29 марта, среда  |  Последнее обновление — 21:58  |  vz.ru

Главная тема


Испания пытается замять антироссийские высказывания своего посла

«мы над этим работаем»


СБУ поспорило с Порошенко по поводу причастности России к убийству Вороненкова

после ссср


Социолог: Литва постепенно превращается в пустыню

экономия бюджета


США начинают обсуждать отказ от истребителей F-15

указ президента


Увеличена численность Вооруженных Сил России

«глобальное видение»


Ле Пен пообещала не подстраиваться под линию России

«наблюдала 25 лет»


Савченко сравнила Тимошенко с холодной восковой куклой

оборонная промышленность


Обозначены приоритеты в закупках вооружений для российской армии

особая миссия


Выполняющий секретное задание американский аппарат установил рекорд пребывания на орбите

Атмосфера ненависти


Андрей Бабицкий: С открытой руганью, ненавистью, злобой, мизантропией пора, ребята, завязывать

«черная метка»


Антон Крылов: Украина в который раз в истории сделала ставку на банкрота – и проиграла

«а был ли мальчик?»


Петр Акопов: Спекуляция на «онижедети» - худшая из тех, что могли придумать манипуляторы «системы Навальный»

на ваш взгляд


Какие эмоции вызвало у вас решение Киева запретить российской представительнице участвовать в Евровидении?


Человек – вот капризная скотина – не хочет в канаву

Дмитрий Ольшанский, публицист
   6 марта 2017, 17:30
Фото: facebook.com/spandaryan

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Интересно смотреть, как миф подчиняет себе историю.

Как миф сочиняет свою историю – свободно переделывая прошлое и рассказывая ту сказку, которая нравится миллионам ушей.

За что любят Сталина?

«Сталин – это миф о равенстве и справедливости»

Почему каждый год в день рождения дяди Джо мы снова видим, что его бюст у Кремля тонет в цветах, а какие-то люди, большинство из которых родились уже после Чейна – Стокса, все так же тянутся целовать его каменный нос?

Сталин – это миф о равенстве и справедливости.

Это миф о строгом, даже жестоком, но подлинно народном царе, который пошел войной на начальников – наказал их, начальников, пересажал, расстрелял за воровство и зазнайство, и только после него они пустились в пляс, отменили скромную, но зато всеобщую уравниловку и начали жировать. 

Ну ничего, новый Сталин еще придет, он еще их, сволочей, по лагерям распихает.

Так говорит миф.

Говорит – и велит целовать каменный нос, чтобы вернулось равенство, и возмущенные нынешней несправедливостью люди охотно целуют.

Но что мы увидим, если попробуем забыть о логике мифа и заглянуть – ну буквально одним глазком, уж очень там страшно – в саму сталинскую эпоху, в ее документы, в ее дневники и мемуары?

Мы увидим там невероятное – африканское или, быть может, индийское – неравенство.

Мы увидим такую свирепую несправедливость, на фоне которой яхты и брюлики из двадцать первого века сами покажутся нам сладкой сказкой, волшебным сном о грядущем золотом веке.

Потому что, когда у него есть яхта, а у тебя нету, у тебя только приватизированная квартира, дача с участком в шесть соток и курица в супе – это обидно, конечно, но такую обиду как-нибудь можно и пережить.

А когда у него есть должность, паек, бронь, паспорт, прописка в городе, а у тебя нету, и поэтому он будет жить, а ты умрешь, и ты умрешь буквально завтра – от голода или на передовой, это совсем другая сказка, и до счастливого ее конца – привет Чейну – Стоксу – многие так и не добрались.

Подлинная сталинская эпоха была заполнена лихорадочными, суетливыми, часто даже отчаянными поисками хоть какой-нибудь регулярной еды, не ведущей к гарантированной смерти работы, жилья, надежных документов, дающих право уехать в город, остаться в тылу, питаться в отдельной столовой, получить комнату, выбить себе еще хоть чуть-чуть жизни по принципу: умри ты сегодня, а я завтра. 

И каждое перемещение вверх в иерархии сталинского мира: из крестьян – в городские, из обычных рабочих – в забронированные, из служащих – в партработники, из простых зэков на общих работах – в придурки, из пехоты – ну хоть куда-нибудь, где не ходят в атаку, в штаб, в госпиталь после ранения – любое такое перемещение по сложной лестнице вопиющего неравенства давало голодному, запуганному, отлично выдрессированному человеку шанс перейти в будущее, а не быть сваленным в качестве трупа в ближайшую канаву прямо сейчас.

А человек – вот капризная скотина – не хочет в канаву.

Человек хочет жить.

И если единственный способ выжить – это забрать у государства немного неравенства, стать хоть самым мелким начальником, хоть хлеборезом на зоне, то, я вас уверяю, он заберет. 

Нарежет хлеб так, чтобы сытым был он, а вот вы – опоздавший занять эту должность, почему-то не принятый на нее – упадете на пол и сдохнете.

Так жил сталинский мир. Но миф об этом забыл.

Миф – вместо всего этого – рассказывает нам историю про одну огромную столовую, где хлеба было пусть мало, но зато всем поровну, и где если кто и умер, то только шпион какой-нибудь, вор, диверсант.

Но почему миф выбрал эту никогда не существовавшую столовую, эту сладкую сказку? Зачем ему – мифу – врать?

Дело в том, что неравенство и жестокость сталинской эпохи имели масштаб грандиозный, но и людей, которые пробивались сквозь это неравенство, выбивали себе документы, должности, пайки, право умереть завтра, а не сегодня – было много.

Они и не умерли. Они прожили долгую жизнь, сделали стремительную карьеру, стали из ничего – всем, ну или хотя бы чем-то.

Сталинская эпоха открыла огромные возможности для соревнования за место под солнцем, соревнования на беспощадных условиях (проиграл – падай в канаву), но те самые «сто тысяч вакансий», которые обещает любая революция, как раз те годы и дали, и дали в количестве намного большем, чем формально революционные 1917 или 1991 год.

Бесконечные толпы деревенских ребят – прошедших через гибель близких, через раскулачивание, войну, аресты и расстрелы – которые, совсем как мины, ложились вокруг них близко-близко, и, главное, через ежедневный страх не выполнить приказ, оказаться героем доноса, попасть в плен, провалить план – эти бесконечные толпы вчера еще неграмотных и нищих людей хотели жить, и они смогли выжить, и кем-то существенным в жизни стать. 

Они, как стало принято говорить в следующем веке, поднялись на социальном лифте.

И миф – запомнил именно этот лифт, саму эту возможность продраться сквозь неравенство и жестокость, и получить документы, и стать хоть крохотным, но начальником.

Нарезать хлеб так, чтобы жить – когда у других не получилось, и они умерли.
Но правда выжившего, правда успешного и состоявшегося в кошмарных условиях человека – она всегда не про то, что ему повезло, не про то, что у него была хорошая анкета, нужное происхождение, вовремя полученное ранение, место в городе, голосование за те резолюции, за которые надо голосовать, паек категории «выживет», допуск в столовую. Что кто-то протянул ему руку – и втащил его, вшивого и худого, в последний уходящий вагон.

Человек – вот самолюбивая скотина – об этом вспоминать почему-то не хочет.

И миф не хочет.

Миф хочет рассказать сказку о том, что выжившие и преуспевшие были не просто везучими, ловкими, сильными, хитрыми ребятами, состоявшимися в аду – нет, в сказке должно быть сказано, что сама жизнь была строгая, но справедливая, и выжили лучшие, а вовсе не хитрые или везучие, и хлеба всем дали поровну, но кто-то работал, а уже потом ел, а кто-то хотел есть, но не работать, и только за это он был наказан и упал в канаву.

В последнем вагоне уехали хорошие, честные, трудолюбивые люди. Им было трудно, но они поймали протянутую руку и попали внутрь, а кто не попал – тот плохой, он предатель, зарвался, проворовался, и потому не попал.

Это равенство.

Это строгое, но справедливое время.

Это Сталин.

Целуй каменный нос.

Источник: Блог Дмитрия Ольшанского


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Мария Захарова: Начинаем разоблачение фуксов-пуксов

Кампания в отношении ЧМ по футболу в России только началась. Фукс – это вторая крупная ласточка после фильма Би-би-си. Его предложение о бойкоте ЧМ по футболу в России никаким образом не связано с «общей безопасностью и соблюдением прав человека». Подробности...

Владимир Хрусталев: Какое-то «тут видим, тут не видим»

По мере того, как светлый образ Европы и США, где «все абсолютно правильно и нам надо один в один как у них» обсыпался и потускнел, пришел черед баек про Азию. В роли сказочных царств теперь выступают Сингапур, Китай, Южная Корея и Тайвань. Подробности...
Обсуждение: 17 комментариев

Анатолий Салуцкий: Настоящий символ импортозамещения

Канал Москва – Волга стал крупнейшей стройкой второй пятилетки, встав вровень с первой очередью московского метро. Громкий 80-летний юбилей канала Москва – Волга как настоящего символа импортозамещения был бы сегодня очень кстати. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

Петр Акопов: Детский вопрос

Молодежь ворвалась в политику – эта мысль на все лады склоняется в российском общественном мнении после митингов 26 марта. Еще немного, и в рождение «новой социальной группы» поверит политизированная часть общества. Но пока еще не поздно задать детский вопрос – а был ли мальчик? Подробности...
Обсуждение: 613 комментариев

Антон Крылов: Украина как черная метка

Многие помнят старый длинный не очень приличный анекдот про то, как дикари поймали американца, русского и украинца и в качестве цены за свободу предложили заплатить миллион долларов, съесть мешок соли или быть изнасилованным всей мужской частью племени. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Василий Колташов: Президента США загоняют на внешнеполитическое поле

Трамп изолирован, и кольцо вокруг сжимается. Его игра по успокоению конгрессменов с помощью диалога с большими компаниями ни к чему не привела. Хуже всего, что проблемы в Конгрессе совпали с решением ФРС повысить ставку. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Сергей Худиев: Мы нуждаемся в просемейной и продетской политике

Практика отъема детей у родителей, уже укорененная в ряде западных стран, все больше становится обычной у нас. Но кроме практической оценки опасностей есть определенные идеологические влияния, которые отражают глобальные тренды, – и их нам стоит рассмотреть. Подробности...
Обсуждение: 142 комментария

Ростислав Антонов: Борьба за национальные интересы по месту жительства

Несколько дней назад новосибирский губернатор ввел запрет на привлечение иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность на основании патентов, по ряду профессий. За этой канцелярской формулировкой скрываются большие изменения. Подробности...
Обсуждение: 29 комментариев

Александр Чаусов: Про уродов и детей

Организаторы воскресного несанкционированного митинга в Москве пообещали судиться «по каждому задержанию», участники восприняли это как «ура, нам дадут денег по суду». Что за участники? Именно те, кто пока не умеет внимательно слушать. Подробности...
Обсуждение: 294 комментария

Елена Кондратьева-Сальгеро: Весна в этом году опять русская

Нужно было с самого начала брать за горло и не отпускать. Давно бы уже разобрали на части весь этот ваш «русский мир» и жили бы припеваючи на его дармовых ресурсах. А теперь вон оно как обернулось. Подробности...
Обсуждение: 115 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............