Тимур Шерзад Тимур Шерзад Как приблизит победу новая группировка войск «Север»

В зоне специальной военной операции у ВС РФ появилась новая группировка войск – «Север». Что это – косметическое переименование или предвестник очень плохих новостей для противника?

6 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Хотят ли европейцы войны с Россией

Многочисленные опросы и выборы показали, что европейцы не питают симпатий к России, поддерживают антироссийские санкции и дозированную помощь Украине. Но воевать с Россией и накачивать ВСУ особо сильным вооружением они явно не собираются.

0 комментариев
Игорь Мальцев Игорь Мальцев Отопление в доме поменять нельзя, а гендер – можно

Создается впечатление, что в Германии и в мире нет ничего более трагичного и важного, чем права трансгендерных людей. Украина где-то далеко на втором месте. Идет хорошо оплачиваемая пропаганда трансперехода уже не только среди молодежи, но и среди детей.

19 комментариев
9 ноября 2011, 17:21 • Политика

«Нет никаких доказательств»

Анатолий Кучерена: Посольство не сделало для летчиков ничего

«Нет никаких доказательств»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Мария Сусликова

«Родственники Садовничего три дня ходили вокруг здания посольства в Душанбе, но не смогли туда попасть», – рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД член ОП, адвокат Анатолий Кучерена. По его мнению, российские дипломаты попросту бросили соотечественников на произвол таджикской Фемиды. Сам приговор летчикам адвокат считает «совершенно чудовищным».

Президент Медведев заявил, что приговор российскому летчику Владимиру Садовничему в Таджикистане «вызывает много вопросов».

Это настоящий плевок в сторону России, если учесть, с какой издевкой был вынесен этот совершенно чудовищный приговор

«Решение по этому делу вызывает большое количество вопросов как с точки зрения состава преступления, которое вменяется нашему гражданину и эстонскому летчику, так и с точки зрения того, как процесс проходил», – сказал Медведев, отвечая на вопрос писателя Сергея Минаева. Президент сообщил, что дал соответствующие поручения МИДу, Минюсту и правоохранительным органам.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, ранее в среду источник в МИД России заявил, что министр иностранных дел России Сергей Лавров пытается добиться телефонного разговора со своим таджикским коллегой о судьбе российского летчика Владимира Садовничего, осужденного в Таджикистане на 8,5 лет, однако Душанбе пока уходит от контактов.

Глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников заявил, что есть правовые пути урегулирования ситуации. «Таджикистан еще в 1994 году подписал и ратифицировал конвенцию СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», в соответствии с которой граждане государств – членов конвенции пользуются такой же правовой защитой, как и собственные граждане каждой страны», – сказал Крашенинников, которого цитирует «Интерфакс».

Депутат отметил, что эта конвенция «предусматривает возможность выдачи лиц одного государства другому для привлечения к уголовной ответственности или для приведения судебного приговора в исполнение».

Во вторник суд города Курган-Тюбе в Таджикистане вынес наказание российскому летчику Владимиру Садовничему и гражданину Эстонии Алексею Руденко в виде 8,5 лет лишения свободы каждому. Садовничему и Руденко инкриминировались статьи 218 («Нарушение правил международных полетов»), 289 («Контрабанда») и 335 («Незаконное пересечение госграницы») Уголовного кодекса Таджикистана.

Действия, точнее, бездействие российских дипломатов в деле летчиков резко критикуют в Общественной палате России, называя их крайне запоздалыми. Глава комиссии Общественной палаты по контролю за работой и реформированием судебной системы и правоохранительных органов адвокат Анатолий Кучерена совместно со своим таджикским коллегой Гулямом Бабаевым готовят кассационную жалобу на решение таджикского суда. О перспективах этой апелляции российский правозащитник рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Анатолий Григорьевич, на что делается упор в готовящейся кассационной жалобе?

Анатолий Кучерена: Это совершенно незаконный, совершенно чудовищный приговор. Я в своей юридической практике сталкивался с разными решениями судей, но такого еще не встречал. Дело в том, что нет никаких доказательств преступления Садовничего.

За что он теперь сидит? За то, что он спасал свою жизнь и жизнь экипажа? Ведь любому здравомыслящему человеку понятно, что  если пилот не совершит экстренную посадку, то самолет разобьется. Когда Владимир понял, что керосина не хватит даже для того, чтобы вернуться в Кабул, он ее запросил.

Итак, судно село в аэропорту иностранного государства. Пилот из самолета не выходил. Никакого оружия, наркотиков, контрабанды не обнаружено. Да, на борту был неисправный двигатель в качестве запчасти, но его никуда не вывозили. Не было пересечения границы.

Удивление вызывает и другое обстоятельство. Почему экипажи обоих самолетов были распущены сразу, без лишних вопросов, а пилоты уже восемь месяцев в тюрьме? Абсурд. Если мы говорим о расследовании уголовного дела, по крайней мере следователь был обязан всех допросить.

ВЗГЛЯД: МИД назвал приговор политически ангажированным. Если это действительно так, как вы оцениваете свои шансы оспорить приговор?

А. К.: Я согласен с позицией нашего МИДа. Однако для нас это теперь не имеет большого значения. Приговор уже вынесен. В любом случае нам придется действовать по процедурам, которые утверждены законом. Надеемся, что кассацию в вышестоящей инстанции назначат в ближайшие две–три недели. Далее будем добиваться, чтобы приговор отменили, а Садовничий вышел из-под стражи.

ВЗГЛЯД: В Таджикистане уже в ответ заявили, что МИД России делает «необдуманные заявления», пытаясь тем самым скрыть собственные упущения, поскольку дипломаты обратили внимание на данное дело лишь в последний момент. Согласны ли вы, что российское посольство действительно вело себя пассивно?

А. К.: Безусловно, дипломаты нужны были там еще в первые дни. Есть международные конвенции, по которым такие вопросы могут рассматриваться непосредственно на воздушном судне при участии консула.

В Таджикистане же не сделали ничего. Как нам рассказывали родственники Садовничего, когда все произошло, они три дня ходили вокруг здания посольства и не могли туда попасть. Реакция российских властей последовала только после того, как в прессе поднялся шум. И даже после этого в дело вмешался служащий, занимающий лишь должность на уровне советника посла. Что вообще неслыханно.

ВЗГЛЯД: Есть версия, что Таджикистану все это понадобилось только для того, чтобы получить сами приземлившиеся в Курган-Тюбе самолеты Ан-72, аналогов которых нет ни у кого в мире...

А. К.: Такая версия имеет право на существование. Но вопрос в другом. Если таджикистанские власти рассчитывают на то, что они могут устроить России торг на почве грубейшего нарушения прав гражданина, то они заблуждаются. Мы не должны на это соглашаться. Это настоящий плевок в сторону России, если учесть, с какой издевкой был вынесен приговор. Я имею в виду амнистию президента, по которой летчикам срезали срок наказания на два года.

ВЗГЛЯД: Потребуется ли для пересмотра дела вмешательство на высшем уровне?

А. К.: Такое возможно. Воздействовать на Таджикистан можно по-разному и сразу в нескольких направлениях. Однако я бы не хотел, чтобы этот вопрос превращался в кампанейщину. Многое будет зависеть и от тех нарушений, которые допустили и в нашей дипмиссии.

Мы создаем общественный комитет, в рамках работы которого как раз и будем разбираться, почему все это вообще произошло. Мне есть с чем сравнивать. Когда я занимался делом Ирины Беленькой, мне приходилось тесно сотрудничать с МИДом, в частности с послом во Франции Александром Орловым. Могу сказать, что работа была проведена блестяще. Успех полностью зависел от него.

..............