Взгляд
23 мая, понедельник  |  Последнее обновление — 19:44  |  vz.ru
Разделы

Нам была очень нужна победа в Мариуполе

Владислав Шурыгин
Владислав Шурыгин, военный эксперт, член "Изборского клуба"
В городских боях выработалось полное взаимодействие армий донецких республик и российской армии, а сами штурмующие город части превратились в подлинную военную элиту, воюющую не числом, а умением. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Творческий потолок оказался чужим дном

Сергей Лукьяненко
Сергей Лукьяненко, писатель
Для понимания нашей ПИЗРы – Патриотической Интеллигенции За Рубежом, ее удивительной агрессивности и нетерпимости, нужно знать некоторые базовые вещи из психологии. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Пусть 24 февраля продлится как можно дольше

Дмитрий Ольшанский
Дмитрий Ольшанский, публицист
Мы уничтожили неправильное настоящее и то будущее, куда так не хотелось идти. Наконец-то жизнь вздрогнула, резко развернулась, да и зашагала в другую сторону. Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Корабль Starliner компании Boeing стартовал к МКС

Перспективный космический корабль Starliner компании Boeing в рамках второго тестового полета стартовал к Международной космической станции (МКС) в беспилотном режиме. На первой ступени ракеты-носителя Atlas V использовался российский двигатель РД-180, произведенный НПО «Энергомаш»
Подробности...

Боевики «Азова» начали сдаваться в плен

256 украинских боевиков сдались в плен на мариупольском заводе «Азовсталь». Среди пленных число раненых составляет 51 человек. Большую часть раненых под конвоем отвезли в больницу города Новоазовска. При этом на заводе все еще остается около двух тысяч боевиков
Подробности...

«Москвичи» – какими они были и могли быть

Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение перевести московский завод «Рено» на баланс города и возобновить производство автомобилей под брендом «Москвич». Газета ВЗГЛЯД вспомнила, какую продукцию выпускал завод в советские времена, а какие идеи инженеров так и остались в макетах...
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Россия заявила о спорном с Финляндией статусе двух территорий

    Главная тема


    Россия пробила украинский фронт на Донбассе

    «Казус суверенитета»


    Захарова: Зеленский легализует захват Украины поляками

    «живет не по средствам»


    В Британии против бизнесмена Петра Авена возбудили дело за нарушение санкций

    революция в реставрации


    Восстановленную после атаки вандала картину Репина вернули в Третьяковскую галерею

    Видео

    валютные резервы


    Воровство российских денег Америкой уперлось в препятствие

    третий путь


    У Европы при отказе от российского газа есть лишь одно спасение

    страны-«сестры»


    Украина приняла польское «родство»

    рост цен


    Британия становится европейским лидером по приближению к нищете

    Российская валюта


    Зачем властям нужен сильный рубль

    военная элита


    Владислав Шурыгин: Нам была очень нужна победа в Мариуполе

    настоящий голодомор


    Владимир Прохватилов: Рука голода тянется на Украину с Запада

    неприкрытый выпад


    Глеб Простаков: Сможет ли БРИКС стать фундаментом нового многополярного мира

    на ваш взгляд


    Вы поддерживаете предложение закрепить в правилах русской орфографии написание слова «Бог» с заглавной буквы?

    Виктор Топоров: Pelevin - cool

    22 ноября 2005, 15:03

    Книга Виктора Пелевина «Шлем ужаса» вышла в рамках международного межиздательского проекта и, соответственно, написана под заказ. Это первое заказное произведение писателя, что, разумеется, не делает саму книгу ни лучше ни хуже.

    Вдохновение, в отличие от рукописи, не продается, но, с другой стороны, мастерства не пропьешь.
    Проект «Мифы» таков: известным писателям (по преимуществу англоязычным) предложено сочинить по парафразу какого-нибудь – не обязательно античного – мифа.
    Миф каждый из них выбирает сам.
    Что все это должно значить, не очень понятно.

    Интереснее было бы, проинтерпретируй несколько писателей один миф или один писатель – сразу несколько. А так ситуация задана заведомо расплывчатая, особенно если учесть, что на мифах (ну или на архетипах – это вопрос терминологический) выстроена вся мировая литература.

    К тому же известное удивление вызывает перечень привлеченных к проекту авторов: скажем, сочная бытописательница (но никак не более того) Маргарет Этвуд.

    Но в любом случае, России предоставили место, и это почетно.

    На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама Вагриус в гипермаркет Эксмо

    И место это отдали Пелевину – и это правильно. А могли бы Людмиле Улицкой или (страшно даже представить!) Виктору Ерофееву, не говоря уж о Борисе Акунине.

    Известно высказывание некоего поэта: «Написал стихотворение о любви. Закрыл тему».

    Тему мифа как такового закрыл, вообще-то говоря, Джеймс Джойс. Хотя и Томас Манн с «Иосифом и его братьями» не промахнулся.

    А из новейшей литературы назову оставшийся незамеченным шедевр русского американца Алексея Л. Ковалева «Сизиф».

    Который я, кстати, прочел одновременно со «Шлемом ужаса» – три года назад; оба – в рукописи. «Шлем ужаса» был тогда выдвинут на соискание премии «Национальный бестселлер» (которую Пелевин впоследствии получил за «ДПП (нн)»), но лавров не снискал.

    На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама «Вагриус» в гипермаркет «Эксмо».

    И написал в результате свой не лучший роман, как утверждают одни, и не худший, как полагают другие, а нечто принципиально иное: «фирменного» Пелевина, адаптированного для массового читателя.

    Держа в уме стартовый тираж в 150 000 экземпляров и делая поправку на middle brow. «Шлем ужаса» написан раньше – еще для яйцеголовых – и адаптирован по-другому: для перевода прежде всего на английский. Отсюда, на мой взгляд, аскетизм языка и общая установка на минимализм изобразительных средств.

    По жанру это радиопьеса в форме чата. Семь сетевых персонажей ведут мнимое существование в лабиринте, где свирепствует Минотавр, избавить от которого может, естественно, только Тесей.

    Впоследствии, правда, выясняется, что «семеро несмелых» – маски самого Минотавра (вернее, они в совокупности представляют собой «коллективного Минотавра» – помните, в ходу была такая схема: «коллективный Ельцин», «коллективный Распутин», потом стали говорить «Семья», – персонажи радиопьесы – Семья Минотавра), и Тесея они не столько ждут, сколько заманивают в ловушку.

    Знаете, как в анекдоте про старого петуха, который, потоптав весь курятник, без сил валится наземь: «Стоило ли тебе так надрываться, отец?» – спрашивает у него молодой петух. – «Тсс!.. Не шуми. Это я ворону подманиваю!»

    Виктор Пелевин
    Виктор Пелевин
    И «коллективный Минотавр», и анекдот про ворону, и апории Зенона (и псевдоапории псевдо-Зенона), и стереометрические конструкции в духе кинострашилки «Куб», и космогония пополам с теогонией, и макаронистические каламбуры на крепкой матерной подкладке, и выпады против цензуры и против постмодернизма (против цензуры постмодернизма и против проникнутой упадническим духом постмодернизма цензуры), и, разумеется, прекомичнейшее экзистенциальничанье – все это подается в «Шлеме ужаса» на одинаково предельном серьезе.

    Чем, собственно, и обеспечивается незаурядный художественный эффект или, проще говоря, удовольствие, получаемое при чтении этой небольшой книжицы.

    Вот такого серьеза, даже в лучших вещах, не умел выдержать Владимир Сорокин – и потому у него дело неизменно заканчивалось coitus’ом interruptus’ом, то есть пшиком.

    А Пелевин – честь ему и хвала – выдерживает:

    «Да, именно. Дикобраз сидит на бронзовом пеньке, с которого во все стороны течет вода, словно зверька сильно напугали. А змея, завиваясь кольцами, подползает к пеньку и пускает вверх высоченную струю, которая разделяется на три ответвления и падает дождем на дикобраза и все вокруг. Удивительно красивый фонтан. Когда я его первый раз увидела, в брызгах воды рядом с ним висела маленькая радуга, и с тех пор я его больше всего полюбила. На самом деле там три струи, но с разным напором. Наконечники, из которых они бьют, расположены в пасти у змеи вплотную друг к другу. Поэтому кажется, что вверх бьет одна, а вниз падают три. Я еще вспомнила татуировку на твоей кисти, где нефть и яхт-клуб. Струя, которую ты видел над кустами, разделяется натрое?»

    Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
    Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
    О космогонии – собственно шлем ужаса, сепаратор, пузыри надежды и пр. – говорить не буду. О ней уже все сказал (рассуждая о космогонии Уильяма Блейка) Т.С.Элиот: чувствуешь себя, как в доме умельца, выстругавшего себе мебель, вместо того чтобы купить ее в магазине.

    Пелевин, понятно, не Блейк, но фуганок с киянкой у него что надо.

    И последнее. Критика пишет о «Шлеме ужаса» взахлеб.

    Я читаю и удивляюсь – и похвалам (с которыми, впрочем, согласен), и градусу похвал. Ведь восторгаются те же люди, которые три года назад – на правах членов Большого жюри «НацБеста» – «Шлем ужаса» начисто проигнорировали.

    Предпочтя ему наряду с прочим, например, «Друга утят» Дмитрия Галковского.

    Так что изменилось с тех пор – текст Пелевина, сам Пелевин, критики или время?
    Изменился в первую очередь метод подачи: рукопись – это одно, книга – уже другое, а книга в рамках международного проекта – это cool.
    Стартовый тираж в 100 000 книжных копий плюс 3 DVD плюс МР-3 – это cool.
    А главное, все остальное – warm!
    Warm as worms and worse then verse – первый каламбур принадлежит мне, второй – Салману Рушди, и текущую литературную ситуацию они в совокупности описывают адекватно.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •