Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

24 комментария
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

54 комментария
18 мая 2007, 17:20 • Политика

Россия и ЕС: не сойтись, не разойтись

Путин советует ЕС решить внутренние проблемы

Россия и ЕС: не сойтись, не разойтись
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Юрий Гиренко, Петр Самойлов

Путин, Меркель и Баррозу рассказали об итогах двухдневного общения. Договорились о многом, не подписали ничего. Путин демонстрирует оптимизм, конструктивность и твердость. Лидеры ЕС оказались в неловком положении из-за своих новых коллег по союзу. Тактика США – всех немножко ссорить, никому не давать основательно договариваться.

Руководители государств – участников саммита Россия – ЕС на волжском берегу рассказали журналистам об итогах своего общения – неформального (вчера) и формального (сегодня).

Благодаря новым членам ЕС из Восточной Европы взаимоотношения России с Европой уже не будут такими, как прежде

Россию представлял президент Владимир Путин; Евросоюз – германский канцлер Ангела Меркель, председательствующая сейчас в ЕС, и португалец Жозе Баррозу, возглавляющий Европейскую комиссию.

Путин сразу отмел утверждения, что стороны не договорились на саммите ни по одному из вопросов: «Это абсолютно ложный посыл, – сказал он и перечислил целый ряд областей, в которых договоренности достигнуты: – Мы договорились о таможенном сотрудничестве, договорились о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью, в сфере борьбы с наркотиками».

Кроме того, решено активизировать переговоры по переходу в будущем к безвизовому режиму, продолжить работу по созданию механизма взаимного реагирования и предупреждения в энергетической сфере, создать новый механизм по улучшению инвестиционного климата.

«Много всяких договоренностей, которые, безусловно, пойдут на пользу всем гражданам Евросоюза и России, – резюмировал Путин. – Мы договорились почти по всем вопросам, за исключением острых и требующих дополнительного изучения и дополнительной работы. И, как правило, это вопросы, которые лежат в сфере экономического эгоизма одной или второй, третьей европейской страны».

Касательно этих «третьих» стран, президент проявил сочувствие к европейским партнерам: «Евросоюз изменился, увеличилось количество членов Евросоюза, и внутри ЕС стало сложнее решать те вопросы, которые раньше решались легче. Мы понимаем это, и мы сочувствуем руководству ЕС. Мы понимаем, что прежде чем приступить к переговорам, Евросоюз должен решить свои внутренние проблемы».

Однако Путин при этом подчеркнул, что Россия «должна защищать свои интересы», и с привычной жесткостью высказался по вопросам, в которых эти интересы ущемляются. Он назвал «недопустимым и недостойным Европы» нарушение прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии и призвал европейцев относиться и к другим событиям с таким же вниманием, с каким в Европе следят за делами Политковской и Литвиненко: «То, что демонстранта убили в Таллине, об этом вы опять почему-то не вспоминаете. И не просто убили случайно. Это не убийство по неосторожности, это сознательное убийство. Человека оставили без помощи истекать кровью, и он умер».

Европейские представители старались держаться такого же тона. Ангела Меркель заявила, что Россия и ЕС ведут честный диалог, который позволит решать проблемы в отношениях между сторонами: «Я очень высоко ценю, что у нас был честный и открытый диалог. Мы ведем дискуссию открыто, и это главное условие для успешного проведения разговора». Она выразила уверенность, что у России и Евросоюза «есть возможность пойти по новым тропинкам и путям».

Также фрау канцлер подтвердила, что ЕС заинтересован в начале переговоров по заключению нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом. Однако для этого надо разобраться в разногласиях: «В ходе саммита выяснилось, что есть очень большое количество проблем, которые уже накопились и о которых мы, естественно, говорили, хотя нам не всегда удается убедить друг друга обоюдно».

Актуальные международные проблемы будут обсуждаться за рабочим завтраком, который завтра состоится в рамках саммита. «Во время нашего рабочего завтрака мы будем говорить о международной политике. Будет ли речь идти об Иране, об Афганистане, о Ближнем Востоке – мы стремимся прилагать здесь совместные усилия», – сказала Меркель.

Общая позиция канцлера такова: «В качестве председателя ЕС от имени всех 27 членов могу сказать, что у нас есть понимание того, что у нас должно быть стратегическое партнерство. Есть надежда, что нерешенные вопросы с отдельными государствами и общеевропейские вопросы могут в будущем быть решены».

Оптимистические настроения разделяют и многие российские политики, однако основания у них разные.

Первый зампредседателя Комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий полагает, что «Россия нужна ЕС не меньше, чем ЕС России». А потому «попытки конкретных политиков в Брюсселе играть тематикой Эстонии или польского мяса, чтобы поставить Россию в невыигрышную позицию, обречены на провал». «В то же время Россия не намерена принимать на себя давление Брюсселя в формате, когда нам ставится некий ультиматум: или вы будете вести себя со странами ЕС безоговорочно, или мы будем блокировать какие-то базовые соглашения», – сказал парламентарий газете ВЗГЛЯД.

Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов, отвечая на вопрос газеты ВЗГЛЯД, отметил: «Несмотря на возникшие проблемы, Россия и ЕС все равно останутся партнерами, ведь торговый оборот между странами огромен. Конечно, благодаря новым членам ЕС – восточноевропейским государствам – взаимоотношения России с Европой уже не будут такими, как прежде».

«Позиция Польши сегодня становится европейским мейнстримом, – считает эксперт. – Хотя мы предупреждали наших европейских партнеров, к чему может привести включение этих стран в ЕС, однако они надеялись, что в рамках Евросоюза восточноевропейские государства станут более цивилизованными. Теперь у ЕС нет иного выбора, как поддерживать позицию своих новых союзников, какой бы она ни была».

У зампреда думского Комитета по международным делам Наталии Нарочницкой основания для оптимизма несколько иные. «По сравнению с декадентствующей Европой мы находимся в более выигрышном положении. Сегодня саммит не удался, удастся завтра. Это все рабочие моменты, и по этому поводу лучше соблюдать спокойствие. Пусть Европа демонстрирует свою зависимость от нас, а не мы! Я считаю, что все разногласия носят хоть и постоянный, но не катастрофический характер. Наши отношения развиваются по диалектическому принципу – и именно это признак нормальной жизни», – так сказала Нарочницкая газете ВЗГЛЯД.

А вот первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов обратил внимание на важнейший, но как бы отсутствующий аспект проблемы: «Соединенные Штаты недовольны укреплением России, ее самостоятельностью и растущим ее влиянием на все процессы, которые происходят в мире.

Недовольны, потому что тем самым разрушается давняя мечта американцев о монополярном мире, где доминирует Америка, а все остальные смотрят ей в рот. Не думаю, что американцы заинтересованы в том, чтобы разрушить российско-европейские отношения, довести их до конфликта. Скорее всего, это игра на многих фронтах, смысл которой – не допустить какого-то значительного улучшения отношений России с Европой».

«Не оторвать Россию от Европы, поскольку это практически не возможно, а именно сделать эти отношения в чем-то конфликтными – с тем, чтобы на этом направлении не было очевидных успехов. И тогда Америка продолжит по-прежнему выполнять функции верховного мирового арбитра, который будет в чем-то подсоблять и России, и Евросоюзу. Но при этом всегда последнее слово будет оставаться за Соединенными Штатами» – так описал Морозов свое видение ситуации для газеты ВЗГЛЯД. И добавил: «Думаю, что в этом и состоит их практика: всех разводить, всех немножко ссорить, никому не давать основательно договариваться – всерьез и надолго».

..............