но для этого нужно уменьшить зависимость Японии от США – то есть внешней по отношению к Евразии силы. 

Роль России в создании Большой Евразии уникальна. Она не просто в нашем особом положении как единственной страны, располагающейся и в Европе, и в Азии, а в нашем желании выступать интегратором и примирителем различных противоречащих и даже враждующих интересов. Да, мы не можем решить китайско-вьетнамские споры из островов в Южно-Китайском море или индийско-пакистанские противоречия по Кашмиру. Но мы можем быть силой, объединяющей обе стороны в рамках ШОС или в общих инфраструктурных и экономических проектах.

В отличие от атлантистов, мы делаем ставку на снижение напряженности и сближение позиций соперников, а не на разжигание противоречий, перехода их в стадию конфронтации, ослабление обеих сторон и навязывание им своей воли и интересов. Конечно, вдобавок ко всему Россия самостоятельна, сильна духом и армией, богата недрами и имеет 300-летнюю традицию «большой игры». Но наша главная ценность для Евразии именно в нашей уникальной роли соединителя несоединимых. Именно поэтому Россия и нужна всем в Евразии, в этом и состоит сейчас наш главный геополитический козырь. 

Сборка Большой Евразии невозможна усилиями одной России. Но именно Россия является тем ключевым элементом, который делает ее в принципе возможной. 

Текст: Петр Акопов