Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Сопровождение военными кораблями нефтяных танкеров максимально повысит ставки в игре. Ведь атака военного корабля может быть расценена как объявление войны. При этом, без сомнений, именно Россия, которая вынуждена будет предпринимать меры по защите своих торговых судов, будет представлена в качестве «агрессора».

6 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

23 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Европа одержима страхом перед Россией

Европейские лидеры считают, что чем пассивнее они будут вести себя сейчас в украинском кризисе, тем больше шанс того, что русские с американцами договорятся за их спиной. Именно поэтому Европа, понимая высокую вероятность прихода Трампа и начала процесса дипломатического урегулирования украинского кризиса в 2025 году, сейчас повышает ставки. Считая, что тем самым она повышает собственную важность.

10 комментариев
24 декабря 2010, 21:10 • Политика

Госдума пошла на договор

Госдума подготовит адекватные ответы американским сенаторам

Госдума пошла на договор
@ Reuters

Tекст: Андрей Резчиков

Госдума проголосовала в первом чтении за ратификацию нового российско-американского договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Однако у депутатов возникло много вопросов к резолюции к договору, который ранее ратифицировал сенат США. Поэтому ко второму чтению «существует необходимость принятия адекватных ответных шагов».

В пятницу Госдума приняла в первом чтении законопроект о ратификации договора о СНВ-3. «За» проголосовали 350 депутатов, против – 58, среди которых оказались фракции КПРФ и ЛДПР, о чем они предупредили накануне. Голосование состоялось через два дня после того, как сенат конгресса США ратифицировал договор, подписанный президентами России и США Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля в Праге.

Один вопрос по существу

Главное политическое последствие нератификации заключается в том, что договор, который действительно выводит наши отношения с США на принципиально новый качественный уровень, не вступит в силу

Убедить депутатов проголосовать за ратификацию СНВ-3 в Госдуму приехали главы МИДа и Минобороны Сергей Лавров и Анатолий Сердюков. Лавров призвал парламентариев не менять текст СНВ-3, но при этом «так же тщательно, как американский сенат», подойди «к выработке своей позиции». Как передает «Интерфакс», Лавров возразил тем депутатам, которые считают, что им не хватает более подробного обсуждения, как было в США. По словам Лаврова, американцы «подавляющее большинство слушаний» провели в комитетах, а «остальное время было потрачено на переговоры по ратификационной резолюции сената».

В конце выступления министр констатировал, что по существу документа парламентарии задали ему всего один вопрос. Самой популярной была просьба уточнить, о каком именно договоре идет речь: о самом СНВ-3 или о резолюции сената к нему.

В США против ратификации СНВ-3 долгое время выступали многие сенаторы-республиканцы. Однако некоторых из них удалось переубедить благодаря принятию двух резолюций. В первой говорится о необходимости в течение ближайших 10 лет выделить 85 млрд долларов на модернизацию ядерного комплекса США, а во второй зафиксировано, что Вашингтон продолжит развивать системы противоракетной обороны (ПРО). Более того, в ней утверждается, что преамбула к договору не накладывает никаких юридических ограничений на США по ПРО. В преамбуле же говорится, что Россия в одностороннем порядке выйдет из договора, если потенциал американской ПРО начнет угрожать ее национальным интересам.

Также в резолюции утверждается, что носители в неядерном оснащении СНВ-3 не охватывает. Однако Лавров заявил, что это неправда. По его словам, изначально в тексте договора стратегические вооружения в неядерном оснащении включались в общие потолки вооружений, которые подлежат сокращению. «Это было наряду с ПРО одним из ключевых положений в нашей позиции», – напомнил министр, добавив, что у любой стороны, согласно документу, есть право, если ее что-то не устроит, выйти из него.

Он предупредил, что если Госдума не ратифицирует договор, это станет серьезным ударом по международной репутации России. «Главное политическое последствие нератификации заключается в том, что договор, который действительно выводит наши отношения с США на принципиально новый качественный уровень, уровень равноправия, паритетности, баланса интересов, не вступит в силу», рассказал Лавров.

«Мы по живому резать ничего не будем»

#{smallinfographicleft=419292}В свою очередь Анатолий Сердюков рассказал депутатам, что СНВ-3 позволяет России развивать любой из видов ядерной триады как минимум еще 15 лет. После вступления договора в силу, для чего нужно обменяться ратификационными грамотами, срок действия СНВ-3 составит 10 лет (может быть продлен еще на 5 лет). В течение этого времени обе страны должны сократить число имеющихся у них боеголовок до 1 тыс. 550 штук, что на 30% ниже лимита, установленного в предыдущем СНВ. Через семь лет после вступления документа в силу каждая из сторон должна иметь не более 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиков и 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок.

Министр отметил, что договор полностью отвечает интересам России и в плане проведения инспекций. По его словам, у американцев меньше инспектируемых объектов и Россия ежегодно может все их контролировать. «Американцы, к сожалению или счастью, этого сделать не могут в отношении России», заверил Сердюков.

По договору СНВ-3 контроля со стороны американцев за заводом в Воткинске (Удмуртия), где собираются твердотопливные ракеты, в том числе «Тополь-М», не будет. «Средства слежения стояли на заводе в Воткинске, когда невозможно было ни въехать, ни выехать, ни ввезти, ни вывезти с завода без американского контроля. По новому соглашению мы все эти вещи сняли, то есть сейчас никакого контроля нет», сказал Сердюков.

По его словам, выгодные для России условия обозначены и в сфере телеметрии. Если раньше Москва предоставляла данные по всем пускам, то «сейчас мы ограничены буквально пятью пусками, и сами определяем, какие конкретно пуски мы можем дать». Также Россия сможет усилить группировки войск, а американцам «придется подрезать часть своих вооружений». «Мы по живому резать ничего не будем. Более того, те параметры, которые заложены в договоре, позволяют наращивать нашу группировку, и достаточно прилично...» успокоил Сердюков.

Более того, сказал министр, СНВ-3 не предусматривает ограничений на постановку на вооружение новой морской баллистической ракеты «Булава». «Они стоят и будут стоять у нас на вооружении. Никаких ограничений здесь нет», пообещал Сердюков.

 «Прошу всех не расслабляться»

Теперь Госдуме предстоит второе чтение, которое, как сообщил глава комитета по международным делам Константин Косачев, состоится в январе. А, по словам спикера Госдумы Бориса Грызлова, в самом начале весенней сессии нижняя палата завершит работу над ратификацией. Однако до этого момента депутатам предстоит серьезная работа. Косачев подчеркнул, что из-за американской резолюции «существует необходимость принятия адекватных ответных шагов и с российской стороны, в том числе сопровождением законопроекта о ратификации СНВ соответствующими заявлениями». По словам Косачева, это можно будет сделать на этапе второго чтения «путем внесения поправок в ратификационный законопроект», которые должны быть направлены для рассмотрения в 14-дневный срок.

«Прошу всех не расслабляться – во всяком случае тех, для кого этот договор важен, и использовать предстоящие 14 дней, несмотря на новогоднее настроение, для того чтобы работать над этим текстом, вносить поправки и потом дать возможность профильным комитетам подготовить данный вопрос ко второму чтению, ориентировочно к середине января», сказал Косачев.

После голосования Сергей Лавров заявил, что нижняя палата ко второму чтению примет заявление на резолюцию американских сенаторов. Оно не затронет текст СНВ-3. «Это здравый смысл. Ни американский сенат не стал вскрывать сам договор, ни Дума не стала этого делать», сказал он.

«Для России это смерти подобно»

В пятницу депутаты получили из США долгожданный перевод на русский язык текста резолюции сенаторов. Американские коллеги требуют от президента Барака Обамы не позднее чем через год после вступления в силу СНВ-3 начать переговоры с Россией о сокращении тактического ядерного оружия, «что обеспечило бы сохранность такого оружия и сокращение его количества поддающимся контролю образом».

Первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков уверен, что этим пунктом сенаторы пытаются обеспечить дальнейшее ядерное разоружение России в условиях, когда ее вооруженные силы неспособны решать задачи в локальных войнах по обеспечению военной безопасности. «Для России это смерти подобно, и они это хорошо понимают», сказал Сивков газете ВЗГЛЯД.

Еще от Обамы потребовали гарантировать дальнейшее развитие системы ПРО «в целях защиты от ракетной угрозы» от Северной Кореи и Ирана. При этом они уверены, что системы ПРО «не угрожают и не будут угрожать стратегическому балансу Российской Федерации». Американский сенат подчеркнул, что согласился на ратификацию СНВ-3 при условии, что «одностороннее заявление Российской Федерации о противоракетной обороне от 7 апреля 2010 года не налагает никаких юридических обязательств на Соединенные Штаты Америки». Вероятно, речь идет о «заявлении РФ относительно противоракетной обороны», которое было опубликовано на сайте Кремля в день его заключения в Праге. В нем говорилось, что договор «может быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем ПРО США». «Следовательно, исключительные обстоятельства, упомянутые в статье XIV договора (она оговаривает выход из него), включают также такое наращивание возможностей систем ПРО США, при котором возникнет угроза потенциалу стратегических ядерных сил РФ», отмечалось в заявлении.

Сивков непреклонен: США стремятся достигнуть «абсолютного ядерного превосходства над Россией». «В этих условиях СНВ-3 теряет для России смысл», подчеркнул эксперт.

Те параметры, которые заложены в договоре, позволяют наращивать нашу группировку, и достаточно прилично

Плюс ко всему американские сенаторы требуют признать, что «преамбула нового договора о СНВ не налагает никаких юридических обязательств на стороны». По мнению сената США, системы вооружений стратегической дальности в неядерном оснащении никоим образом не влияют на стратегическую стабильность между США и Россией.

Эксперт пояснил, что этим пунктом США откровенно стремятся нейтрализовать российский ядерный потенциал. «Одним из важнейших элементов этого процесса является наличие стратегических неядерных вооружений, посредством которых российский ядерный потенциал легко может быть нейтрализован», отметил Сивков, пояснив, что при массированном применении неядерных стратегических вооружений по уничтожению стратегических объектов – АЭС, гидроэлектростанций, химических предприятий – достигается такой же результат, как после удара ядерным оружием. «Своей резолюцией сенат США выхолащивает СНВ-3. Россия может оказаться заложником США. Поэтому российские парламентарии должны ратифицировать договор с оговорками, нейтрализующими американскую резолюцию», подытожил эксперт.

Резолюцию американских сенаторов прокомментировал депутат Госдумы, экс-секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин. Он считает, что у Москвы есть все правовые и военно-стратегические основания настаивать на особой важности и правовой обязательности положения договора. «Проблема взаимосвязи между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями насчитывает более 40 лет. За эти годы было несколько всплесков интереса к стратегической ПРО и в нашей стране, и в США, выливавшихся в крупные ассигнования на эти программы», сказал Кокошин «Интерфаксу».

Он напомнил, что в преамбуле СНВ-3 отмечена «возрастающая важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений». «По целому ряду технологий для систем ПРО каждое десятилетие появлялись определенные достижения. Но не стояло на месте и развитие стратегических наступательных вооружений как в плане повышения их боевой устойчивости, неуязвимости в отношении упреждающего удара противника, так и применительно к способности к прорыву ПРО другой стороны для обеспечения гарантированного ответного удара. Мы над этим работали интенсивно даже в тяжелейшие 1990-е годы, в результате чего в нашей стране были созданы, в частности, такие системы стратегических ядерных вооружений, как «Тополь-М» и «Ярс», сказал Кокошин.

Это здравый смысл. Ни американский сенат не стал вскрывать сам договор, ни Дума не стала этого делать

По его словам, усилия России по обеспечению боевой устойчивости собственных стратегических ядерных сил, по развитию ядерных средств тактического и оперативно-тактического назначения – весомый вклад в обеспечение глобальной стратегической стабильности в интересах практически всего международного сообщества. Эти усилия касаются не только наземной составляющей стратегических ядерных сил, но и их морской и военно-воздушной составляющей. «Многие крайне важные элементы повышения эффективности отечественных стратегических ядерных сил закладывались в свое время в концепцию и конкретные программы нашего «асимметричного ответа» на американскую «Стратегическую оборонную инициативу». Подобного рода меры реализуются и по сей день», сказал Кокошин.

Депутат подчеркнул, что «опасность развития системы стратегической ПРО США, чему так привержены многие сенаторы от республиканской партии, во многом связана с тем, что ее наличие может создать иллюзию возможности прикрытия от ослабленного ответного удара после того, как будет нанесен гипотетический упреждающий «обезоруживающий» удар по другой стороне. ПРО – это и одно из средств обеспечения эскалационного доминирования в кризисной ситуации», пояснил Кокошин.

Комментируя пункт резолюции о тактическом ядерном оружии, Кокошин отметил, что оно играет в современных условиях «особую роль в обеспечении безопасности России и ее друзей и союзников – в условиях значительного преобладания США и их союзников в силах и средствах общего назначения, обычных вооружениях».

«В данном вопросе следует руководствоваться принципом разумной достаточности»

В свою очередь главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко полагает, что Россия способна защитить себя при помощи значительно меньшего количества носителей ядерных зарядов, чем это допускается СНВ-3. «Учитывая возможность заключения в 20192020 годах нового договора СНВ, предусматривающего еще более глубокие сокращения, нет практической необходимости стремиться выйти на максимально разрешенное число носителей. В данном вопросе следует руководствоваться принципом разумной достаточности, имея к 2020 году 390 носителей, которые суммарно смогут нести 1,55 тыс. ядерных боезарядов», сказал Коротченко РИА «Новости».

По его мнению, ратификация СНВ-3 отвечает интересам национальной безопасности России, «так как выход на предельные уровни сокращения российских сил ядерного сдерживания будет осуществляться за счет ликвидации старых межконтинентальных баллистических ракет, произведенных еще во времена СССР, в связи с истечением установленных и продленных сроков их эксплуатации».

Коротченко считает, что важнейшим фактором поддержания стратегической стабильности и ядерного паритета с США станет наличие в составе российских сил ядерного сдерживания группировки из 144 подвижных грунтовых ракетных комплексов РС-24 «Ярс» (108 единиц) и «Тополь-М» (36 единиц), которые, суммарно располагая 684 ядерными боезарядами, обеспечат в случае необходимости потенциал ответного удара».

По его мнению, в целом перспективная группировка российских сил ядерного сдерживания будет выглядеть следующим образом: 70 стационарных и 36 мобильных межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Тополь-М» (все с моноблочной головной частью, оснащенной ядерным боезарядом повышенной мощности), 108 мобильных МБР РС-24 «Ярс» (по шесть ядерных боезарядов на каждой, всего 648 боезарядов), восемь ракетных подводных лодок стратегического назначения проекта 955 (124 баллистические ракеты «Булава», по шесть ядерных боезарядов на каждой, всего 744 ядерных боезаряда), 52 стратегических бомбардировщика (Ту-160 и Ту-95МС, по одному боезаряду на каждый).

По оценке эксперта, в 2020 году группировка стратегических ядерных сил США может насчитывать 420 МБР «Минитмен-3» (каждая из которых будет нести один боезаряд), 10 атомных подводных лодок с баллистическими ракетами типа «Огайо», 40 стратегических бомбардировщиков.

..............