Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Юмор и достоинство как новое оружие России

Россия не страдает заниженной самооценкой и готова противопоставлять своеобразному внешнеполитическому стилю США то, чего мировая политика пока не знала – спокойную уверенность в своих силах и подчеркнутую корректность по отношению к любому собеседнику.

0 комментариев
Алексей Нечаев Алексей Нечаев Три ошибки русских во время Евромайдана

Россия учла наш, русских на Украине, опыт 10-летней давности – и впереди нам предстоит кропотливая работа по исправлению ошибок прошлого. Для некоторых из нас это будет высшей формой противостояния с Майданом и попыткой загнать его в естественные кордоны у границы с Польшей.

32 комментария
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Почему Петлюра проиграл

Современная украинская власть падет так же предсказуемо, как до этого петлюровщина, о которой в народе говорили: «В вагоне Директория – под вагоном территория». И никакая мобилизация не спасет Зеленского от нового Шварцбарда.

12 комментариев
16 мая 2007, 21:37 • Культура

Исторические страсти

Исторические страсти

Tекст: Юлия Бурмистрова

Во все времена писатели обращались к делам давно минувших дней. Перемешивали исторические личности с несуществующими героями, достоверно изображая быт и детали времени, вплетали туда вымысел. Книги, где действие разворачивается сто или тысячу лет назад, читать интересно и познавательно. Исторический роман – жанр, который переживет многие другие.

Убийца или жертва
«Мадам Лафарг», Александр Дюма (изд-во «Гелиос»)

Нынешняя политика издательств, где во главу угла ставится покупатель, а не читатель, уже перестает удивлять отсутствием хорошего редактора и корректора

На обложке книги крупно написано: «Впервые на русском языке», «Самый яркий роман Александра Дюма», «Спустя 250 лет впервые увидел свет». Прежде чем заглянуть в книгу, хочется остановиться на обложке и развеять эти рекламные завывания.

Единственная правда заключается в том, что роман действительно впервые издан на русском языке. Да, это тот самый знаменитый Александр Дюма, зачитанный в детстве до дыр. Достать книги можно было с трудом, выстаивая ночные очереди на подписку или обменивая на макулатуру. И тут вдруг новый, неизвестный роман! Ведь все, казалось бы, уже переведено. Но об этом чуть позже.

«Спустя 250 лет впервые увидел свет». А почему бы не написать, что спустя тысячу лет? Какая разница, если роман «написан» за 70 лет до появления на свет самого автора. Наверное, издатели перепутали годы жизни Дюма с годами, которые он так хорошо описал в своих книгах. Или просто в погоне за покупателем допустили непростительную ошибку.

Нынешняя политика издательств, где во главу угла ставится покупатель, а не читатель, уже перестает удивлять отсутствием хорошего редактора и корректора. Но писать полную ересь, выпячивая непрофессионализм и безграмотность – это чересчур.

Самым ярким этот роман тоже нельзя назвать. И вообще романом. Это скорее эссе, попытка исследования исторического события. Легкая форма нон-фикшен. Книга основана на дневниках реального человека, снабженная комментариями Дюма.

Во времена Дюма книги писались на страницах газет. Тогда была придумана фраза «Продолжение следует», и это приносило неплохой доход. Однако издательство, которому Дюма продал в полную собственность все свои будущие произведения на 11 лет, не посчитало данный материал приемлемым для отдельной книги. И только совсем недавно из этого решили сделать сенсацию.

Сама книга тем не менее интересна. И сюжетом, и литературным стилем, и историческими фактами. Это история женщины, за чьей судьбой следила вся Франция. Осужденная за убийство мужа на пожизненное заключение, она вызывала неутихающие споры о своей виновности. Портрет с ее изображением продавался так же массово, как и образ Микки-Мауса в наши дни.

Мадам Лафарг приходилась дальней родственницей Дюма. Он знал ее ребенком и принимал горячее участие в ее судьбе, хотя и не сомневался в ее виновности. Она писала ему письма из заключения, прося о помощи, и завещала свои дневники, которые были напечатаны огромными тиражами.

Театр и монастырь
«Блаженные шуты», Джоан Харрис (изд-во Ольги Морозовой)

Книга Джоан Харрис «Блаженные шуты»
Книга Джоан Харрис «Блаженные шуты»
Скажу сразу, мне нравится Джоан Харрис. Стиль, плотность сюжета, глубина человеческих отношений. Ее романы читаются легко, но их нельзя назвать развлекательной литературой и ни в коем случае дамским романом. Они не претендуют быть высокоинтеллектуальной литературой, но эстеты с удовольствием читают ее книги. Наберите в поисковике по блогам ее имя или название книги, и вам выдадут огромное количество положительных отзывов весьма образованных людей.

А самое главное, книги у нее очень разные. Выбрать, что понравилось больше – «Шоколад», «Пять четвертинок апельсина» или «Блаженные шуты», я не могу. Одинаково крепкая литература. Почти отмирающий жанр романа, написанный на современном языке, возрождается благодаря умелому перу Джоан Харрис.

«Блаженные шуты» в английском варианте произносятся, как «Holy Fools». Такая забавная игра звучаний, легкая перекличка с Голливудом и вообще кинематографическим размахом.

XVII век, Франция, кульминация преследования ведьм, время религиозного фанатизма и нетерпимости. Главные герои – свободные от предрассудков и социальных рамок люди. Бродячие актеры, мошенники, философы, блаженные шуты. Они гадают на картах таро, знают, что земля круглая и вертится вокруг солнца, читают на латыни древние трактаты, разбираются в травах. И все это на фоне безграмотности и суеверия большинства людей.

Главная героиня Жюльетта, уникальная танцовщица на канате, дитя дорог и кибиток, но в то же время образованней многих других, скрывается в небольшом женском монастыре на острове. Она это сделала ради будущего ребенка. Родив, она принимает постриг и живет размеренной жизнью, воспитывая дочь. Все бы так и шло, если бы в монастыре не появился священник.

Но это для остальных он священник, а для нее – ее любовь и ненависть в одном лице. Талантливый актер, драматург, мошенник, вор и убийца Ги Лемерль. Они не виделись пять лет. Он предал Жюльетту, сбежав в тот самый момент, когда их бродячую труппу хотели сжечь как колдунов.

Лемерль появился в монастыре не по ее душу. Просто так совпало. У него другие цели, но, достигая их, он опять разрушает ее уже установившуюся жизнь. Отбирает ребенка, шантажирует, использует. Это борьба двух интеллектов, двух сильных характеров.

Жюльетта и Лемерль не положительные герои и не отрицательные. У Джоан Харрис вообще нет такого разделения. Они оба используют религиозный пыл, фанатизм и невежество окружающих себе в угоду. Не гнушаются никакими средствами в своей борьбе за жизнь, которую они определили для себя как приемлемую в данный момент.

Дальше сюжет пересказывать бессмысленно. Потому что в таких книгах, как «Блаженные шуты», интересно не только «чем кончится», а и «как это будет достигнуто».

Новый Акунин?
«Любимая мартышка дома Тан», мастер Чэнь (изд-во Ольги Морозовой)

Книга мастера Чэнь «Любимая мартышка дома Тан»
Книга мастера Чэнь «Любимая мартышка дома Тан»
Сравнение с Акуниным – первое, что приходит в голову. Все признаки налицо – неизвестно настоящее имя автора, но известно, что он востоковед по образованию, а также шпионско-детективный сюжет, развивающийся в минувшие времена.

Древний Китай. Время волшебных героев, призраков, духов, богов и, конечно, императоров. В большом городе живет и шпионит заезжий купец. Помимо своей воли оказывается втянут в государственный переворот. И, мало того, влюбляется в любимую наложницу императора. Причем не без взаимности.

Но сравнение с Акуниным поверхностное и неверное. Книга написана с хорошим знанием Китая, традиций, быта, исторических личностей. Эти описания настолько детальны, что, немного утяжеляя текст, становятся равносильны сюжету, не фоном, а чуть ли не действующим лицом. Или, как говорят в театре, неотъемлемым компонентом действия. У Акунина совсем другой подход.

Если уж сравнивать, то, скорее, с классическими китайскими произведениями, такими как «Путешествие на запад» или «Речные заводи».

Книга мне понравилась. И как бывшему китаисту, и как просто читателю. На фоне китайских забав ван Гулика и ван Зайчика это серьезная заявка на хорошее, художественное осмысление Китая. Правда, автор действие второй книги про купца-шпиона перенес в Самарканд, но вдруг еще напишет о Поднебесной. Хотя и про другую древность почитать интересно.

..............