14 июля, вторник  |  Последнее обновление — 10:48  |  vz.ru
Разделы

Россия и Европа должны ответить Эрдогану за Святую Софию

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Реджепа Эрдогана нужно наказать за изменение статуса Святой Софии. И даже не за то, что он покусился на памятник ЮНЕСКО, а за то, почему он покусился. Если не дать турецкому султану по рукам сейчас, то потом придется тратить на это гораздо больше сил. Подробности...

Решение Верховного суда круче возвращения Крыма

Дмитрий Гололобов, адвокат, приглашённый профессор университета Вестминстер
Верховный суд РФ постановил, что россияне вправе подавать иски к Facebook в российских судах. С учётом того, что это всё автоматически распространится на Instagram, Twitter и прочие, по сути дела, это новая попытка «возвращения» Крыма, даже ещё и круче. Подробности...

Хабаровское дело – привет из 90-х

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Заказчиками и организаторами мероприятий в поддержку Фургала являются не консолидированные хабаровские элиты, а их часть – причем очень специфическая. Та самая, что родом из бизнеса «святых 90-х». Подробности...

    Награждена обладательница самой большой груди Украины

    Забавная акция прошла на Украине – было присуждено звание обладательницы самой большой натуральной груди в стране. Звание это получила уроженка Полтавской области Мила Кузнецова, судьи зафиксировали у нее 13 размер груди
    Подробности...

    Зоопарки мира открываются после снятия карантина

    О том, что жизнь на планете продолжается, несмотря на пандемию и глобальные проблемы, лучше всего напоминают фотографии недавно появившихся на свет детенышей. К примеру, этого милого медвежонка-панды из берлинского зоопарка
    Подробности...

    Ужесточение карантина вызвало в Сербии беспорядки

    Массовые беспорядки произошли в Сербии – протестующие против карантинных мер жители Белграда попытались взять штурмом парламент страны. Они недовольны, в частности, планами ввести комендантский час
    Подробности...

        Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
        НОВОСТЬ ЧАСА:Адвокат Трампа выпустил видео о разворовывании на Украине 5,3 млрд долларов помощи

        Леонид Радзиховский

         
        Леонид Радзиховский (1953)- независимый политолог. Окончил Московский государственный университет. Кандидат психологических наук, специалист по истории психологии. Работал в Институте психологии Академии педагогических наук СССР. 5 апреля 1995 стал депутатом Госдумы, был членом парламентской фракции «Выбор России». В декабре 1997 баллотировался в депутаты Государственной думы РФ по общефедеральному списку «Демократический выбор России» - «Общее дело» (блок не преодолел 5-процентный барьер). С декабря 1995 по 1997 - политический обозреватель журнала «Огонек». В 1996 был спичрайтером кандидата в президенты РФ Александра Лебедя. 1997-2000 - политический обозреватель газеты «Сегодня». С 2000 года – безработный, сотрудничает с рядом СМИ.

        Мнения

        Геворг Мирзаян
        Реджепа Эрдогана нужно наказать за изменение статуса Святой Софии. И даже не за то, что он покусился на памятник ЮНЕСКО, а за то, почему он покусился. Если не дать турецкому султану по рукам сейчас, то потом придется тратить на это гораздо больше сил.

        Дмитрий Гололобов
        Верховный суд РФ постановил, что россияне вправе подавать иски к Facebook в российских судах. С учётом того, что это всё автоматически распространится на Instagram, Twitter и прочие, по сути дела, это новая попытка «возвращения» Крыма, даже ещё и круче.

        Ирина Алкснис
        Заказчиками и организаторами мероприятий в поддержку Фургала являются не консолидированные хабаровские элиты, а их часть – причем очень специфическая. Та самая, что родом из бизнеса «святых 90-х».

        Алексей Алешковский
        Людей может возбудить всё что угодно. В особенности это заметно по социальным сетям. Второе полугодие в русском поэтическом мире началось с побоища стенка на стенку, поводом для которого послужила публикация стихотворения Галины Рымбу «Моя вагина».

        Святослав Шевченко
        В новой реальности наличие у монаха спичрайтера или пресс-секретаря – дело не самое обычное, но уже не редкое. Беда в том, что именно спичрайтеры «делают» из некоторых священников медиастарцев.

        Андрей Тесля
        То, что было храмом, затем мечетью – становилось музеем. Торжеством науки, культуры и искусства. Эры знания – и знания, дарующего силу. Все это теперь – не то, чтобы пустые слова, но слова, явно не имеющие былой убедительности.

        Павел Волков
        «Гэть от России» – это вектор всей нынешней украинской политики, развернуть который пока не представляется возможным. Но если предположения верны, через время русские и русскоязычные граждане Украины смогут отстаивать свои права как нацменьшинства.
        Обсуждение: 8 комментариев

        Глеб Простаков
        Только что Госсовет Турции лишил собор Святой Софии статуса музея. Теперь православный храм снова будет превращен в мечеть. Эрдоган поставил турок перед выбором, с кем они мысленно – с ним или с покойным создателем современной Турции Ататюрком.
        Обсуждение: 13 комментариев

        Игорь Мальцев
        Самцы вообще отказались от социальной борьбы и функций, и занимались только наведением красоты и чистоты шкурки, сном, едой и, по некоторым данным – однополым сексом. И в принципе стали неспособны на сильное и сложное поведение.
        Обсуждение: 35 комментариев

        Тимур Шерзад
        80 лет назад, 10 июля 1940 года, в английском небе разгорелось напряженное многомесячное воздушное сражение. Взгляды всего мира к нему приковывал не только его размах, но и значение результата – успех или провал немецкого воздушного наступления определял путь, по которому пойдет Вторая мировая война.
        Обсуждение: 28 комментариев

        Леонид Радзиховский: Дымовский огонь

        23 ноября 2009, 10:00

        Версия для печати

        Майор Дымовский – один из самых занятных ходячих градусников нашего общества. Поэтому историю с ним стоит рассмотреть в нескольких аспектах.

        Дымовский, Путин, Нургалиев

        Как известно, первое требование «ходока с ружьем» было вполне патриархальным: чтобы его принял Царь.

        В дальнейшем г-н Дымовский сменил милость на гнев – заявил, что встреча с Путиным ему и даром не нужна, что он, Дымовский, «отказывается встречаться с Путиным», – пусть, мол, народ говорит с Путиным. А психотерапевт – с Дымовским…

        Но опуская конкретные подробности «из жизни Дымовского», хочу сказать – благо такие случаи почти наверняка повторятся, – что Путин (Медведев) никогда не примет офицера МВД с «доносом на гетмана-злодея царю Петру от Кочубея», с публичными обвинениями в адрес МВД, министра (Нургалиева или любого другого).

        Разберем ситуацию в принципе.

        Мои коллеги совсем не спокойны: как же так, Путин получает неверную ведомственную информацию, Путин замкнут на высших начальников, майор дает возможность разомкнуть этот порочный круг вельможного самообмана, выйти из потемкинской деревни в чистое поле, а Путин не желает «узнать правду».

        И не пожелает.

        Как все знают, чиновник Башмачкин добился приема у генерала и «изъяснил, с прибавлением даже чаще, чем в другое время, частиц «того», что была-де шинель совершенно новая, и теперь ограблен бесчеловечным образом, и что он обращается к нему, чтобы он ходатайством своим как-нибудь того, списался с г. обер-полицмейстером или другим кем и отыскал шинель. Генералу, неизвестно почему, показалось такое обращение фамильярным.

        – Что вы, милостивый государь… Не знаете порядка? Куда вы зашли? Не знаете, как водятся дела? Об этом вы бы должны были прежде подать просьбу в канцелярию; она пошла бы к столоначальнику, к начальнику отделения, потом передана была бы секретарю, а секретарь доставил бы ее уже мне…

        – Но, ваше превосходительство, – сказал Акакий Акакиевич… – Я ваше превосходительство осмелился утрудить потому, что секретари того… ненадежный народ…

        – Что, что, что? … Откуда вы набрались такого духу? Откуда вы мыслей таких набрались? Что за буйство такое распространилось между молодыми людьми против начальников и высших?»

        «Значительное лицо» Гоголя был вполне справедлив: г-н Башмачкин – и впрямь злой бунтовщик «хуже Пугачева», какой бы жалостный вид ни имел! Он предерзко отрицает служебный порядок, табель о рангах, т. е. совершает единственное серьезное преступление в бюрократическом мире. Замахивается не на отдельного нерадивого «секретаря», а презирает всю систему координат.

        Субординации нет – мир рухнул и разлетелся в брызги.

        «Если Бога нет, то какой же я после того капитан?»

        Впрочем, без всякой философии и мерлехлюндии в нашем сегодняшнем случае все совсем просто: принять человека, который обвиняет МВД, разрешить ему скакнуть через голову Нургалиева значило бы не только нанести прямой удар «по этой голове», но и вообще обрушить всю Вертикаль внутри МВД. Даже если никаких «решений» по доносу Дымовского принято не будет, даже если его обвинения будут отвергнуты – это уже в принципе ситуацию не исправит.

        В любом случае, создан прецедент: любой офицер (или рядовой МВД) получает карт-бланш на прямую борьбу с своими начальниками. И борьбу заведомо безнаказанную. Больше того – одобренную (санкционированную) высшей властью.

        Принять Дымовского значило бы отдать приказ: «Огонь по штабам МВД!»

        Ясно, что Путин (как и Медведев, да и кто угодно другой) на такое безумие пойти не может.

        Никакой Дымовский не станет тараном, рушащим МВД, дымовой шашкой, подброшенной в окно Нургалиеву.

        Другое дело, что вся эта дурацкая история обнажила «точку перелома» Вертикали: в созданной Системе чиновники (не один же Дымовский!) не верят ни депутатам, ни СМИ, ни судам, в качестве первой и последней инстанции остается только сам Глава Вертикали. Чуть не написалось – сам Господь…

        Что, конечно, печально. И конечно, долго так управлять страной – невозможно. Необходимо повышать авторитет «предыдущих ступеней». Для чего, очевидно, необходимо менять саму Вертикаль – а как именно, никто понятия не имеет.

        Но речь сейчас не о Вертикали, а о более частной организации – об МВД.

        Майор Дымовский – один из самых занятных ходячих градусников нашего общества (Фото: ИТАР-ТАСС)
        Майор Дымовский – один из самых занятных ходячих градусников нашего общества (Фото: ИТАР-ТАСС)
        «Кто с тобой работает?» Стоит ли кто-то за Дымовским (кроме ЦРУ и мировой закулисы), гадать бессмысленно. Во всяком случае, у меня такой информации нет. Поэтому согласимся, что никто его не «крышует», не «подсыпает Дымовского», что он действует сам.

        Так на что же он надеется? На сочувствие общества.

        Верно надеется: общество сочувствует. Не потому, что интересуется содержанием его путаных обвинений, а потому, что без него твердо знает: «менты – козлы». И любое подкрепление «ментофобии» вызывает безусловную поддержку – пусть пока и не такую сильную, как в свое время оказывалась Гдляну и Иванову с их «разоблачениями партийно-милицейской мафии».

        Образ врага

        Откуда, собственно, мы – обычные граждане – знаем, что «менты – козлы»?

        Сошлюсь на личный опыт – обычные встречи с милицией, при получении паспорта или когда вас просят быть понятым в метро, не производят ни чарующего, ни шокирующего впечатления. Ясно – это не рождественские сказочки про «американского полицейского, который показал дорогу, подвез, да чуть ли не денег одолжил». Наш мент неулыбчив, нелюбезен – точь-в-точь как мы сами. Опять же, повторяю – это всего лишь мой личный опыт, не более.

        Был у меня случай, когда обокрали, а милиция ничего не нашла (да не особо и искала). Но и эта ситуация тоже не породила классово-расовой ненависти к ментам – иного и не ждал и очень удивился бы, если бы что-то нашли. У меня нет машины, но как гаишники тормозят водил, я видел. По моим живым наблюдениям, случаи прямых взяток далеко не так часты – максимум треть. И, опять же, ярости благородной у водителей не вызывают – обычно они сами что-то нарушили, хоть по мелочи.

        Рискну предположить, что у большинства благонадежных граждан опыт общения с милицией примерно такой же.

        Но при этом у того же молчаливого большинства сложилось убеждение, что менты а) бандиты, б) хуже бандитов, более безнаказанны, в) от них, от мусоров – чуть ли не главная реальная опасность в нашей жизни.

        Откуда это убеждение?

        Беру на себя смелость утверждать: оттуда же, откуда мы узнаем все про этот большой и сложный мир – про президентов, резидентов, кинозвезд, адронный коллайдер и африканских гиен.

        Из СМИ.

        Годами государственные СМИ лепят образ врага из – Америки, Грузии, «оранжевых», либералов, Чубайса, Кудрина, 1990-х, олигархов, «мировой закулисы»…

        Что ж, результаты – и совсем не слабые – достигнуты на всех означенных направлениях.

        Но беда лишь в том, что все названные враги – далеко.

        Милиция – рядом.

        Из нее те же самые СМИ (а еще активнее – оппозиционные СМИ) тоже яростно лепили тот же образ. Как и из «чиновников вообще». Но, перефразируя классика, СМИ как бы говорят: «Из всех чиновников самые отвратительные сволочи – менты».

        Причем «лепить образ врага» – это совсем не всегда значит врать.

        Больше того. Очень редко надо что-то выдумывать, даже сгущать краски. Нет. Говорите правду, только правду, ничего, кроме правды, но – не всю правду, и чуть-чуть «организуйте контекст». Другой лжи уже и не нужно.

        Например, слова «среди ментов есть и честные» или даже «большинство милиционеров – честные люди» тоже произносятся, всегда произносятся, но с таким же скучно-постным выражением лица, как слова «мы очень хорошо относимся к грузинскому народу», «американцы – наши партнеры», «далеко не все мигранты – преступники», «к тем олигархам, кто заработал деньги по закону, нет претензий», «большинство евреев не виноваты в том, что они евреи» и т. д.

        Серым по серому пишутся вот такие отмазочки, а потом – чирк живой спичкой – и загорелось, и сгорела эта серенькая бумажка в огне праведного гнева.

        После бесполо-корректных общих рассуждений следует смачный, подробный, конкретный – и абсолютно честный! – рассказ про то, как менты избили-убили-опустили. Дальше немножко «брызнули «евсюком» (Боже, как осточертел этот козел!), и эмоциональное обобщение готово, а затем оно закрепляется, переходит уже в рефлекс.

        Мент – в лучшем случае вымогатель, в худшем – насильник и потенциальный убийца.

        Образ врага готов, отпечатан и закреплен.

        Откуда это убеждение? Из СМИ (Фото: ИТАР-ТАСС)
        Откуда это убеждение? Из СМИ (Фото: ИТАР-ТАСС)
        Закреплен он, кстати, не только СМИ, но и с помощью кино. Как известно, два главных киногероя всех времен и народов – полицейские и воры. Почему взрослые дети во всем мире обожают смотреть только «про это» – особый вопрос, но все знают, что дело обстоит именно так.

        И здесь тоже интересная штука.

        Во-первых, душеспасительных героев а-ля Санаев (помнит ли еще молодое поколение, что это за артист?) или «ЗнаТоКов» больше не снимают. В фильмах и сериалах все больше менты – продажные преступники или «крутые рейнджеры», которые, правда, стреляют и убивают бандитов, но сами, во всяком случае, на добрых дядюшек не похожи. Показывают, конечно, и «хороших милиционеров» (Каменская или «менты разбитых фонарей»), но они как-то совершенно не накладываются на реальную милицию. Образ врага уже сформирован – и дальше диктует искусству свою логику. То есть «менты-бандиты» воспринимаются как реалистическая картинка и только подкрепляют уже сложившуюся установку, а «порядочные менты» оцениваются как очевидная кино-липа.

        Я не утверждаю, что образ «мента-преступника» – злостная клевета. Вовсе нет. Дедукция и здравый смысл говорят, что люди, имеющие возможность вымогать деньги, часто от этого не отказываются. Милиционеры – предполагаю – не какая-то особо вредная порода обезьян с палочками, просто эти чиновники в мундире поставлены в такие условия, когда «использовать служебное положение в корыстных целях» легче, чем многим другим категориям граждан. Плюс к тому, они (милиционеры) поневоле привыкают к насилию, слишком знают беспощадную изнанку жизни… Да и идут в милицию, наверное, часто те, кому нравятся власть и насилие. Словом, много причин далеко не быть ангелами!

        Но, еще раз, образ «оккупантов из МВД» в каких-то очень важных, а может, и решающих деталях – все равно результат «художественной штопки реальности».

        Разница между совершенно реальными преступлениями милиционеров и «милицией, как преступной организацией», «ОПГ в погонах» на самом деле только в одном.

        Являются ли эти преступления «нормой жизни» в милиции – или все-таки «исключениями».

        Счет забитых и посаженных

        Живой и правдивый рассказ не заменишь мертвой статистикой. Тем более несчастному избитому, униженному, изувеченному человеку и его родным эта статистика не поможет, не утешит. Наоборот – для них она звучит как злая издевка. Но для остальных людей, для оценки реальной ситуации, в которой мы живем, важны не только эмоциональные рассказы, но и оценка вероятности таких происшествий. Живем-то мы все равно в мире вероятностей. Только исходя из оценки вероятной опасности, садимся в самолет, в автомобиль, вообще, выходим на улицу, где есть и бандиты, и сосульки, и гололед…

        Словом, вот цифры, позволяющие, как мне кажется, оценить меру опасности и преступности ментов.

        В 2003–2009 годах погибли «при исполнении» 2 655 сотрудников МВД. Если учесть, что в это число входят убитые в ходе боевых действий в Чечне и постоянно погибающие на Северном Кавказе, и вычесть их из общего числа, то окажется, что в год «в остальной России» гибнут менее 200 сотрудников МВД. Это, конечно, много, но, вообще-то, в МВД около 2 миллионов сотрудников. Так что шанс погибнуть у одного из 10 000. И если вы прослужили 20 лет, то вероятность быть убитым за все время службы, соответственно, 0,2%. Да, «наша служба и опасна, и трудна», но по цифрам-то не больно и страшна. По крайней мере, не страшнее, чем у шофера или рабочего на вредном производстве.

        Кстати. Всего в год в России убивают 20–30 тысяч человек, одного на 5–7 тысяч. Так что у любого из нас статистических шансов быть убитым больше, чем у милиционера «при исполнении».

        Вот вам и романтическая «борьба на переднем крае»…

        Преувеличено, по-моему, и впечатление о «ментовском терроре». Сколько ни повторяй волшебное «евсюков», но, по официальной статистике, в год при применении милицией огнестрельного оружия гибнут около 150 человек. Опять же – из 20–30 тысяч убитых… То есть прямые «жертвы милиции» – это где-то 0,5% от общего числа «криминальных трупов». К тому же большинство из погибших все же не невинные школьники – кто-то же убивает тех самых милиционеров… И даже если считать, что многие жертвы скрываются, даже если добавить куда большее число людей, избитых (забитых до смерти) в той же милиции и т. д., – на «ментовской террор» все это совсем не тянет. Нет, по статистике, отнюдь не милиция – главный источник угрозы для рядовых граждан! И, кстати, не «бандиты» – а сами граждане. Подавляющее большинство насильственных преступлений – бытовуха. Народ выясняет отношения с родными и близкими. Вот друг друга, видно, и надо бояться…

        Да, «наша служба и опасна и трудна», но по цифрам-то не больно и страшна (Фото: ИТАР-ТАСС)
        Да, «наша служба и опасна и трудна», но по цифрам-то не больно и страшна (Фото: ИТАР-ТАСС)
        За год в России осуждаются за уголовные преступления около 1 миллиона человек (на примерно 100 миллионов взрослых граждан), т. е. один человек из 100. При этом за год осуждают около 2 тысяч сотрудников МВД (данные 2007 года) из 2 миллионов милиционеров и гражданских работников министерства. То есть одного из 1000, пропорции в 10 раз меньше, чем в целом по населению. Это у людей-то с оружием и властью, людей, постоянно вовлеченных в «конфликтные ситуации». Да они прям святые…

        Очевидно, что против своих дела заводят неохотно, укрывают и т. д. (как и в любой корпорации). Статистика, вне всякого сомнения, очень слабо отражает реальную преступность среди милиции. Все так. И все-таки тяжкие преступления укрыть тоже тяжко… В общем, даже если считать, что против милиции заводят дело только по каждому десятому реальному преступлению ими совершенному (!), то и тогда это будет всего лишь обычная средняя норма по населению в целом.

        Так что думаю, что более или менее адекватная оценка такова: если не считать мелких взяток (ГАИ и т. д.) и платы за охрану (а как отличишь эту легальную плату от «крышевания»?), в смысле собственно насильственной преступности милиционеры в среднем, во всяком случае, не более криминогенны, чем все мы – население.

        В общем, легенда об «опричниках», «орде», «главной угрозе безопасности граждан», по-моему, не слишком выдерживает проверку цифрами. Все-таки на 500 раскрытых милицией дел приходится всего одно против них возбужденное. Так что этот институт скорее оправдывает свое существование, чем свою мрачную славу.

        Хотя, как говорят, в Европе преступность у полиции ниже, а раскрываемость – выше. Но было бы странно иначе: ведь и по другим социальным параметрам у них ситуация значительно лучше, чем у нас.

        Снять мента и подломить лавку

        Понятно, на читателей газеты ВЗГЛЯД приведенная статистика не окажет никакого влияния. Если на что и повлияет, то на отношение ко мне. «Купленный», «продажный», «кто с тобой работает …», «желаю тебе попасть в обезьянник – потом поговорим!»

        Что ж – если установка есть, ее не сломаешь.

        Итак, образ врага-мента – есть. И он прочный.

        Так бывало.

        Первый опыт «шельмования милиции» (извините за бюрократический новояз) мы имели в «ту перестройку». Кто помнит всю эту киночернуху конца 1980-х – «Телохранитель», «Штемп», «Приют странников» и т. д. и т. п.

        Рядовой мент еще может быть героем (непременно «героем», меньшим в кино никого не заманишь). Но полковник – уже гад, а как до генерала дослужился – крестный отец… Впрочем, то же относилось к любым генералам – военным, штатским и т. д.

        Удивительное дело, но сегодняшние, вполне рептильные и благонамеренные СМИ и кино идут по той же логике!

        Что касается практических последствий, то надо сказать, что пиар-разоблачения «оборотней в погонах» отнюдь не привели к улучшению состава милиции и ее работы. Специалисты констатируют: уровень милиции ухудшился по сравнению с проклятыми советскими временами – как и уровень врачей, скажем… Понятно, что этот факт дает новую неиссякаемую почву для журналистского гневного пафоса…

        Надоело оправдываться, но придется еще раз заняться любимым делом: нет, я не считаю, что разоблачать милицию не нужно. Нужно, необходимо. Не считаю, что надо лить на них патоку в стиле советского агитпропа. Не надо. Не считаю, что о милиции (ФСБ, прокуратуре и т. д.) надо, как о мертвых – или хорошо или никак.

        Но я лишь смиренно констатирую факт – после всей этой расчудесной критики лучше не стало, хуже стало. Да, «после того не значит вследствие того». Да, проблемы милиции – не в журналистах, а в самих милиционерах, в их системе, начальниках и т. д.

        Но верно и другое: злая (и часто несправедливая) критика ничуть не улучшила положение дел в критикуемой отрасли. «Газета выступила – что сделано?» Плохих ментов сняли, надеялись, что станет лучше, а получилось, как всегда…

        Каков выход? Боюсь, никто не скажет. Усиливать независимый контроль прокуратуры, усиливать департаменты собственной безопасности… Кто не знает этих скучных банальностей. Это плохо работает – факт. Но более смелые и радикальные меры работали в нашей системе еще хуже – это ведь тоже проверено.

        Впрочем, большинству из нас, к счастью, от конкретной работы милиции ни тепло, ни холодно. Нас защищают не действия милиции (когда нужны действия – уже поздно), а общее ощущение, что она – какая бы она ни была – все-таки существует. Вот это соображение сдерживает и уличную преступность, и преступность вообще. Милиция предупреждает преступления не своей «профилактической работой», а просто фактом своего существования… хотя бы где-то на горизонте. Микробы и вирусы врачей не боятся – эффективность медицины зависит только от ее (медицины) функционирования. А преступников милиция все-таки сдерживает – в этом чуть ли не основное оправдание ее существования.

        Правда, в какой-то момент может наступить окончательный маразм общества – когда бандитам сочувствуют больше, чем милиционерам, когда формируется презумпция вины мента и невиновности его жертвы (а «жертвой» считается всякий, кто попал в «ментовскую мышеловку»). Это означает уже крах государства – сигнализация отключена, можно брать квартиру, ментов убрали – можно подламывать лавку. Так было в 1917 году, почти так – в 1990–91 годах.

        Пока что мы от такой стадии общественно-суицидальных настроений еще далеки. Но движение в эту сторону есть.

        И причины его просты.

        Люди – и вот здесь они как раз вполне адекватны – видят в милиции только аппарат голого насилия, более или менее корыстного, а часто и прямо преступного. Да, слухи о размерах «ментовского беспредела» раздуты. Но принцип верен – полное отчуждение людей от милиции, этой чужой и грубой силы. Скорее всего, если не нарываешься, ты в их руки не попадешь, но если уж попал – не выпутаешься, во всяком случае, свои права не защитишь, слишком они у вас с милицией не равны. А значит – и полное отчуждение от власти, концентрированным выражением которой является милиция. И вот такое отношение действительно опасно. И виноваты в нем, конечно же, не люди, а власть.

        От этого тлеющего в обществе огня и тянет дымовским…


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях



        Другие мнения

        Россия и Европа должны ответить Эрдогану за Святую Софию

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Реджепа Эрдогана нужно наказать за изменение статуса Святой Софии. И даже не за то, что он покусился на памятник ЮНЕСКО, а за то, почему он покусился. Если не дать турецкому султану по рукам сейчас, то потом придется тратить на это гораздо больше сил. Подробности...

        Решение Верховного суда круче возвращения Крыма

        Дмитрий Гололобов, адвокат, приглашённый профессор университета Вестминстер
        Верховный суд РФ постановил, что россияне вправе подавать иски к Facebook в российских судах. С учётом того, что это всё автоматически распространится на Instagram, Twitter и прочие, по сути дела, это новая попытка «возвращения» Крыма, даже ещё и круче. Подробности...

        Хабаровское дело – привет из 90-х

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Заказчиками и организаторами мероприятий в поддержку Фургала являются не консолидированные хабаровские элиты, а их часть – причем очень специфическая. Та самая, что родом из бизнеса «святых 90-х». Подробности...

        Место человека с ружьем заняла пенис-вумен

        Алексей Алешковский, сценарист
        Людей может возбудить всё что угодно. В особенности это заметно по социальным сетям. Второе полугодие в русском поэтическом мире началось с побоища стенка на стенку, поводом для которого послужила публикация стихотворения Галины Рымбу «Моя вагина». Подробности...

        Медиастарцы как продукт времени и пиара

        Святослав Шевченко, Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии
        В новой реальности наличие у монаха спичрайтера или пресс-секретаря – дело не самое обычное, но уже не редкое. Беда в том, что именно спичрайтеры «делают» из некоторых священников медиастарцев. Подробности...

        Мечеть в Святой Софии стала символом пост-секулярного мира

        Андрей Тесля, кандидат философских наук, БФУ им. И. Канта (Калининград)
        То, что было храмом, затем мечетью – становилось музеем. Торжеством науки, культуры и искусства. Эры знания – и знания, дарующего силу. Все это теперь – не то, чтобы пустые слова, но слова, явно не имеющие былой убедительности. Подробности...

        Русские Украины могут получить шанс на самоорганизацию

        Павел Волков, публицист
        «Гэть от России» – это вектор всей нынешней украинской политики, развернуть который пока не представляется возможным. Но если предположения верны, через время русские и русскоязычные граждане Украины смогут отстаивать свои права как нацменьшинства. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Святая София стала символом грядущих больших перемен

        Глеб Простаков, бизнес-аналитик
        Только что Госсовет Турции лишил собор Святой Софии статуса музея. Теперь православный храм снова будет превращен в мечеть. Эрдоган поставил турок перед выбором, с кем они мысленно – с ним или с покойным создателем современной Турции Ататюрком. Подробности...
        Обсуждение: 13 комментариев

        Человечество пошло по пути мышей

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Самцы вообще отказались от социальной борьбы и функций, и занимались только наведением красоты и чистоты шкурки, сном, едой и, по некоторым данным – однополым сексом. И в принципе стали неспособны на сильное и сложное поведение. Подробности...
        Обсуждение: 35 комментариев

        Почему битва за Британию была важна для СССР

        Тимур Шерзад, журналист
        80 лет назад, 10 июля 1940 года, в английском небе разгорелось напряженное многомесячное воздушное сражение. Взгляды всего мира к нему приковывал не только его размах, но и значение результата – успех или провал немецкого воздушного наступления определял путь, по которому пойдет Вторая мировая война. Подробности...
        Обсуждение: 28 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............