20 января, понедельник  |  Последнее обновление — 00:34  |  vz.ru
Разделы

Россиянам наказано рожать, украинцам – умирать

Глеб Простаков, журналист
Украина в ближайшие недели примет новый трудовой кодекс, который отменит большинство из имеющихся у работников социальных гарантий. Его уже прозвали «кодексом рабовладельцев». Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

Почему русские не обижаются

Дмитрий Грунюшкин, писатель
Национальность – это нормально. Это естественно. Плохо, когда национальность начинает считать себя нацией, оставаясь национальностью. Подробности...
Обсуждение: 35 комментариев

В послании Путина проявилось его мировоззрение

Сергей Худиев, публицист, богослов
Важны не только сами экономические меры (хотя их значение очень велико), но и то послание обществу, которое стоит за ними: государство осознает, что семья и дети – это огромная ценность, а родительство заслуживает самой решительной поддержки. Подробности...
Обсуждение: 66 комментариев

    Новый терминал в стиле конструктивизма открылся в Шереметьево

    В крупнейшем московском аэропорту Шереметьево открылся пятый по счету терминал – C1. Он пристроен к терминалу В и способен обслуживать до 20 млн пассажиров в год. В итоге пропускная способность аэропорта вырастет до 80 млн человек
    Подробности...

    Извержение вулкана Тааль на Филиппинах

    12 января на Филиппинах начал извергаться вулкан Тааль, расположенный посреди одноименного озера в 100 километрах от столицы страны Манилы. В результате местные сейсмологи объявили четвертый, предпоследний, уровень опасности
    Подробности...

    Австралию охватили неукротимые лесные пожары

    Австралию охватили самые мощные за всю историю страны лесные пожары – их площадь составляет уже 10 миллионов гектаров. Это стало результатом рекордной засухи, притом что обычно этот сезон приходится на декабрь – март. 28 человек погибли, среди них трое пожарных, разрушено около шести тысяч зданий. Ущерб экономике страны оценивается в 3 млрд долларов США
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Лавров оценил итоги берлинской конференции по Ливии

        Главная тема


        Объявление о начале «ликвидации» Украины сильно запоздало

        «угроза безопасности»


        Джонсон на встрече с Путиным отказался от нормализации отношений России и Британии

        герб Украины


        Киев потребовал от Лондона извинений за признание трезубца символом экстремизма

        взятие Москвы


        Сатановский предостерег «злобноватых псиц» от попыток лаять на Россию

        Видео

        поставки газа


        Германия начала сражение за «Северный поток – 2»

        «демографический пакет»


        Путин вступился за семьи перед «моральными уродами»

        300-летняя уния


        Запущен процесс развала Британии

        «принципы децентрализации»


        Меркель перевела Украину на ручное управление

        Признаки перемен


        Василий Федорцев: Германия начала борьбу за выживание в будущем миропорядке

        Новая эра


        Владимир Можегов: Русская мечта как мировоззрение

        Колоссальные средства


        Ирина Алкснис: России осталось решить одну большую проблему

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        Каким будет новый премьер-министр Мишустин?


        В филейной части белокаменной Москвы: радости и гадости лицейских братств

        Галина Гужвина, преподаватель математики в Политехническом институте (Ecole Centrale) г. Лиона, Франция
           19 сентября 2016, 14:00
        Фото: из личного архива

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Сразу скажу: колмогоровский интернат я оканчивала в 1996 году, в самый разгар переговоров с чеченскими сепаратистами, в самый канун переизбрания Ельцина на второй срок. Время было трудное, мутное, голодное и жуткое, и для прославленных школ в том числе, а потому мое восприятие учебы там замызгано, конечно же, замызгано слякотью подлой эпохи.

        «Помнят выпускники моих лет по какой-то парадоксальной избирательности памяти не тех учителей»

        Мы все тогда, учителя и ученики, жались друг к другу в трех кубиках на Кременчугской, как в некоем оазисе разума и света посреди сгущающихся сумерек, и тем отчаяннее жили нашей внутренней жизнью, чем страшнее и непригляднее была жизнь внешняя.

        Радостей от этой внутренней жизни мы пытались брать по максимуму: в школе не прекращались КВНы, турниры «Что? Где? Когда?», спектакли и конкурсы бардовской песни, дни Святого Патрика и Святого Валентина, дискотеки и бурные подростковые романы.

        Москвичи наряду с интернатскими, преподаватели наряду со школьниками толклись в корпусах у Сетуни с утра до ночи и с ночи до утра, и все утопало в каком-то злом и веселом, лихом и тоскливом, бездумном и мрачном угаре.

        Собственно учебный процесс – все еще колмогоровско-кикоинский, традиционный, с математикой-физикой на уровне первых курсов вузов, практикумами в лабораториях МГУ, кружками по решению олимпиадных задач, турнирами юных физиков, историей Античности, историей Отечества и латынью – шел как-то скромно, как-то маргинально, как-то на заднем плане.

        Главным для подавляющего большинства был, конечно, не он, и школьными звездами были, конечно, не редкие олимпиадники-международники, затесавшиеся в школу по инерции десятилетий – их и имен практически никто не знал.

        Знали весельчаков, балагуров, умеющих взять гитару да сбацать «Мамочку» на мотив Yesterday или «Мой фантом, как пуля, быстрый, в небе голубом и чистом смело набирает высоту». Под гитару, а не над книжками, и просиживали вечера напролет. Зная, конечно, зная, что не пропадем: на профильные факультеты МГУ в те времена из СУНЦ брали без экзаменов, по рекомендациям.

        У меня до сих пор не получается равнодушно, без зуда поруганной справедливости воспринимать это по любым меркам жирное конкурентное преимущество, дававшееся по одному факту принадлежности к школе.

        Наш набор был объективно слаб: у приемной комиссии банально не было денег проездиться, как завещал Колмогоров, по России и набрать действительно лучших студентов, большая часть мест была занята абитуриентами из Московской области, часто не бывшими из лучших даже в своих родных, не самых сильных школах.

        Для примера: в моем, химическом, классе за два года обучения (10–11-й классы) не было ни одного не просто призера – дипломника даже городской олимпиады по химии, не говоря уже о всероссийской. Ровно половина класса провалила как предварительные, так и официальные, июльские, вступительные экзамены на химфак МГУ.

        Однако в результате на химфаке оказались все – по рекомендациям, выданным таки заведующим кафедры химии в СУНЦ, который не мог, совершенно не мог не порадеть родному человечку, тогда как мне знакомы люди, куда более ярко выступавшие на региональных олимпиадах и куда меньше баллов не добравшие на вступительных, которые пролетели мимо МГУ.

        И никакой коррупционно-взяточнической подоплеки там, конечно, не было и тени: все делалось по доброте душевной, по невозможности сдать своих детушек, чтоб тараканище внешнего мира их за ужином скушало.

        Удивительно, но эта доброта, давшая многим не вполне заслуженные путевки в успешную, безбедную жизнь, практически ни в ком не снискала ни сколько-нибудь выраженной благодарности, ни ясных оценок.

        Она просто забылась, растворилась в воздухе: через много лет одна из облагодетельствованных одноклассниц, живущая в Америке, трудящаяся в одной из нефтяных компаний, в ответ на сообщение о смерти того самого заведующего кафедрой во время аномальной московской летней жары десятого года не нашла иных слов, кроме равнодушного «ну, он пил...».

        Нет, он не пил. А даже если бы и пил, без его помощи не было бы ни университета, ни нефтяной компании, ни Америки. Не помнит, не хочет помнить...

        Вообще помнят выпускники моих лет по какой-то парадоксальной избирательности памяти не тех учителей – а их было очень много, страшно много, особенно если принять во внимание нищету тогдашних учительских зарплат! – что честно вкладывались, и без халтуры готовились к занятиям, и тянули нас вверх подчас ценой собственного здоровья (сердечный приступ пережил учитель физики Спажакин Владимир Анатольевич, через неделю после перелома ноги вышел на работу учитель истории Отечества Орлов Александр Сергеевич, тяжеленные сумки с собственными Плутархами и «Илиадами» возила для нас через всю Москву учитель истории Античности Бобровникова Татьяна Андреевна).

        Нет, помнятся всем почему-то исключительно яркие харизматики.

        Действительно, организм школы, ее самозамкнутость, ее имитативная семейственность, ее благополучная приподнятость над житейским морем, а также разнообразие ее внеурочной жизни создавало для харизматиков из учителей, а еще больше – для занятых делами собственно интерната воспитателей, прекрасную питательную среду.

        Походы, поездки, и особенно комнатные посиделки дотемна ткали канву тонкой задушевности, разных, а оттого остро волнительных степеней близости, нюансированных взаимозависимостей.

        Индоктринировались исходящим из учительских уст не просто охотно – страстно, наизусть заучивали Юлия Кима: «Ах, правое русское слово! Луч света в кромешной ночи! Пусть будет повсюду хреново, но все же ты вечно звучи!», рыдали над его судьбой (хотя, казалось бы, чего уж там особенно-то трагичного), забывая о собственных бьющихся как рыба об лед в этот самый момент родителях где-нибудь в Электростали или Старом Осколе и немалой роли собственно Кима и иже с ним в таком кульбите родительской судьбы.

        Эта индоктринированность оказалась удивительно живуча: выпускники и через двадцать лет склонны были оправдывать существование своей школы хотя бы тем, что, получив в ней образование, можно уехать на Запад.

        Действительно, и спасти захочешь друга, да не выдумаешь как. Спасает только то, что в массачусетсах о наших ФМШ знают все еще немного. Да и незачем им знать.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Россиянам наказано рожать, украинцам – умирать

        Глеб Простаков, журналист
        Украина в ближайшие недели примет новый трудовой кодекс, который отменит большинство из имеющихся у работников социальных гарантий. Его уже прозвали «кодексом рабовладельцев». Подробности...

        Почему русские не обижаются

        Дмитрий Грунюшкин, писатель
        Национальность – это нормально. Это естественно. Плохо, когда национальность начинает считать себя нацией, оставаясь национальностью. Подробности...
        Обсуждение: 30 комментариев

        В послании Путина проявилось его мировоззрение

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Важны не только сами экономические меры (хотя их значение очень велико), но и то послание обществу, которое стоит за ними: государство осознает, что семья и дети – это огромная ценность, а родительство заслуживает самой решительной поддержки. Подробности...
        Обсуждение: 66 комментариев

        Германия начала борьбу за выживание в будущем миропорядке

        Василий Федорцев, политолог, германист
        То, что сейчас происходит между Берлином и Москвой, – это только первые признаки перемен, и российско-германский диалог, по всей видимости, в новом десятилетии станет более сложным и многогранным. Подробности...
        Обсуждение: 19 комментариев

        Русская мечта как мировоззрение

        Владимир Можегов, публицист
        Если появляются сегодня книги, дерзающие всерьез говорить о «вероучении русской мечты», значит Русь все еще жива, и значит – пришло их время… А может быть – и время начала новой эры Русской мечты? Подробности...
        Обсуждение: 57 комментариев

        России осталось решить одну большую проблему

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Для удержания уже имеющихся достижений и дальнейшего поступательного развития страны нужны люди, а значит, преодоление очередной волны демографического кризиса, в который мы свалились. И именно в решение этой задачи будут вливаться озвученные Путиным колоссальные средства. Подробности...
        Обсуждение: 146 комментариев

        Бедность в России можно победить, только развиваясь

        Антон Любич, экономист
        Как новое правительство, пришедшее на смену команде Медведева, примется за исполнение сложных задач по борьбе с бедностью и модернизации российской экономики, мы увидим уже в самом скором будущем. Подробности...
        Обсуждение: 66 комментариев

        Бизнес в России живет за счет государства

        Павел Волков, публицист
        Получается оригинальная картина – государство очень хочет, чтобы бизнес заработал и будет всем от этого счастье, а бизнес не хочет и не может работать без господдержки. Зато частный бизнес весь закредитован, не в состоянии отдавать долги и существует в основном за счет господдержки разного рода. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        Общественное мнение: Дураки при нем не выживают

        Общественное мнение, самые актуальные темы дня в блогосфере
        После ухода в отставку правительства Дмитрия Медведева общественность с живостью отреагировала на предложенную кандидатуру нового премьер-министра – главу Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Подробности...
        Обсуждение: 63 комментария

        Геи победили «Оскар»

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Такие вещи, как «Оскар», постоянно подвергаются нападкам группировок, которые считают, что награды и деньги надо раздавать по разнарядке от местного комитета. Вернее, от множества местных комитетов – от женсовета, от трансгендеркома, от цветнегрокома, от гейкомиссии. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............