Владимир Можегов Владимир Можегов Еврейский вопрос раскалывает Америку

Масштабы антиизраильских протестов в США потрясают. 65% американских студентов поддерживают пропалестинские выступления. В Колумбийском университете профессорам-евреям закрывают доступ в кампусы, опасаясь, что их появление «приведет к погромам», а студентам-евреям советуют воздержаться от посещения лекций.

11 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Конфедерация стран Сахеля и новый антиколониализм

Те, кто игнорировал проблемы Африки, а скорее использовал их для собственной выгоды, сегодня вытесняются с континента. А их место занимают страны и союзы, продвигающие антиколониальную, многополярную повестку. Например, Россия.

0 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Швецией движет сочетание агрессии и страха

Шведским политикам и военным приходится выдумывать обоснования своего участия в НАТО. Отсюда и появления экзотических идей вроде необходимости укреплять остров Готланд – для отражения русской угрозы.

6 комментариев
29 июня 2012, 01:00 • Авторские колонки

Марьян Беленький: Беседа с хамасовцем

Марьян Беленький: Беседа с хамасовцем
@ из личного архива

Мы встретились на квартире Фатимы в Восточном Иерусалиме. Я, конечно, известил нашу полицию, что я журналист и иду в гости к арабке, и оставил адрес. Просил каждые полчаса звонить мне на мобильник. Но о том, что у меня будет встреча с хамасовцем, я им не сказал.

Моя вторничная партнерша по танцам – Фатима – арабка из Восточного Иерусалима. Однажды я спросил ее – а можешь с живым хамасовцем познакомить?

– А не сдашь его?

– Мы с тобой сколько лет танцуем, неужели ты сомневаешься.

Мы живем в оккупированной стране и боремся за ее освобождение. Теми способами, которые есть в нашем распоряжении. Самодельные ракеты, коктейль Молотова

Постоянный партнер по танцам – это очень близкий человек. В прямом и переносном смысле. Поэтому она мне поверила.

Мы встретились на квартире Фатимы в Восточном Иерусалиме. Я, конечно, известил нашу полицию, что я журналист и иду в гости к арабке, и оставил адрес. Просил каждые полчаса звонить мне на мобильник. Но о том, что у меня будет встреча с хамасовцем, я им не сказал. Обещание надо держать.

Он назвался Ахмедом, студентом арабского университета Бирзейт.

Разговор шел на иврите. Документов я у него не спрашивал, и вовсе не уверен, что это имя настоящее. Не знаю, есть ли у него гражданство Израиля, или он нелегал с «оккупированных» (или присоединенных в 1967 году) территорий (Иудея и Самария). Или вообще из Газы.

Признаю – интервью не получилось. Мы оба лезли на рожон, друг друга не слушали, каждый отстаивал свою правоту. Разговор шел не просто на повышенных тонах, а на крике. Но что делать. Мы враги. Не на жизнь, а на смерть. Признаюсь, мне во время беседы очень хотелось позвонить в полицию, его бы забрали через минуту, благо на улице я видел патруль МАГАВ (внутренние войска). Но обещал ведь.

Я пошел в атаку сразу же, без реверансов. Ругательств в иврите нет, используются арабские. Есть довольно цветистые выражения. Но переводить их пришлось бы матом. Поэтому я вместо них оставил троеточия.

Беленький: Те (...) парни, которые зарезали спящих младенцев в кроватках – членов семьи Фогель. Телевидение палестинской автономии посвятило им целую передачу, назвав их героями. Это вы так боретесь за национальное освобождение? Младенцев режете? Вы тоже считаете этих (...) героями? Вы лично на это пошли бы?

Ахмед: В таком тоне я разговаривать не желаю. Вы не прокурор, а я не обвиняемый. Мы ведем национально-освободительную войну. Народ против народа. На войне гибнет мирное население. Это закон войны. Почему, когда вы убиваете наших детей, это у вас в порядке нормы? Вам, значит можно, а нам нельзя? Вот ваша газета: «Погиб сержант израильской армии – имя, фамилия, город. И три араба» У них даже имен нет!

Беленький: При наших обстрелах гибнут гражданские лица, но это случайно. А вы, (...), убиваете детей сознательно. В конце концов, вы не считаете, что убийство младенцев компрометирует ваше (...) «национально-освободительное» движение?

Ахмед: У вас есть танки, самолеты, вертолеты, ракеты, бомбы. На вашей стороне мировое общественное мнение. Мировая пресса вами контролируется. У нас ничего этого нет. Мы ведем войну теми средствами, которыми мы располагаем. Кому в Америке во время войны пришло бы в голову жалеть немецких детей, гибнущих под американскими бомбами? И куда бы делись в 1943 году те, кто в Нью-Йорке организовал бы демонстрацию в защиту гибнущих под американскими бомбами немецких детей? А детей Хиросимы кто-то в Америке пожалел? Почему вы все рассматриваете только с вашей точки зрения? Попробуйте встать на нашу. Мы живем в оккупированной стране и боремся за ее освобождение. Теми способами, которые есть в нашем распоряжении. Самодельные ракеты, коктейль Молотова. И мы победим. Вам придется отсюда уйти. Рано или поздно вам придется признать, что сионистский проект был ошибочным, и собирать вещи.

Беленький: Да вы выгляньте в окно, посмотрите на эту «оккупацию». Арабы Израиля ведут нормальную жизнь, работают, учатся в наших университетах, никто им не мешает. А арабы территорий (Иудея и Самария) спят и видят стать израильскими гражданами. Идут на любые ухищрения, заключают фиктивные браки.

Ахмед: Это вы выйдите на улицу и посмотрите любое объявление о работе. «Только после армии» (этот эвфемизм означает «Арабы не требуются» – М. Б.). Вы же теоретически рассуждаете. А попробуйте куда-нибудь устроиться на работу с арабским теудат-зеутом (внутренний паспорт – М. Б.). Весь ваш хайтек завязан на оборону, там арабов нет. В идеологической сфере – тоже. Первый вопрос к человеку, который пришел устраиваться на любую работу – покажи армейскую книжку, где служил? Арабы – официально дискриминируемое меньшинство. Но у вас об этом говорить не принято, хотя эта дискриминация – на каждом шагу.

Беленький: Ну хорошо, допустим, вы победили. Нет евреев. И что? Кто вас будет лечить? Кто будет строить города, прокладывать шоссе, сажать сады и леса, которые вы поджигаете? Кто вам будет давать работу и проверять ее исполнение? Ведь сто лет тому, когда мы пришли на эту землю, это была сухая безжизненная пустыня.

Ахмед: Я недавно был в Бахрейне. Это поистине 22 век. Огромные небоскребы, шоссе, торговые центры. И все это создано, слава Аллаху, без участия евреев, в пустыне. Арабские страны как-то существуют. И дома строятся, и дороги, и урожай собирают. Без евреев. Почему же вы считаете, что без вас тут же наступит запустение? Кроме того, все, о чем вы говорите, создано руками арабских рабочих. Арабы работали на ваших стройках, на ваших заводах, на ваших полях, моют полы в ваших больницах. Вы же работать не любите. На ваших стройках работают китайцы, за вашими стариками ухаживают филиппинцы, на ваших полях работают камбоджийцы. Вы и «русских» сюда зазвали, чтобы заменить арабов на тяжелых физических работах. Да только не получилось. А мы готовы на любую работу. Дайте нам самим разобраться, мы построим нашу Палестину. Без вашего чуткого руководства.

Беленький: Газу вы уже построили. Вы за 10 лет автономии не создали ни одного предприятия. Миллионы, которые вам присылают со всего мира, либо разворовываются, либо идут на борьбу с Израилем. Потому что убивать наших детей для вас важнее, чем воспитывать своих.

Ахмед: Вы в Газе были? Это процветающий современный город. С садами, парками, фонтанами. Посмотрите фотографии Газы в Сети. Просто вашей пропаганде выгодно подавать его как гадюшник, рассадник терроризма.

Беленький: В мире 21 арабская страна. Там та же культура, тот же язык. Почему вы так держитесь за этот клочок земли? Уедьте куда угодно. Вас же здесь никто не держит. Зачем же вам «мучиться» в «жутких условиях израильской оккупации»?

Ахмед: Тот же вопрос я адресую вам. Хотите, что мы перестали вас убивать? Уедьте. Вернитесь в Украину, Россию, Францию. Это же так просто. Но «безвыходным мы называем такое положение, простой и очевидный выход из которого нам не нравится». Так ведь вы не уезжаете. А жить вместе мы не можем. Знаете, почему мы победим? Потому что наше желание погибнуть за свободу родной страны больше, чем ваше – здесь жить. Рано или поздно вы это поймете. Кто раньше это поймет, то спасет жизнь свою и своих детей.

Беленький: А на каком основании вы считаете, что это ваша страна? Вы зомби, ваша пропаганда вам вбивает в голову это. С детского сада вас учат нас ненавидеть. Вся ваша (...) пропаганда – это пропаганда ненависти. Вот откуда берутся террористы.

Ахмед: То, что арабы пришли в Палестину в 8 веке нашей эры – это пропаганда? Крестоносцы сумели здесь закрепиться на недолгий исторический период, около 100 лет. Потом арабы их вышибли. Израилю еще 100 лет нет. Да вы в окно посмотрите. Вот мечеть «Золотой купол». Она построена арабами в 8 веке. Это тоже пропаганда?

Беленький: Погодите, а мы тут уже четыре тысячи лет. Это в Библии написано, которая признается всеми цивилизованными народами мира. И арабами, кстати, тоже. У нас ведь святые одни и те же. Иисус – Иса, Авраам – Ибрагим, Иосиф – Юсуф и т. д.

Ахмед: Вот тут у вас промыты мозги. Вся мировая пресса контролируется евреями, и вам это талдычат ежедневно. На самом деле между теми, кто называет себя «евреями» сегодня, и древними евреями ничего общего нет. Нынешние евреи – потомки хазар. Вы читали книгу «Кто и как изобрел еврейский народ»? А мы ее изучаем довольно подробно. Она на арабский переведена. Вот там вся правда и написана. Просто она вам не нравится. И еще. Как можно обосновывать территориальный захват на основании событий двухтысячелетней давности? Две тысячи лет еще не было современных государств. Кроме, пожалуй, Китая. Представляете, если сегодня какая-нибудь страна предъявит претензии к другой на основании событий двухтысячелетней давности? Но вам можно. За вами – Европа и Америка, с огромными капиталами и ресурсами пропаганды.

Беленький: Ну, хорошо. Допустим, не приведи Господь, вы победили. Что вы сделаете с евреями? Ведь перережете всех.

Ахмед: Вашей пропаганде выгодно показывать арабов дикими зверями.

Беленький: Вы и есть дикие звери. Младенцев в кроватках режете, взрываете невинных людей. А потом (...) убийц делаете героями.

Ахмед: Дайте договорить, не перебивайте. В самой ортодоксальной исламской стране – Иране – евреи живут, и никто их не трогает. И синагоги у них есть, и клубы. Нормально живут. У нас к евреям никаких претензий нет. У нас претензии к сионистам, которые захватили нашу страну. Вот вы возмущаетесь террором. А ведь 65 лет тому евреи точно так же занимались терроризмом. Боевики ваших террористических организаций «Лехи» и «Эцель» убивали англичан, взрывали их базы. А главный террорист, руководитель террористической организации «Лехи» Ицхак Шамир стал впоследствии вашим премьер-министром.

Мы делаем то же самое. Просто вам это не нравится.

Беленький: Мы не убивали детей.

Ахмед: При ваших бомбежках постоянно гибнет мирное население.

...Тут я решил прервать разговор. Почувствовал – еще немного, и мы бросимся друг друга душить.

Тем более, позвонил дежурный из полиции, как договаривались. Спросил, не нужна ли машина. Но я сказал – сам дойду. До нашей части города – пять минут ходьбы.

Я вышел на улицу. Мимо меня проехал джип МАГАВ. В нем сидели наши солдаты, в полном боевом – в касках и бронежилетах, с автоматами. Стекла машины были зарешечены – арабы камни кидают.

..............