Борис Толчинский Борис Толчинский На международных саммитах договариваться некому и незачем

Позиции сторон заранее известны, они определяются не личными пристрастиями и желаниями лидеров, а таким многообразием сложнейших факторов реальности – от исторической матрицы до общественного мнения, что почти не оставляют поля для маневра и компромисса.

2 комментария
Владимир Шаповалов Владимир Шаповалов Вбросы на выборах в США мобилизовали республиканцев

На фоне внутренних проблем с чистотой голосования на выборах в США удивляют попытки американских политиков оценивать степень демократичности выборов в других странах и выступать в роли моральных авторитетов и цензоров.

2 комментария
Акбопе Абылкасимова Акбопе Абылкасимова Американцы вынуждают Казахстан бороться с иноагентами

В реалиях гибридных войн Казахстан прочувствовал на себе агрессивные кампании, цель которых – настроить казахов против русских и наоборот.

8 комментариев
5 ноября 2013, 17:10 • Авторские колонки

Ольга Туханина: Свобода от совести

Ольга Туханина: Свобода от совести

Где-то в психологических хитросплетениях теряется неразрывная связь преступления и наказания. Убил тетку, так чего теперь, себя всю жизнь грызть? Преступник начинает просить суда присяжных. Там живые люди: глядишь, и посочувствуют.

Всякий раз, когда происходят какие-либо громкие преступления и в прессу попадают фотографии злоумышленников, обсуждение в социальных сетях сводится к следующему: посмотрите, какие отвратительные рожи, сразу же все видно, как же можно было допустить!..

Даже серийные убийцы, выступающие в глазах общества как зло абсолютное, не рождаются с геном серийности

Над такой поразительной во всех смыслах проницательностью издевались еще в кинофильме «Джентльмены удачи», откуда, собственно, фраза о роже и процитирована. Как мы помним, в фильме фигурировали два абсолютно одинаковых героя, один из которых был закоренелым негодяем, а второй – душкой и добрейшей души человеком.

Можно было бы списать все на художественный вымысел, если бы теории Чезаре Ломброзо не были бы давно сданы в утиль. Ему, конечно, говорят спасибо модные профайлеры из детективных сериалов за то, что он перенес акцент с преступления на преступника, но и только.

Увы, но основная проблема заключается в том, что преступление совершают самые обычные люди, а вовсе не исчадия ада. Более того, сложись обстоятельства иначе (на сто граммов меньше алкоголя, другое место, другое время, другое направление разговора), и, возможно, никакого преступления вовсе бы и не было.

Остался бы человек прекрасным семьянином или исполнительным сотрудником. Даже серийные убийцы, выступающие в глазах общества как зло абсолютное, не рождаются с геном серийности.

Проблема – в другом. В ответственности за свои поступки. Хотя в человеческой природе заложена склонность оправдывать себя в любых ситуациях, но этому всю историю человеческой цивилизации противостоял другой феномен: совесть.

Именно она прежде всяких судей заставляла человека наказывать себя самого. Удивительно, но вся культура последних лет стремится изжить совесть как таковую.

«Свобода совести», как неоднократно отмечено, оборачивается «свободой от совести». В сериалах, книгах, ток-шоу нам то и дело говорят: хватит себя пилить, чувство вины непродуктивно, религия вводила понятие греха, чтобы закрепостить человека, чувство вины опасно. И так далее, и тому подобное.

Может быть, именно в этом лежат корни многих проблем. Вот человек поссорился с женой и убил ее. Деяние уже само по себе страшное. Но вполне может быть совершено в состоянии аффекта. Однако потом человек не бежит в ближайший околоток с признательными показаниями.

Вместо этого он начинает заметать следы, расчленяет мертвую супругу (а за стеной спят их общие дети), начинает изворачиваться, поддерживает какие-то поисковые операции в интернете. Иными словами, у него сначала отказали тормоза, потом выяснилось, что нет никакой совести. Вот в абсолюте нет, и все. К чему это дурацкое чувство вины? Дело-то уже сделано.

Поначалу все ужасаются, но вот проходит время – и все громче слышны голоса тех, кто человека советует понять. Не на пустом же месте это все? А где «понять», там и «простить». Да и на самом деле, не дьявол же он? Слюна с клыков не капает.

Просто с женой не повезло. Запутался, растерялся. Что же его теперь – в тюрьму? Тюрьма же не исправляет, мы знаем. А для общества он вроде даже и не опасен. Разве что для следующей жены. Ну да когда она еще появится.

Вот где-то во всех этих психологических хитросплетениях теряется неразрывная связь преступления и наказания. Убил тетку, так чего теперь, себя всю жизнь грызть? Поэтому преступник начинает просить суда присяжных. Там тоже живые люди: глядишь, и посочувствуют.

Наверное, все это еще страшнее, чем само деяние. Перед глазами сразу встают тысячи таких же господ, которые бесконечно оправдывают себя на самых разных уровнях.

Негодную реформу провел, пятнадцать миллионов обнищали? Что ж с того, зато первопроходец. Хотел же как лучше. Да и в отставку ушел.

Корабль на мель посадил и первый слинял – так это приборы такие сложные, да и спасательной операцией надо было руководить с берега. И все это уже не удивляет. Удивляет обратное: поступки тех, кто до сих пор несет ответственность.

Но жить в подобном инфантильном мире отчего-то все дискомфортнее. Хотя с чего бы это? Чувства вины же нет.

Источник: Блог Ольги Туханиной

..............