Алексей Нечаев Алексей Нечаев Германия забыла о благодарности русским

Казалось бы, Берлину пора остановиться. «Северные потоки» взорваны их ближайшими союзниками, на Украине реальных перспектив нет, экономика в жесточайшей рецессии, промышленность переезжает в США, а без неё и кооперации с Россией немецкое благосостояние невозможно. Но нет. Вместо того, чтобы спокойно отнестись к объединению русских и тем самым отдать долг России за 1990 год, Берлин пытается придумать, как взорвать «Крымский мост» с помощью ракет Taurus.

11 комментариев
Алексей Анпилогов Алексей Анпилогов Америку тяготит запрет ядерного оружия в космосе

Обвинения России в якобы «полной готовности» российского космического оружия электромагнитного импульса могут говорить как раз об обратном – о том, что именно в США разработка таких вооружений вышла на финальную прямую.

2 комментария
Олег Хавич Олег Хавич Могильный дух польско-украинской «дружбы»

Политичность, а вовсе не историчность, сознания нынешних польских властей укрепляет Киев в уверенности, что Варшавой можно помыкать. Как это сделал на днях Владимир Зеленский – публично вызвав на границу с Украиной президента и премьера Польши, чтобы те лично занялись проблемой разблокировки движения.

2 комментария
5 июня 2008, 16:20 • Авторские колонки

Дмитрий Соколов-Митрич: Партизаны ультра-олл-инклюзив

Соколов-Митрич: Партизаны ультра-олл-инклюзив

Дмитрий Соколов-Митрич: Партизаны ультра-олл-инклюзив

Когда-то я думал, что аниматоры – это люди, которые делают мультфильмы. Я так думал, пока не попробовал пожить в режиме ультра-олл-инклюзив на одном зарубежном южном курорте. Большие деньги заплатил.

Оказалось, что аниматоры – это такие человечки, которые должны сделать мой и так шикарный отдых еще шикарнее. Но на самом деле именно аниматоры его испортили. Они просто рассказали мне правду о своей работе. Отдыхать с чистой совестью после этого я уже не мог.

– Простите, можно я к Вам подсяду, а то кушать очень хочется.

Возле столика стояла красивая девушка Таня. То, что ее зовут Таня и она из Тамбова, я узнал в последнюю очередь. Потому что гораздо интереснее было узнать, почему аниматор останется голодной, если не подсядет ко мне.

Турки улыбались белому человеку и кричали: «Хау а ю?» Я купил бутылку воды и вернулся в отель

– Понимаете, нам разрешают подходить к шведскому столу, только если мы во время еды развлекаем кого-нибудь из отдыхающих. Иначе придется обедать на кухне вместе с чернорабочими. А там одна фасоль, от нее пучит.

Таня позвала подругу Свету. Тоже голодную. Света была похожа на Буратино из советского фильма, но от этого выглядела даже более привлекательной, чем просто красивая Таня. Она молча ела и за весь обед так и не проронила ни слова. Во мне пробудились отцовские чувства.

Надо сказать, что отдых в режиме «ultra-all-inclusive» – вещь специфическая. На пятый день такого отдыха хочется обрести какой-нибудь геморрой. Счастья так много, что уже не хочется быть счастливым. В поисках несчастья я накануне встречи с Таней и Светой даже зачем-то поперся по жаре 5 километров в ближайший турецкий аул. Думал, меня там ограбят, а может, если сильно повезет, даже камнями закидают. Но ничего такого не произошло. Турки улыбались белому человеку и кричали: «Хау а ю?» Я купил бутылку воды и вернулся в отель.

И тут вдруг такая удача. Нашлось чем заморочиться. Я понял русских дворян, которым не жилось без борьбы с самодержавием. Еще через 5 дней я знал о несчастных человечках-аниматорах всё.

Человечки оказались большей частью из России и славянских стран СНГ. Они были похожи на персонажей «Приключения Буратино». Только Карабасов-Барабасов у них было не один, а много, и вместо бороды у них были бейджики со словом «менеджер». Большинство аниматоров – профессиональные танцовщицы, попадаются даже из известных на всю Россию коллективов. Сюда попали по подставе. Типичный сценарий: подруга подруги подруги сказала: «Девчонки, рекомендую. Будете все лето купаться, загорать, ничего не делать, только выступать в вечернем шоу крутыми звездами. И никакого интима».

Аниматоры – это такие человечки, которые должны сделать мой и так шикарный отдых еще шикарнее (фото: sxc.hu)
Аниматоры – это такие человечки, которые должны сделать мой и так шикарный отдых еще шикарнее (фото: sxc.hu)
По прибытии на место работы правдой оказывается только последнее. Очередная «звезда» попадает в жесткую эксплуатацию, а подруга подруги подруги за каждую доставленную жертву получает дополнительные 200 долларов в месяц. В ответ на роптание хозяин отеля, турок по фамилии Чечен, спокойно заявляет, что, мол, девочка, ты здесь вообще закон нарушаешь, работаешь по туристической визе, так что еще слово – и вызываю полицию, а в турецкой тюрьме таким красивым живется гораздо хуже, чем здесь.

– Но первое потрясение для нас было связано именно с едой, – рассказала мне аниматор из Воронежа Лада. – Ты не представляешь, насколько это унизительно – пресмыкаться ради еды. Первые несколько дней мы вообще не ели. Так, покупали какие-то шоколадки в магазине. Истратили на них все деньги, которые были с собой, и начали медленно умирать.

– Почему не умерли?

– Мы нашли выход. Решили смириться, но смотреть на всё это дело с юмором. Как будто мы оказались в каком-то дурацком зоопарке с очень смешными зверюшками и какое-то время придется среди них пожить.

Рабочий день аниматора начинается в 7 утра. Сначала репетиция вечернего шоу, потом девочки с бейджиками танцуют возле главного бассейна и расходятся по точкам: кто заведует инвентарем (теннисные ракетки, настольные игры), кто дежурит на входах и выходах отеля (улыбается и говорит «хэллло» всем входящим и выходящим), кто занимается детьми, кто бегает по территории с фотоаппаратами и фотографирует отдыхающих, даже если они этого не просят.

– Хуже всех приходится тем, кто занимается с детьми, – рассказала мне Света из Тамбова. – У нас тут есть один аниматор, Сережа, вон он, побежал, видишь, – мимо нас промчался огромный счастливый ребенок, он что-то кричал на абракадабре, за ним, как за львом Бонифацием, мчалась толпа детей. – Человек просто двинулся. Он уже со всеми так общается, даже с нами. Впал в детство. Скоро, наверное, в постель писаться будет.

Со стороны главного бассейна послышалась песня сезона. Света вздрогнула и помчалась на источник звука. Каждый раз, когда звучит эта песня, все аниматоры должны, как заводные, отплясывать вокруг бассейна один и тот же танец. Главный элемент этого танца – покачивание растопыренными ладошками влево-вправо. Мне, который уже знает, что кроется за их счастливыми улыбками, хочется выключить звук или хотя бы утопиться в бассейне.

Когда начинает темнеть, аниматоры идут на сцену выступать в вечернем шоу. После полуночи – трудовая дискотека. После 2 часов ночи отбой. Но не всегда.

– Время от времени мы репетируем новые программы, – вздыхает аниматор Анжела. – Репетируем, естественно, по ночам. С 2 до 5 ночи. Пока одна группа репетирует один танец, другая минут 20 может поспать. Прямо на полу. Если ты болен, это здесь никого не интересует. У меня месяц назад на заду вскочил чирий. Температура поднялась до 39 градусов. Я им говорю: «У меня температура, я умираю!» – а они отвечают: «Можешь ходить – значит, можешь работать». А чирий показать я им стесняюсь: он же на заду. Наконец всё же пришлось. Чирий мне вырезали, но выходного по болезни ни дня не дали.

Скоро я заметил, что я не один тут сокрушаюсь о горькой участи соотечественниц. Отношения между русскими отдыхающими и работающими в 90 случаях из 100 принимали в нашем отеле форму заговора против администрации. Туристы начинают подкармливать бедных девочек, носить им мороженое, которое почему-то аниматором здесь не полагается, и даже алкоголь. Особенно любят это делать добрые дети новых русских.

Один хитрый мальчик Афанасий, 8 лет от роду, сын одного из крупнейших в России фармацевтов, так преуспел в этом деле, что умудрялся доставлять аниматорам мороженое прямо под носом у охраны. Он просто подходил к пункту выдачи инвентаря, типа просто с девчонками разговаривает, ставил на прилавок стаканчик с мороженым, девчонки незаметно ставили вместо него пустой, Афанасий забирал его и гордо уходил.

Однажды я заметил, что Таня со Светой вдруг ходят особенно грустные. Они не сразу, но признались, что у них серьезные проблемы с сексуальной безопасностью. Оказалось, что их начальница-украинка по имени Вера ведет тут свою игру.

– Чечен блюдет принцип недопустимости интима с клиентами, – рассказала Таня. – Но на себя он этот принцип не распространяет и иногда пытается домогаться. Я сама от него еле отбрыкалась. А теперь еще выясняется, что нельзя-то оно нельзя, но если очень хочется, то можно. Верка чего-то мутит. К нам вчера подходят двое украинских боксеров. Какие-то известные, я их по телевизору видела. Короче, подходят и говорят: «Девчонки, поехали в горы на пару дней. Отдохнете, выспитесь. Мы с Верой поговорили, она не против». Сегодня весь день от этих боксеров бегаем. Час назад они уехали. Вроде пронесло.

В последний вечер накануне отъезда я познакомился с самым смелым аниматором в отеле. Зовут ее Мария. Она когда-то танцевала в Большом театре. Сейчас Марии 33 года, фигура уже не балеринская, но выглядит ничего. Сюда попала тоже по подставе, но, в отличие от других, сразу же стала буянить. Она делала всё, чтобы ее выгнали, но по какой-то причине администрация отеля терпела все ее выходки и, несмотря ни на что, не выгоняла. В итоге Мария добилась лишь того, что ее наглость понравилась украинке-Вере, и они даже подружились. Когда я с Марией познакомился, она воплощала в жизнь очередную попытку добиться отставки – при помощи алкоголя. Напивалась до бесчувствия.

– Я чего только не делала, – плакалась мне Мария. – Кранчики у автоматов с напитками отламывала на глазах у охраны. Уходила ночевать на море – и меня оттуда приносили в номер. Забивала на работу. Ничего их не берет. Зачем я им, не знаешь?

Через месяц после моего возвращения в Москву мне позвонила Анжела. Она уже вернулась. Рассказала много интересного.

– Когда начался высокий сезон, нас переселили из отеля в какую-то общагу неподалеку. Жили по восемь человек в номере, без кондиционера. В 3 часа ночи нас привозили на микроавтобусе, а уже в 4 с минарета орал муэдзин. Мы с подругой Сашей решили делать ноги. Как ни странно, нас легко отпустили, даже деньги все заплатили. Правда, вещи свои из отеля пришлось забирать штурмом – как только охрана узнала, что мы увольняемся, в отель пускать перестали. Но ничего, мы отыгрались за всё. Представляешь, Чечен потерял бумажник, а мы его нашли. Он в микроавтобусе у Сашки под задницей вдруг оказался.

Денег там уже, правда, не было: видимо кто-то уже спер и выбросил. Зато были кредитки. Штук 20. Золотые, платиновые – какие хочешь. А мы за обедом накануне как раз познакомились с двумя хакерами-педиками. Когда в Москву приехали, они стали над ними колдовать. Оказалось, что денег там несколько миллионов. Но наличные они снимать побоялись – возле банкоматов ведь всегда видеокамеры. Попробовали в «Магазине на диване» купить на 30 тысяч каких-то сектантских книг по тысяче за книгу. Получилось. Только решили купить крупную партию ноутбуков, как карточки заблокировали. Но и хрен с ними. Мы забирать-то товар все равно не стали бы. Нас бы тогда могли вычислить. Просто хотелось урон побольше этому Чечену нанести. А Машку-балерину таки выгнали. Знаешь за что? Она в главном холе напилась с одним отдыхающим из России и приказала ему тут же заняться с ней любовью. Отдыхающий отказываться не стал. А он, оказывается, был какой-то суперкрутой.

Настолько крутой, что администрация не посмела его тревожить. Охранники просто стали вокруг них кольцом, чтобы окружающие не видели, и ждали, пока все закончится. Да, чуть не забыла! Помнишь мальчика Афанасия, который для нас мороженое таскал? Я ему телефон оставила, он мне теперь каждый день звонит, предлагает встретиться, замуж зовет. Я ему говорю: «Ты же меня на 15 лет младше!» А он отвечает: «Ничего, это очень хорошая разница в возрасте». Не знаю, что и делать...

..............