Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

3 комментария
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
24 сентября 2007, 17:16 • Политика

Европа не хочет быть Америкой

Европа не хочет быть Америкой
@ Getty Images

Tекст: Дмитрий Бавырин

Опросы общественного мнения фиксируют, что европейцы не доверяют американскому стилю развития капитализма. И хотя большинство жителей крупнейших стран Европы признают, что Евросоюз никогда не сможет конкурировать с экономикой «азиатских тигров», их скепсис по отношению к американской модели увеличивается год от года. Связано это и с наметившимся в Штатах финансовым крахом, и с личностью Джорджа Буша, крайне непопулярного в Европе.

Европейцы не хотят «превращения Европы в США», и их категорически не устраивает «американский стиль капитализма». Об этом свидетельствует опрос общественного мнения, проведенный в Великобритании, Франции, Италии, Испании и Германии, крупнейших странах Евросоюза.

Больше всего скептиков проживает в странах «оси» Евросоюза и экономических локомотивах зоны – Германии и Франции

Из опубликованных в газете Financial Times результатов опроса следует, что экономические успехи Европы последних десятилетий ничуть не убедили европейцев в правильности экономического курса их правительств. Респонденты уверены, что соперничать с динамичной экономикой стран Азии Европа просто не в состоянии. Однако и симпатии к той модели капитализма, которая принята в США, уменьшаются год от года.

Так, против «американского стиля» высказываются 78% граждан Германии, 73% французов и 58% испанцев. Жители Италии и Великобритании настроены чуть благодушнее, и тем не менее к скептикам можно отнести почти половину населения этих стран – 46%.

Причины такого недоверия к Дяде Сэму, очевидно, оправданы всеобъемлющим кризисом, на грани которого сейчас балансирует экономика Штатов. В первую очередь это касается проблем в кредитном секторе.

При этом доллар стремительно теряет свои позиции, и в понедельник на мировых биржах был зафиксирован новый минимум курса американской валюты – и по отношению к евро, и по отношению к рублю.

Кроме того, ряд влиятельных американских чиновников открыто обещают экономике Штатов скорый дефолт, и паника, очевидно, перекидывается за океан, то есть в Европу.

Очевидно и то, что настроения европейцев прямо согласуются с политическим вектором развития, который избрало для себя руководство названных стран.

Неудивительно, что больше всего скептиков проживает в странах «оси» Евросоюза и экономических локомотивах зоны – Германии и Франции. Правительства именно этих стран традиционно пытаются превратить единую Европу в независимый центр политического влияния, экономическая модель которого во многом завязана на отношениях с Россией.

После ввода войск в Ирак на мировой арене образовалась ось Москва – Берлин – Париж. Даже сменившая Герхарда Шредера на посту федерального канцлера Ангела Меркель хотя и высказывается в отношении Москвы более критично, но линию своего предшественника продолжает. Именно стараниями Меркель был подписан так называемый облегченный договор Евросоюза, пришедший на смену провалившейся единой европейской конституции.

Кроме того, немцы традиционно придерживаются прагматичной позиции – вне зависимости от текущего состава германского Кабинета министров. Переориентироваться на Штаты Германия просто не в состоянии – с Россией ее связывает огромное количество проектов, прежде всего в нефтегазовой сфере.

Утрированный прагматизм сейчас сменил в ФРГ риторику противопоставления Штатам, которой периодически пользовался Шредер. Даже отказ поддержать очередные антииранские санкции Меркель честно объяснила возможным ущербом для немецкой экономики. И неудивительно, что наиболее скептичные по отношению к Штатам немцы остаются главными оптимистами – в светлом будущем национальной экономики уверены 35% жителей Германии.

С Францией все несколько сложнее. Эксперты также традиционно называют нового президента страны Николя Саркози прагматиком. Однако на родине он никак не может избавиться от имиджа «атлантиста» и проамериканского политика.

«Антиглобальные» настроения всегда преобладали во Франции (оптимистов, согласно опросу, в стране всего 20%), хотя именно глобализации страна обязана тем, что на 1% от общемировой территории и на 1% населения мира приходится 5% мирового ВВП. И когда Жак Ширак своим отказом поддержать авантюру США в Ираке свел французско-американские отношения практически до нуля, население страны своего президента было готово буквально носить на руках.

Однако с приходом к власти нового президента отношения между Белым домом и Елисейским дворцом заметно потеплели. И концепцию решения иранской ядерной проблемы Саркози теперь отстаивает еще более ультимативно, чем ее автор Джордж Буш.

Впрочем, большинство экспертов склоняются к мнению, что ось Вашингтон – Париж появится не раньше президентских выборов в Штатах. Очень уж Джордж Буш непопулярная в Европе фигура.

Понятен и скепсис испанцев. Сейчас у власти там находятся социалисты во главе с премьером Хосе Луисом Сапатеро. Предыдущее правое проамериканское правительство буквально рухнуло после поддержки иракской кампании, которая привела в итоге к терактам в Мадриде.

Промежуточность результатов опроса (58% «испанских» все-таки значительно меньше 78% «немецких») объясняется тем, что крутой поворот от американизма к солидарности с остальной Европой испанцы сделали сравнительно недавно – в 2004 году. При этом оптимистично смотрит на перспективы национальной экономики только пятая часть испанцев.

Что касается Великобритании, ее можно смело назвать самой условной страной Евросоюза – в зону евро она даже не собирается вступать, очень часто занимает «особую позицию», а в рамках подписания «облегченного договора» выбила для себя беспрецедентно высокие уступки. В том числе – право определять свою внешнюю политику самостоятельно.

Для главного сателлита Штатов это вопрос архиважный. Понимая это, остальная Европа даже не стала особо упорствовать.

Так что относительная терпимость, с которой британцы относятся к «американскому стилю капитализма», была вполне предсказуема. Соединенное Королевство традиционно придерживается проамериканского вектора внешней политики (с приходом к власти Гордона Брауна появился еще один – параллельный антироссийский) и следует соответствующим заветам Маргарет Тэтчер.

На первой же своей встрече в ранге премьер-министра Гордон Браун поспешил заверить Буша, что Англия намерена сохранить свой статус главного союзника Штатов.

Когда Великобритания неожиданно для многих начала выводить из Ирака войска, ряд экспертов предположил, что Браун все-таки выберет свою, особую линию.

Однако вызвано это было в большей степени не расхождениями с США, а общим кризисов в рядах союзников по Ираку. Вскоре о частичном выводе военного контингента заявил и Джордж Буш.

Еще одна страна с промежуточной позицией – Италия – в этой системе векторов стоит несколько особняком. Население республики не имеет общей позиции хотя бы в силу того, что промышленному и богатому северу страны четко противопоставлен бедный итальянский юг. Правительства последнего времени этот разброд во мнениях стараются учитывать: «умеренный» Романо Проди сменил энергичного Сильвио Берлускони, который умудрялся оставаться «лучшим другом» и для России, и для США.

Только 12% граждан Италии видят экономику своей страны в радужном свете. Британцы в 2 раза оптимистичнее – показатель там достигает 25%.

..............