Сергей Миркин Сергей Миркин Запад толкает Украину на последнюю битву

Масштабное поражение украинской армии и стоящего за ней западного политикума и ВПК будет наглядной демонстрацией окончания доминирования Запада и станет важным фактором в изменении геополитического мироустройства.

9 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Зачем нам сегодня Кант

То, что празднованию 300-летия философа присвоен федеральный статус – полностью оправдано. Разбрасываться великими соотечественниками государству не к лицу. Раз мы страна-цивилизация, у нас должно быть всё, в том числе и Кант.

9 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Хотят ли европейцы войны с Россией

Многочисленные опросы и выборы показали, что европейцы не питают симпатий к России, поддерживают антироссийские санкции и дозированную помощь Украине. Но воевать с Россией и накачивать ВСУ особо сильным вооружением они явно не собираются.

7 комментариев
24 декабря 2014, 16:50 • Клуб читателей

Волки должны вспомнить, что они волки

Антон Антипенко: Волки должны вспомнить, что они волки

Волки должны вспомнить, что они волки
@ из личного архива

«Либерализм» – феномен, не связанный ни с еврейством, ни с Русской Империей. Источник «либерализма» находится вне еврейства и вне России. Нанося удары по заведомо ложным целям, немцы чрезвычайно облегчили задачу своим противникам.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Антона Антипенко о том, почему Марин Ле Пен невзлюбили американцы и что такое настоящие индоевропейские ценности.

В последнее время у нас модно называть западенцев фашистами. Почти так же популярно, как «киевская хунта». Хунту мне не жалко, а вот насчет фашистов – несправедливо.

Ален де Бенуа идет и дальше Марин Ле Пен – он ратует за возвращение к индоевропейским ценностям

За фашизмом (понятно, что сравнивающие имеют в виду немецкий национал-социализм) все-таки стояла великая и страшная немецкая культура; за западенцами не стоит ничего – в сравнении с настоящими фашистами это просто мошки, поэтому правильнее называть их просто бандеровцами. Ничего обиднее этого слова я не знаю.

С другой стороны, и нам тоже достается и тоже, представьте, по тому же самому поводу. Принц Чарльз, а вслед за ним и еще ряд умников сравнили Путина с Гитлером. Так что мы тоже, значит, теперь фашисты. Фашисты воюют с фашистами. Но и дружат – с ними же. Взять, например, нашу хорошую подружку Марин Ле Пен.

Мадонна на одном своем концерте во Франции взяла да и выставила во всю сцену фотографию Марин Ле Пен со свастикой во лбу. Мадонна – девушка тертая: со спецслужбами, несомненно, в хороших отношениях и в данном случае явно действовала, как сказал поэт, «не просто так, не ради дурки», а выполняя задание.

Начиная с какого-то времени Марин Ле Пен стала сильно беспокоить американцев, вот они и послали ей через Мадонну весточку. Заодно и всем дали понять, как они к Марин относятся.

Естественно, «Национальный фронт» возмутился, Мадонну заставили фотографию с концертов убрать, но это уже не имело значения, поскольку сигнал-то прошел. И мы теперь знаем, что даже если за Марин Ле Пен захотят проголосовать 90% французов, американцы ее к власти не допустят. Вернее – попытаются не допустить. А получится ли у них это – посмотрим.

Так что – «фашисты, фашисты, кругом одни фашисты». Ну а если серьезно? Настоящие, исторические фашисты сделали две большие ошибки: во-первых, они нелепо и самоубийственно репрессировали евреев, во-вторых, нелепо и самоубийственно напали на Советский Союз.

Начиная с какого–то времени, Марин Ле Пен стала сильно беспокоить американцев, вот они и послали ей через Мадонну весточку. Заодно и всем дали понять, как они к Марин относятся(фото: кадр из видео)

Начиная с какого–то времени Марин Ле Пен стала сильно беспокоить американцев, вот они и послали ей через Мадонну весточку. Заодно и всем дали понять, как они к Марин относятся (фото: кадр из видео)

Очевидно, что ни репрессировать евреев, ни нападать на Россию ни Путин, ни Марин Ле Пен не будут. В чем же тогда их «фашизм»? Просто демагогия со стороны американцев? Нет. Американцы очень хорошо помнят, из-за чего на самом деле шла Вторая мировая война.

Это ведь было восстание Германии против постхристианской материалистической и псевдодемократической, «либеральной» идеологии, доминировавшей тогда в Европе и в США. Восстание было плохо подготовлено теоретически: немцы поддались соблазну простых решений. Поистине дьявольскому соблазну.

Среди евреев немало носителей вышеуказанной идеологии? Значит, евреи ее и придумали. Бей. Эта идеология является официальной в Советском Союзе? Значит, пойдем походом на империю зла. Есть все-таки в немцах некоторая излишняя прямота.

«Либерализм» – феномен, не связанный ни с еврейством, ни с Русской Империей. Источник «либерализма» находится вне еврейства и вне России. Нанося удары по заведомо ложным целям, немцы чрезвычайно облегчили задачу своим противникам.

Втянув Россию в объективно совершенно не нужную ни ей, ни Германии войну, немцы хорошо мотивировали русских на взятие Берлина. Восстание против «либерализма» в значительной степени подавило само себя. Казалось бы, все, тема закрыта? Однако почему же американцы так боятся Марин Ле Пен?

Есть определенные нюансы. «Национальный фронт», который возглавляет Марин Ле Пен, не то чтобы напрямую вдохновляется идеями «новых правых» и главного из них – Алена де Бенуа, но и не совсем чужд этих идей.

В целом, направление то же самое. Долой Евросоюз, долой либеральный глобализм, все и вся перемалывающий в бессмысленный фарш, лишенный вкуса и запаха, за национальное своеобразие и свободу. За верность своей истории – в том случае, конечно, если эта история есть. Ален де Бенуа идет и дальше – он ратует за возвращение к индоевропейским ценностям.

Мол, естественно для индоевропейских народов придерживаться индоевропейских ценностей. И надо сказать, что эта мысль подкупает. Логичная, в общем-то, мысль. И, естественно, Ален де Бенуа – не первый, кому она пришла в голову.

Первыми эту концепцию стали разрабатывать немцы, и называлась она тогда не так осторожно, как у «новых правых», не «индоевропейские ценности». Называлась – арийская идея. И хотя немцами она была, мягко говоря, скомпрометирована, это не отменяет ее очевидности. Да и была ли она скомпрометирована на самом деле?

Древние арьи ни антисемитами, ни уж тем более русофобами определенно не были (антисемитизм, вернее, юдофобия – это вообще больше в компетенции авраамических религий, которые постоянно выясняют между собой, кто из них истинные наследники Авраама).

Зато вот что можно с уверенностью сказать про мировоззрение древних арьев (а мы уже довольно много о нем знаем: индоевропеистика – наука, которой уже больше двухсот лет как никак), так это то, что оно определенно не было «демократичным», определенно не было «либеральным», определенно не было «материалистичным».

Весь этот круг идей – не арийского происхождения. И возвращение к «индоевропейским ценностям» неизбежно влечет за собой отказ от этого круга идей.

Вот почему беспокоятся американцы. «Либерально-материалистическая» идеология, судя по ряду очевидных и неприятных признаков, приказала долго жить. Обама ­– ее могильщик, и с этой ролью справляется вполне успешно. Но хотя божество и мертво, жрецы его пока еще живы.

Жрецам надо кушать. И они пытаются сожрать перед смертью как можно больше. Это суть современной «политики» США – сожрать перед смертью как можно больше. И люди, которые не хотят, чтобы их сожрали, вызывают у американцев страх, неприязнь. Особенно если у этих людей есть логичная идея. У людей с идеей сопротивляемость выше.

Меня всегда забавляло противоречие между немалыми успехами индоевропеистики на академическом уровне и ее практически полной непредставленностью на уровне, так сказать, «медийном». Понятно, что это не случайно. Кто у нас контролирует «медиа»? «Либералы».

Им, «либералам», даже радикальный ислам ближе – все-таки тоже постхристианская система (есть такой вопрос на засыпку – является ли радикальный ислам просто американским проектом, или они только очень горячо ему сочувствуют?).

А вот индоевропейская система ценностей, очевидно имеющая право на внимание со стороны индоевропейских народов (в том числе и русского), для «либералов» как нож вострый. Представьте, что кто-то внушил волкам, что они зайцы. Такими доверчивыми, глупыми волками можно вертеть как угодно.

Ну а если волки все-таки вспомнят, что они волки? Что тогда? И все же, несмотря на бдительную цензуру, Ален де Бенуа все-таки сумел выйти за чисто академические рамки, все-таки ему удается говорить об индоевропейских ценностях в связи с конкретными проблемами современности.

Очень плодотворный разговор, на мой взгляд. И коль скоро мы теперь дружим со здравомыслящими людьми во Франции, может, и у нас стоит поговорить на эту тему? Я начну по крайней мере: следующие несколько статей будут посвящены именно ей.

..............