Владимир Добрынин Владимир Добрынин Ходорковский проиграл ставку на Ротшильдов

Есть ли у кого-то еще сомнения, что возвращение Российской Федерации нефтяных богатств и перерабатывающих мощностей, принадлежавших некоторое время ЮКОСу, было законным?

4 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Чья воля движет мировую историю

Причина конфликта на Украине – не столько личностные особенности лидеров, сколько общий кризис системы, которую Запад начал выстраивать 400 лет назад и которая рушится теперь на наших глазах.

9 комментариев
Ирина Алкснис Ирина Алкснис Локомотив «Запад» оказался отстающим паровозом

Запад, столетия выполнявший роль локомотива человеческой цивилизации, превращается в крайне неэффективную и коррумпированную инертную силу с откровенно низким КПД.

6 комментариев
18 ноября 2008, 08:40 • Политика

Сергей Багапш: «Правду нельзя запретить»

Сергей Багапш: «Правду нельзя запретить»
@ Дмитрий Копылов/ВЗГЛЯД

Tекст: Отдел политики

Президент Республики Абхазия Сергей Багапш уверен, что со временем весь мир узнает правду об августовской войне в Южной Осетии и увидит истинное лицо грузинской власти. О том, кто и что будет этому способствовать, почему документальный фильм «Война 08.08.08. Искусство предательства» обречен стать культовым и каковы планы на будущее у независимой Абхазии, Багапш рассказал в эксклюзивном интервью телеканалу Russia.ru.

– Не так давно ваша страна обрела независимость. Бытует мнение, что если бы Абхазия не столь торопилась с принятием этого решения, то она могла бы рассчитывать на большее понимание и участие со стороны мирового сообщества.
– А мы не особо торопились, поскольку с первой войны с Грузией прошло 15 лет, всё это время мы были де-факто независимы. Что касается обретения окончательной независимости, то мы благодарны России за понимание наших проблем. Запад и США ускорили этот процесс: сначала в Косове, затем вооружая Грузию, которая начала военные действия против Южной Осетии. Руководство Российской Федерации поступило совершенно справедливо, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, сохранив тем самым наши народы, наши этносы как таковые. В противном случае события стали бы разворачиваться, как в кошмарном сне. В конфликт были бы вовлечены Южная Осетия и Абхазия, республики Северного Кавказа, началась бы большая война, остановить которую уже никто бы не смог.

Мы пошли на переговоры с Грузией лишь из уважения к Медведеву и Саркози

– Близкая дружба между Россией и Абхазией тоже становится поводом для критики и вызывает сомнения в том, что независимость Сухума реальна. Не ждет ли Абхазия объединения с Россией или как минимум заключения союзного договора, как это произошло с Белоруссией?
– Что касается возможности вхождения Абхазии в Россию или другое государство, то это должен решать наш народ. Абхазский народ уже высказал свою позицию – строить независимое государство. С Россией у нас очень хорошие отношения были до обретения независимости и останутся в будущем. В самые сложные для нас и других народов Кавказа времена, когда стоял вопрос об уничтожении кавказских государств как таковых, Россия всегда приходила на помощь. И сегодня у политиков, руководствующихся политической целесообразностью, должна присутствовать еще и человеческая совесть: забывать об исторических моментах нельзя, иначе это вновь обернется трагедией. Например, когда сегодня Грузия говорит о том, что ее вхождение в Российскую Империю было оккупацией, большой подлости ожидать трудно. Мы же умеем ценить то, что сделала для нас Россия и другие государства, и готовы выстраивать с ними хорошие отношения. На каких условиях – другой разговор. Да, если нам поступят предложения войти в союзное государство, в ОДКБ, мы их рассмотрим. Но сегодня у нас другие задачи, в первую очередь – укрепление внутренней политики, необходимость добиться признания со стороны большего числа стран. Что касается нашего суверенитета, то, как сказал один политик, Абхазия не обрела независимость, а восстановила свою государственность, которую когда-то имела. Абхазия имела свою государственность, она была союзной республикой на договорных началах до 1931 года, пока Сталин и Берия не включили ее на правах автономии в Грузию. Поэтому мы восстановили то, что было утеряно.

– Дмитрий Медведев в последнее время последовательно отстаивает право Абхазии на участие в международном диалоге на самом высшем уровне. Готова ли сегодня Абхазия к такому диалогу, готово ли к нему международное сообщество?
– Такой диалог мы ведем последние 15 лет, на разных уровнях и в разных местах. Вопросов много – это и проблема беженцев, и укрепление безопасности, и дальнейшее государственное строительство. И мы готовы к такому диалогу. Недавно участвовали во встрече в Женеве, которая, конечно, себя не оправдала: было много непонимания, в нас хотели видеть каких-то пасынков Грузии, а не равных. На это мы не пойдем. Если они хотят говорить о проблемах Абхазии без нас, то пусть нас не приглашают. Однако если хотят выслушать наше мнение, то должны выслушивать как сторону в переговорном процессе.

– Как президент страны, находившейся в непосредственной близости от августовского конфликта, скажите, стало ли для вас нападение Грузии неожиданностью, кого вы считаете ответственным за развязывание войны?
– Нетрудно поднять материалы наших переговоров с «друзьями» генсека ООН, с послами таких стран, как США, Германия, Франция. Мы всем им говорили: Грузия готовится к войне, она не будет решать мирным путем вопрос Абхазии и Южной Осетии. Нас упрекали в том, что мы утрируем ситуацию и нагнетаем обстановку. Но мы находимся рядом с Грузией и знаем, что там происходит. Мы знаем о том, что Грузии поставляли оружие Украина, Греция, Турция, Чехия и другие государства. Мы предупреждали, что это оружие будет направлено против нас, так как Грузия не будет воевать с Россией или с Турцией. Поэтому в произошедшем конфликте в первую очередь виноват Саакашвили и его окружение. У них руки по локоть в крови. Мы обвиняем и тех, кто поставлял им оружие, понимая, против кого оно будет направлено. Они должны нести ответственность наряду с ним. Мы пошли на переговоры с Грузией лишь из уважения к Медведеву и Саркози, которые участвовали в разрядке ситуации. Потому что в любом другом случае уважающие себя политики не сядут за один стол с такими людьми, как Саакашвили.

Правда может быть запрещена сегодня, но завтра ее люди все равно увидят

– Как вы считаете, к тем жертвам, которые понесла Южная Осетия, применимо понятие «геноцид»?
– Конечно, это чистой воды геноцид, направленный на уничтожение югоосетин как этноса. Сомневаться в этом было бы кощунственно. И такая же угроза нависала над Абхазией. Мы четвертый месяц вывозим грузинское вооружение из Кодорского ущелья, столько его там было накоплено. Мы не строим иллюзий в отношении Грузии даже после обретения независимости.

– Не так давно в США прошли выборы, к власти пришел политик новых взглядов и новой культуры. На ваш взгляд, изменится ли при нем отношение к ситуации на Кавказе?
– Серьезных изменений я не ожидаю, поскольку президент с любыми политическими взглядами в США не играет важной роли. В Америке работает четкая отлаженная система. Но хочется надеяться, что молодой президент понимает, что правление Буша было временем слез и крови во многих точках земного шара. Если Обама пойдет по этому пути, это путь в никуда. Нужно переходить к созиданию и на этом поднимать авторитет США, показав миру, что Америка не страна-агрессор, а страна, которая может навести элементарный порядок.

– Ваш прогноз дальнейшего развития ситуации на Кавказе – худший и лучший возможный сценарий?
– Худший сценарий – это перевооружение Грузии, которое сейчас происходит. И новый, уже более широкомасштабный конфликт. Но я думаю, что этого не произойдет. Лучший сценарий – укрепление безопасности Южной Осетии и Абхазии. Мы уже подписали соглашение с Россией, планируем разместить у себя российские военные базы. Ну и конечно, широкое признание нашей независимости. Этот путь самый реальный и самый правильный.

– Телеканал Russia.ru недавно выпустил фильм о событиях в Южной Осетии «Война 08.08.08. Искусство предательства». На Украине картину запретили. Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?
– Если бы люди посмотрели фильм и увидели правду, у них бы открылись глаза. То, что на Украине фильм запретили, превратит его в культовый, который все будут искать и спрашивать. Сейчас его будут смотреть все, кто собирался или не собирался с ним познакомиться. Что такое запрет, мы все знаем. Абхазия тоже почувствовала это. Политику же украинских властей нельзя назвать дальновидной, они сделали ленте громкую рекламу. А если серьезно, то правда может быть запрещена сегодня, но завтра ее люди все равно увидят.

..............