Кирилл Аверьянов Кирилл Аверьянов Что стоит за самым крупным скандалом в истории ОДКБ

Отношения Армении с США повышены до уровня стратегического партнерства – вот где зарыта главная «собака» поведения Пашиняна. Все идет к тому, чтобы окончательно выбить Армению из общего постсоветского ряда, сделать ее бастионом евроценностей на Кавказе, перманентным источником проблем.

2 комментария
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Саммит в Швейцарии напомнил монолог Жванецкого

Группа «борцов с колониализмом» была в категорическом меньшинстве, все остальные рассуждали, пусть и в разной модальности, про необходимость и неизбежность «участия России» в переговорах.

4 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

31 комментарий
3 мая 2024, 13:50 • Политика

Французы посоветовали Макрону не становиться Наполеоном

Французы посоветовали Макрону не становиться Наполеоном
@ REUTERS

Tекст: Валерия Вербинина

«Как я уже говорил, я ничего не исключаю, потому что мы выступаем против того, кто сам не исключает ничего». Такими словами президент Франции Эммануэль Макрон подтвердил свое желание отправить французские войска на Украину, но при соблюдении двух условий. Однако французов не заинтересовали эти условия. Они обратили внимание на другое.

В конце февраля французский президент уже вызвал переполох в Европе, заявив, что рассматривает возможность отправить военных на Украину. Хотя почти все западные соратники, кроме прибалтов, дистанцировались от его слов, Макрон продолжает упорствовать. На сей раз – в интервью журналу The Economist:

«Цель моей стратегии прозрачна – чтобы Россия не одержала победу на Украине. Если Россия одержит на Украине победу, мы в Европе больше не будем чувствовать себя в безопасности. Кто может дать гарантии, что Россия на этом остановится? О какой безопасности других соседних стран – Молдавии, Румынии, Польши, Литвы и прочих – может идти речь?.. Так что да, мы не должны ничего исключать, потому что наша цель заключается в том, чтобы Россия никогда не смогла одержать победу на Украине».

Развивая свою мысль, Макрон добавил:

«Франция – страна, которой приходилось осуществлять (военные) интервенции, в том числе и сравнительно недавно. Мы отправили несколько тысяч солдат в Сахель бороться с терроризмом, который мог нам угрожать. Мы сделали это по просьбе суверенных государств. Если русские будут близки к прорыву линии фронта, если поступит запрос от украинских властей, о чем пока речи не идет, нам придется в законном порядке обсудить этот вопрос. Я полагаю, что отвергать априори вероятность отправки войск – значит, не выучить уроки последних двух лет. Мы все априори отвергали летом 2022 года отправку танков, ракет, самолетов. Сейчас мы всем этим занимаемся, так что было бы неразумно отвергать и другие возможности».

Во французском языке существует пословица «сравнение не довод», но даже если бы ее не было, проводить параллели между операциями в африканском Сахеле против террористов и военными действиями против регулярной армии на территории Европы – занятие так себе.

Стремление французских властей закрепиться в своих бывших колониях под предлогом борьбы с терроризмом вызвало резкое противодействие на местах, что в конце концов привело к росту антифранцузских настроений в Африке, а затем и к череде военных переворотов с последующим требованием к французам убираться туда, откуда они прибыли. Такой итог никак нельзя назвать положительным, но Макрон, как более чем опытный политик, отлично умеет умалчивать о том, что считает невыгодным для себя.

Стремление Макрона сражаться с Россией (пока на словах) вписывается в его общий нарратив, который, в свою очередь, вытекает из конкретных обстоятельств. Во-первых, это выборы в Европарламент, на которых партия Макрона имеет бледный вид и по опросам уступает крайне правому «Национальному объединению» Марин Ле Пен и Жордана Барделла. Во-вторых, это перспектива прихода к власти в США непредсказуемого Дональда Трампа, который не скрывает, что смотрит на связанные с Европой обязательства, как на дорогостоящую обузу.

Понимая, что ветер может перемениться, и что Европе, возможно, придется самой заботиться о своей безопасности, Макрон уже сейчас спешит застолбить себе место в этом новом порядке (который еще не факт, что состоится). Он призывает вооружаться, напирая среди прочего на то, что рост военно-промышленного комплекса стимулирует рост ВВП. Он требует от европейцев сплотиться, объединиться, привлечь к военному сотрудничеству страны извне Евросоюза, такие как Великобритания, Норвегия, Балканские государства, и одновременно объявляет Россию врагом номер один, который спит и видит, как бы им всем навредить.

Но проблема не только в России: Европа в принципе, если верить Макрону, находится в опасности. «Наша Европа смертна, она может умереть», – заявил он недавно. А виноваты в этом не в последнюю очередь националисты, читай – Ле Пен и Барделла, которые якобы работают на разобщение европейцев (не то, что Макрон и его однопартийцы, которые одни способны спасти европейский мир).

Однако у нагнетания апокалиптических ужасов есть один недостаток: они быстро надоедают, как сериал, в котором эксплуатируется только один прием. Кроме того, Макрон известен как человек, который много чего говорит, но его заявления далеко не всегда подкрепляются действиями.

Если самое первое заявление Макрона об отправке войск вызвало целую бурю в стане оппозиции, и французского президента обвиняли в «потере хладнокровия» (Жордан Барделла), «в настораживающем легкомыслии» (социалист Оливье Фор), а также писали, что «война с Россией стала бы безумием» (Жан-Люк Меланшон), сейчас на воинственные заявления из Елисейского дворца уже никто не реагирует, кроме простых французов, которые могут выражать свое мнение на немногих сайтах, позволяющих комментировать новости.

Иные мнения гораздо интереснее комментариев от политиков, потому что последние все же пишут с оглядкой на избирателей, которых ни в коем случае нельзя настроить против себя, а обычные граждане не обязаны никому нравиться и могут высказать то, что накипело.

«650 тысяч украинцев дезертировало из страны, некоторые с комфортом устроились у нас, но почему-то надо посылать наших военных», – заметил пользователь с ником Revermos04, комментируя статью «Фигаро» о воинственном заявлении президента.

«Это не наша война. Не может быть и речи о том, чтобы молодые французы умирали за Зеленского», – написал другой пользователь.

«И потом он будет удивляться, почему его партия проиграла выборы… Он словно нарочно делает все, чтобы «Национальное объединение» выиграло. Раз за разом заявлять такие вещи, даже не посоветовавшись с парламентом и не спросив мнения французов – просто позор», – заметил некто с ником Дионис.

«Все на фронт следом за Макроном, Атталем и Сежурне!» – съязвил некий Александр.

«Франция не может позволить себе войну высокой интенсивности. Его слова безответственны и подвергают наших военных опасности», – написал Республиканец и патриот.

«Последний раз, когда мы отправились сражаться в этих краях (если исключить эскадрилью «Нормандия – Неман»), нам не слишком повезло. Те, кто не вернулись с обмороженными ногами, вернулись ногами вперед, то есть не вернулись вовсе», – напомнил некий любитель истории, который предпочел остаться анонимным.

Было это, разумеется, во времена Наполеона, но, как известно, нет таких ошибок, которые нельзя было бы повторить. Хотя вопрос следует поставить проще: можно ли на трупах своих солдат выиграть выборы в Европарламент?

Грозить Макрон может сколько угодно, но реальная отправка войск чревата серьезными последствиями, наименьшее из которых – потеря рейтинга. Макрон – не Наполеон, и такой опасности он никак не может себе позволить.

Так что мы еще услышим немало грозных заявлений из Парижа. Они-то как раз способны поддержать рейтинг партии Макрона на плаву – пока есть те, кто им верит.

..............